07:30, 29 Октября 2012 Версия для печати

Страсти хиджабовы. Что на самом деле творится в скандально известном селе Кара-Тюбе?

хиджаб
Хиджаб
Фото: Russian Look

Пятерых ставропольских девочек «отлучили» от школы из-за хиджабов. Родители отказались пускать детей в классы без платков, директор – впускать в них. В итоге вопросы веры в очередной раз принялись изучать всей страной – со скандалом, судами и лицемерными компромиссами.

В платке – на выход

Разбитая дорога, по которой гуляют жирные гуси; три ларька, закрытых наглухо уже в 8 вечера. Это село Кара-Тюбе Нефтекумского района, в 200 км от Ставрополя. Вторую неделю в эту глушь не прекращается паломничество журналистов, освещающих «проблему хиджабов».

Сюжет прост: 2 октября пятерых учениц-мусульманок не пустили в местную школу из-за «неделового стиля» одежды.

– Перед моей дочерью просто захлопнули дверь, – рассказывает отец 12-летней Марьям, Равиль Кайбалиев. – Хотя она хорошо училась, была старостой класса – этого статуса ее тоже лишили.

А все потому, что в начале лета Марьям, по словам отца, «изъявила желание» носить хиджаб и без него в школу ходить «категорически отказывается». К такому же решению пришли еще четыре девочки – две сверстницы Марьям и две ученицы младших классов 8 и 9 лет. Пообщаться с детьми родители не разрешили. Но с самого начала взрослые пытались за них утрясти вопрос хиджабов с директором школы.

– Накануне 1 сентября я пришел к ней обсудить ситуацию, – рассказывает имам села Саид Оракчиев. – Мы договорились, что девочки будут придерживаться правил – белый верх, черный низ, юбки не ниже щиколоток и платки допускаются.

Поясним, почему вообще в ставропольском поселке возникла тема платков. Кара-Тюбе, как и некоторые другие деревни района, село ногайское, из почти 3000 населения большинство – представители этой малой народности. Ногайцы, выходцы из Дагестана, исторически и основывали местные деревни. Плюс в последние годы в район активно переселялись выходцы из Чечни и Дагестана – границы республик недалеко. В итоге большинство населения Кара-Тюбе исповедует ислам.

Девочки в платках на улицах – обычное дело. Но в стенах школы хиджабов, говорят педагоги, не было никогда. Директор утверждает, что и в этот раз она платков не разрешала.

– Мы уважаем религию учеников. – Марина Савченко сама родилась и выросла в Кара-Тюбе. – Зная, что их традиции требуют покрывать голову, я предложила им надевать косынки, но повязывать их как-то по-другому, как бандану, например.

Мусульмане в банданах – оригинально. Но родители на эти условия не пошли, девочки продолжали ходить в хиджабах.

– Но уже 10 сентября в школе изменился устав, причем в экстренном порядке – краевой минюст утвердил его за три дня, – сообщает Равиль Кайбалиев.

В итоге в нынешних правилах школы прописано, что «внешний вид обучающихся должен соответствовать нормам делового стиля». Директор утверждает, что именно из-за этого пункта двери школы закрылись для учениц после месяца безуспешных переговоров с родителями.

– В школе не должно быть никаких религиозных деталей одежды, – говорит Марина Владимировна. – У нас и раньше были попытки родителей настоять на хиджабах, но мы всегда приходили к компромиссу, то есть дети в итоге снимали платки.

Пределы терпимости

В этот раз компромисса не получилось. Хотя решение директора поддержали в краевом минобразе, родители с ним не смирились и поехали с жалобами в местный муфтият. С этого момента история стала публичной: на сайте Совета муфтиев появилось сообщение о конфликте.

– И это уже не первый случай, – рассказали нам в муфтияте. – И раньше приезжали родители из других сел и районов. Год назад чуть не вышла история в вузе – Пятигорском лингвистическом университете. Руководство пыталось ввести запрет, в деканатах с девушками проводили беседы. Но в итоге ректор от идеи отказался. Это могло привести к большим проблемам – там многие студентки надевают платки. Хотя до 2007-го хиджабы у нас почти не носили. Возможно, это связано с усилением традиций в республиках. В любом случае девушки в хиджабах у простых людей никаких нареканий не вызывают.

И правда, местные жители вполне лояльно относятся к мусульманским аксессуарам. Даже в соседнем с Кара-Тюбе Буденновске, где городскую хронику отныне делят на до и после «прихода Басая». Ставрополье вообще толерантный край, особенно по контрасту с соседней и не менее многонациональной Кубанью.

