08:00, 21 Октября 2010 Версия для печати

Василий Лановой «Рожден для жизни половой»

Звезда фильмов «Офицеры» и «Анна Каренина» редко дает интервью и в общении с прессой обычно ведет себя сдержанно. Но на недавней встрече со своими поклонниками в Московском доме музыки Василий Семенович был очень открыт и поделился с людьми наболевшим…

Василий Семенович, у вас было тяжелое детство…

– Я не считаю, что судьба меня как-то обделила! Детство, конечно, было нелегкое, ведь в 1941 году мне было уже семь лет. И я из Москвы поехал отдыхать в деревню на Украину, мать отправила нас с проводником – меня, младшую сестру четырех лет и старшую сестру десяти лет… С тех пор, пока не окончилась война, ни мы о родителях, ни они о нас ничего не знали. Ведь мы оказались на оккупированной территории! Дед заставил меня пасти колхозных коров, причем когда, увидев лошадь, я спросил: «А где седло?», засмеял меня, как «городского». Потом, кстати, этот опыт пригодился, когда я играл графа Вронского в «Анне Карениной». Спустя много лет, посмотрев этот фильм, деревенские родственники срочно вызвали меня в родную деревню. Когда я сошел на станции, то первый, кого увидел, был мой дед. Он спешил ко мне, за ним шло полдеревни. Еще издалека дед закричал: «Як бы ты нi поїздил тогда голою сракою без сiдла, фiг бы ты сiграл графа!»

– Правда ли, что немцы-оккупанты чуть не убили вас ребенком?

– Был такой случай. У нас в доме квартировал майор, он подарил мне толстый немецкий ремень, который я тут же надел на себя и очень гордился этим приобретением. Встретив меня в поле, один немец увидел этот ремень и приказал отдать. Я не согласился. И тогда он поднял автомат и сделал несколько очередей повыше моей головы. Сказать, что я испугался – ничего не сказать. После этого случая я заикался много лет и даже мочился в постель…

– Как же, заикаясь, вам удалось стать артистом?

– Кончилась война, приехала за нами мать… Я ее сначала не узнал: до такой степени она была вымотана работой. Они с отцом работали на вредном химическом производстве. Повела меня в Москве к логопеду, говорит: «Что делать, вот хлопчик заикается?» И врач посоветовал петь протяжные украинские песни. Так я выправил свою речь, до сих пор эти песни пою с удовольствием. (И тут же Василий Семенович заводит песню. – Авт.)

– Ваша первая громкая роль – Павка Корчагин. Наверное, это ваша любимая роль?

– Я и не мыслил, чтобы ее играл кто-то другой. Когда меня пригласили попробоваться, я сказал: «Что пробоваться? Роль Павки должен играть только я!» Нам ведь еще в оккупации учитель читал «Как закалялась сталь»,  когда мне было всего 7 лет. И я это произведение знал наизусть… Но самой моей любимой ролью является эпизод в «Полосатом рейсе», где я играю парня, который говорит: «Красиво плывут! Вон та группа в полосатых купальниках…» В этом эпизоде меня режиссер фильма с трудом уговорил сняться, я сначала ему сказал, что эпизоды – уже не мое, я играю большие роли. А он мне сказал: «Что ты понимаешь! Иногда эпизод делает актеру карьеру!» Сейчас я понимаю, что он прав, и благодарен за эту маленькую комедийную роль…

– У вас есть сожаления о возрасте? О том, что лучшее время ушло?..

– Я долгое время не думал о возрасте, пока ко мне на гастролях в Грузии не подошла великовозрастная поклонница, которой было уже лет девяносто, и не сказала мне: «Василий Семенович, я так вам благодарна! Я выросла на ваших фильмах!» Я на нее с ужасом посмотрел и ответил: «Вы выросли на моих фильмах? А Иван Грозный мне случайно привет не передавал?» После этого мы с ней сцепились, она сочла меня невоспитанным… А я потом подумал: «Господи, на сколько же я выгляжу? Неужели на девяносто?!» (Смеется.)

– Из звезд советского кино вы считаетесь главным сердцеедом и, простите, секс-символом…

– Не знаю, почему такое мнение. Я никогда не свирепствовал по женской части… Лишь когда снялся в своем первом фильме «Аттестат зрелости» и на меня начали заглядываться девушки, немного загордился. Но к счастью, мой педагог, Сергей Львович Штейн, быстро поставил меня на место. Он сказал мне: «Неужели ты веришь, что на самом деле такой, как о тебе говорят?!» Это здорово меня остудило… Потом же к такого рода намекам я относился снисходительно. Например, однажды мой коллега по Театру Вахтангова, Николай Гриценко, сымпровизировал со сцены: «Семен Михайлович Буденный… Василь Семеныч Лановой… Один рожден для жизни конной, другой  – для жизни половой!» Режиссер спектакля, где он это сказал, был в шоке! Но я только посмеялся, «Лановой – половой…» (смеется). Мне вот только не нравится, когда современные журналисты называют меня секс-символом и задают вопрос, сколько у меня было женщин... На это я могу ответить только одно: «Выйдите вон!»

– Все актеры старой гвардии сейчас вынуждены выживать. Как зарабатываете вы?

– У меня не бывает свободных дней. Я преподаю в Театральном институте имени Щукина, играю в Театре Вахтангова, появляюсь в качестве члена жюри на нескольких кинофестивалях, езжу по стране… Времени свободного нет!

– Вашему браку с Ириной Купченко больше 30 лет. Значит, актерские браки могут быть крепкими?

– Это ведь был не первый брак и у меня, и у нее. К определенному времени становишься мудрее, учишься уступать. Дома я нормальный человек, могу позвонить сыновьям, напомнить им о каких-то бытовых делах. К счастью, Саша и Сергей не актеры. Такой тяжелой профессии я не пожелаю никому.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:05, 05 Декабря 2016
Как выяснил Sobesednik.ru, россияне немного отошли от экономического шока и снова стали активнее путешествовать
»
06:05, 05 Декабря 2016
Журналист Sobesednik.ru в стихах – о судействе Оксаны Пушкиной на шоу «Ледниковый период»
»
00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»