05:00, 24 Августа 2014 Версия для печати

Как спасение бомжей может погубить их спасителя

Люди без определённого места жительства (они же «бомжи»)
Фото: Russian Look

УФМС по Владимирской области пригрозило Емилиану Сосинскому, основателю Христианского дома трудолюбия «Ной», нешуточным сроком – 3 года – за организацию «резинового» дома.

В 2011 году Емилиан, бывший автоинструктор и прихожанин храма Космы и Дамиана в Шубине, открыл первый дом трудолюбия «Ной». Это был 2-этажный коттедж, арендованный в Подмосковье. Со временем таких домов стало 6, пять – неподалеку от Москвы, один – во Владимирской области: приюту его подарил предприниматель. Сегодня в общине уже около 300 бездомных. Попадают сюда по-разному: кого-то Емилиан находит на улице, а кто-то сам приходит за помощью.

– Я с 2007-го периодически попадал в тюрьму, – рассказывает старший одного из домов, Роман. – Потом решил пойти в приют «Преображение России». Денег за работу там не платили. Тогда я сбежал, нашел Емилиана, и он взял меня в «Ной».

Особняк для бомжей

Я побывала в одном из домов трудолюбия – в Ховрино. Здесь в 3-этажном коттедже (его Сосинский тоже арендует) проживают 40 человек, зимой – из-за холодов – жителей станет в два раза больше. Дом удивительно чистый и совсем не похож на заплесневелые приюты, которые рисует мое воображение.

На маленькой кухне кашеварит настоящий повар – в свое время работал в гостинице «Россия», а теперь кормит бездомных, таких же, как и сам. Не любит вспоминать, как стал бомжом, и старательно отворачивается от фотокамеры.

Комнаты делятся на мужские и женские. В одной из женских я познакомилась с Тамарой и Женей. Они мать и дочь. Месяца два назад приехали из Орехово-Зуево, перебивались на Курском вокзале. Теперь они заняты тут домашней работой.

Ховринский дом «Ноя»

Труд облагораживает

Благотворительность благотворительностью, а в домах трудолюбия у Сосинского – жесткие правила, строгий распорядок дня и... штрафы. Ведь главная задача «Ноя» – социализировать бездомного: избавить от пагубных привычек и вернуть к нормальной жизни, а единственный способ сделать это – научить бомжей трудиться.

Поэтому днем все трудоспособные члены «Ноя» находятся на работе (в основном на стройках). А те, кто в силу возраста и состояния здоровья не может копать ямы и таскать цемент, заняты работой по дому.

За свой труд (в отличие от других приютов) здесь бездомные раз в неделю, по субботам, получают зарплату. «Тариф» такой. Сначала – лишь по 40% от заработанного. Если полгода не пьешь, тебе выдают на руки 60%. Если год – 70%. В среднем рабочий, которому положено 40%, получает 3000 руб. в неделю.

Остальное тратится на иждивенцев и содержание дома, на аренду которого уходит 150 тыс. руб. в месяц. Кроме того, деньги идут еще и в специальный фонд для тех, кого «кидает» работодатель. А такое случается нередко – как только на стройках узнают, что они бомжи...

Штрафуют тут главным образом за опоздание на работу, за прогулы. Максимально жестко относятся к пьянству. Каждый вечер, возвращаясь с работы, все проходят проверку алкотестером: никто не войдет, пока не подышит в трубочку. Если человек начал пить, его выгоняют из общины на три дня, а если бомж и после этого не откажется от спиртного, назад его могут и не принять. А могут и простить.

Не так давно одноглазый житель общины Дмитрий сорвался с антиалкогольного режима и снова оказался на улице. Но там произошла беда: его избили, он чуть не лишился второго глаза. После инцидента снова вернулся в «Ной» и пока про выпивку забыл.