– Да пускай ходят, как хотят, – говорит водитель маршрутки Лёша. – Сам наш город основали армяне, сейчас половина русских замужем за дагестанцами, чеченцы нам построили крутой торговый центр с фонтаном. В соседних районах кого только нет – и хохлы, и греки, и туркмены. Мы веками живем бок о бок, уже ко всему привыкли.

Этот межэтнический пофигизм уживается с такими реалиями, от которых, например, у столичного жителя дрожь по телу. Местные рассказывают, как год назад в Буденновск приезжал ОМОН – отучать кавказских парней плясать лезгинку на улицах и драться в клубах. После этого «все поутихло», но сам приезд спецназа ни для кого не стал событием. Еще все знают, что местную молодежь до сих пор рекрутируют в горы, а в соседнем с Кара-Тюбе селе появляются ваххабиты.

– У них там родня, они то приходят, то уходят, – говорит местный житель Дима. – О полиции там вообще не вспоминают. Я по всем этим селам ездил торговым представителем, хотя даже таксисты туда предпочитают не соваться, в Кара-Тюбе в том числе. Ногайцы же тоже воевали, у них целый батальон был в чеченской кампании.

С пеленою на глазах

Все это нормальное течение местной жизни, на которое и у властей, и у органов давно закрыты глаза. Казалось бы, с чего переживать из-за детских платков? Но в контексте школы «бытовуха» становится «казенщиной», да еще и публичной. Потому, видимо, хиджабы так взволновали не столько директора, сколько органы и чиновников.

– Изначально приказ шел от главы райадминистрации, – говорит Равиль Кайбалиев. – А учителей потом вызывали в прокуратуру, запугивали, что, если будут пускать детей, потеряют работу. Нам тоже угрожали, якобы мы нарушаем законы. Мы теперь подали иск по поводу нарушения наших прав на образование и свободу веры. Пусть нам в суде объяснят, что мы нарушили.

Пока иски рассматриваются, вопрос начали бурно обсуждать федеральные должностные лица. Детский омбудсмен Астахов заявил, что «платок не является неприличным атрибутом». Полпред президента в СКФО Хлопонин, напротив, посчитал, что директор «действует абсолютно правильно». Противоречиво выступил глава Минобраза Дмитрий Ливанов, сказав, что девочки «с покрытой головой» не противоречат «школьным правилам». И тут же добавив, что «дети должны ходить в светской одежде».

После недели такой шумихи в Кара-Тюбе все-таки «пришли к компромиссу».

– Под прицелами телекамер мы договорились, что дети будут приходить в косынках, – сказала Марина Савченко. – Повязанных, как обычный платок, без религиозной окраски.

Чем косынка, повязанная хоть как хиджаб, хоть на православный манер, не религиозный атрибут? В данном контексте любой кусок ткани на головах девочек, как его ни обзови, все равно продиктован религией. Неудивительно, что «компромисс» окончился неудачей. На следующий день лишь одна девочка пришла в школу в белой косынке, а остальные, по словам директора, «закутанные в огромные шали».

Прекращать эту игру слов в итоге пришлось, как всегда, первому лицу. Комментируя ситуацию в Кара-Тюбе, Путин заявил, что все-таки «у нас светское государство». Если эту очевидную истину примут в кара-тюбинской школе, точку в спорах президентское слово все равно не поставит.

Местные родители в случае запрета намерены дойти чуть не до Верховного суда, а в скольких еще районах-регионах возникнут похожие ситуации? И об этом предупреждали, еще когда нацлидеры разрешили преподавать религию в школах.

Ведь если в светские учреждения допускаются «основы православия», почему бы и в мусульманском поселке не начать наглядные уроки ислама?

Дословно

Людмила Алексеева, глава МХГ:

– Я – за запрет любой религии в школах, но против избирательных запретов, допустим ислама. Надо или запретить любую религию, или не запрещать никакую.

История вопроса

Хиджабы официально запрещены в школах Казахстана, Таджикистана, Азербайджана. Из российских республик платки разрешают лишь ученицам Дагестана и Чечни. В Ингушетии запрет ввели год назад. После того как старшеклассница одной из школ, надев хиджаб, через год сбежала к чеченским боевикам. Полицейским, отыскавшим ее в местных лесах, девушка призналась, что увлеклась идеями ваххабизма. После этого президент Евкуров отстранил от должности директора школы и ввел полный запрет на хиджабы.

Как вариант в республике обсуждалось введение единой школьной формы. Сейчас эту идею всерьез собираются рассмотреть на федеральном уровне.

Читайте также

Самосуд и "убийство чести" по-кавказски
Кто и как поделил Кавказ?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»