В УФМС – по графику

– Я здесь уже 4 месяца, про «Ной» мне рассказали, когда немножко бомжевал, – делится своей историей Толян Макаров из Волгограда, который через месяц должен получить новый паспорт. – На улице я оказался в 2011-м: умерла мать, и я начал бухать по-черному. Приехал в Москву, побирался на Курском... Теперь живу у Емилиана, работаю (я столяр-плотник 4-го разряда), не пью. Когда очень хочется – покупаю энергетик.

Толян прогуливает работу только из-за радикулита

Емилиан помогает бездомным восстановить паспорт, только если человек месяц не пьет. Желающих вернуться к нормальной жизни много, поэтому походы в УФМС стали для Сосинского регулярными.

– Поначалу на нас там кричали: «Бомжи вонючие, валите отсюда» (из паспортного стола. – Авт.), пару раз вызывали полицию, – вспоминает Емилиан.

Потом Сосинский встретился с начальником УФМС по Москве, договорился о сотрудничестве: теперь у него график – в каком месяце в какой округ обращаться.

– Сейчас, в августе, у нас Западный округ. То есть я связываюсь с начальником УФМС округа, он мне называет 4 отдела, куда мы раз в неделю будем ходить оформлять паспорта...

«Резиновая» община

В «Ное» помогают и с регистрацией. За полгода добропорядочной жизни бездомного поощряют пропиской в том самом владимирском доме, который был подарен «Ною».

В крошечной избушке в 29 кв. м сегодня прописаны уже 35 человек (в арендованные особняки их прописать нельзя). А без регистрации нет и нормального трудоустройства. К слову, таких там лишь половина, в основном в избушке зарегистрированы живущие в ней инвалиды и старики.

Именно это и стало камнем преткновения для миграционной службы, и Емилиану теперь грозит срок как владельцу «резинового» дома...

Юристы советуют скорее выписать всех жильцов, но этот вариант ему не по душе – он перечеркивает все, чего Сосинский добился за три года.

Сосинский: 95% бомжей столицы – трудовые мигранты из разных уголков России

– Если человек официально перестает быть бомжом, он уже настроен на нормальную жизнь. И ощущает себя по-другому, ведь теперь он может восстановить себе все документы (инвалидность, пособие на ребенка и др.). А что будет с этими людьми, если всех их опять выбросить на улицу? – горячится Сосинский. – Вот недавно один из наших напился, двоих порезал, дом взломал... Мы его сдали в полицию, а его отпустили... А ведь у нас есть договоренность с ГУВД о сотрудничестве!

Впрочем, Сосинский не питает иллюзий, что полностью излечит людей от «уличной» и алкогольной зависимости.

– Так, чтобы бросили раз и навсегда – редко встретишь, – говорит он. – Но у нас есть люди, кто надолго бросает пить и колоться. А есть и такие, кто живет здесь с самого основания центра и не употребляет!

Он недоговаривает главного: если приют закроют, эти люди снова окажутся на дне.

Закон писан

УФМС по Владимирской области прислало в «Собеседник» свои разъяснения: поскольку жилой дом принадлежит физлицу (г-ну Сосинскому), а не благотворительному фонду, то дом подпадает под Федеральный закон №376 и собственника ждет наказание. Сотрудники миграционной службы также пишут, что провели беседу с Емилианом, где он действительно сообщил, что является членом благотворительной организации. Но – настаивают сотрудники УФМС – в объяснительной Сосинский указал иное: является физлицом и предоставляет бездомным дом для проживания.

Емилиан в свою очередь объяснил «Собеседнику», что специально не регистрировал здание как дом трудолюбия, потому что тогда бы пришлось платить за содержание дома как юридическое лицо. А это уже совсем другие деньги.

На улице подопечных «Ноя» ждут разве что полицейские облавы, а также разного рода зуботычины и поборы
Фото: Russian Look

 

 

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:06, 07 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков в стихах – о получении Иваном Охлобыстиным гражданства ДНР
»
00:01, 07 Декабря 2016
Варианты возможной конституционной реформы Sobesednik.ru обсудил со специалистами
»
22:06, 06 Декабря 2016
Что повышает безопасность на проезжей части, а что – совсем наоборот, выяснил Sobesednik.ru
»