00:00, 13 Апреля 2010 Версия для печати

Борьба с коррупцией пошла НАК

Удостоверение члена Национального антикоррупционного комитета стоит 1,5 тысячи евро. Во всяком случае полтора года назад именно такой прайс озвучил сам глава НАК Кирилл Кабанов. Возможно, сейчас расценки уже выросли: НАК нынче в моде.

Организация без лица

Стоит ли говорить, сколько счастья и привилегий сулит своему обладателю аналогичная корочка: и штрафы можно не платить, и взятки вымогать, и присутствовать на допросах в интересах сомнительных личностей… Да мало ли. И главное, проверить подлинность такого удостоверения фактически невозможно. Как проверишь, если в стране сегодня действует несколько тысяч антикоррупционных организаций. Да-да! Счет уже идет на тысячи, а не сотни. Если подумать, «борцов с коррупцией» (именно так, в кавычках) у нас в России уже, возможно, больше, чем собственно коррупционеров. За всеми и не уследишь.

Свои запросы по разным министерствам и ведомствам глава НАК уже рассылает без всяких печатей. А зачем? Если сверху можно написать – «НАК», снизу – «Кабанов К. В.», а посредине – «Р. Г. Нургалиеву (ЛИЧНО)». И так понятно. Зачем тут печать? Да и какая может быть печать у организации, которой юридически как бы не существует. То есть в запросах Кабанова НАК вроде как есть, а фактически ее вроде и нет.

«НАК – общественная организация без образования юридического лица. Красивое название, с намеком. Правда, судя по телевидению, радио и печатным СМИ в НАК с тех пор есть лишь один-единственный сотрудник – отставной капитан Кабанов, – считает Михаил Лашков, директор Национального антикоррупционного совета РФ, который является постоянно действующим исполнительным общественным органом по реализации антикоррупционной политики государства. – Считается, что НАК является самостоятельной общественной организацией. Однако в Интернете можно найти и противоположные сведения. На сайте фонда Георгия Сатарова «Индем» НАК фигурирует как подразделение фонда. Не менее загадочной представляется и фигура господина Кабанова, успевающего перемещаться в своих должностях со скоростью света. То он – исполняющий обязанности председателя, то – сам председатель. То он представляется как председатель президиума НАК, то как его президент. Но более всего меня поразило, когда он представился главой «Российского антикоррупционного союза». Вообще, складывается впечатление, что все, что касается НАКа, эфемерно. Поэтому вполне логичным выглядит и то, что НАК – организация без юридического лица».

Борьба на миллион долларов

Первая слава пришла к Кабанову в 2004-м, когда за считаные дни (что это – сказочный профессионализм или его отсутствие?) НАК выдал на гора доклад на полтыщи страниц о коррупции в сфере телекоммуникаций. И даже направил свои изыскания в арбитражный суд города Цюриха. Почему-то было решено, что бороться с российской коррупцией следует непременно в Швейцарии.
 «А в 2005 году председателя НАК Кабанова озарило внезапное «прозрение»! – продолжает Лашков. – Оказалось, что текст доклада отныне «не соответствует официальной позиции НАК». Целый год соответствовал, теперь не соответствует. Более того, на встрече с журналистами председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов не моргнув глазом заявил, что доклад этой общественной организации о злоупотреблениях в российской отрасли связи признан недостоверным потому, что его авторы могли быть ангажированы. Правильно! К чему условности? Главное – цель была достигнута – шум поднят, скандал разгорелся, журналисты уже обсосали сенсационные подробности, слухи поползли».

А слухи поползли такие: в 2004-м НАК своим докладом фактически сыграл на руку «Альфе» олигарха Михаила Фридмана, в то время судившейся в Цюрихе с бермудским фондом IPOC. Учитывая, что накануне Кабанов сам же признался, что среди крупного российского бизнеса нашел на свою борьбу спонсора, готового раскошелиться на сумму от 300 тысяч до 1 миллиона долларов, можно сделать вывод, что игра эта была не то чтобы совсем бескорыстной.

«Экспертов надо оплачивать, – не стесняясь признается господин Кабанов. – Почему мы должны этим заниматься бесплатно? Это трудоемкая работа».

И то верно. Любой труд, помимо удовольствия, должен приносить и заслуженные дивиденды. Сейчас, говорят, НАК весьма озабочен судьбой топливно-заправочного комплекса «Домодедово Джет Сервис». Что это, борьба с коррупцией или тоже оплаченный труд? Или взять участие НАК в экономическом конфликте вокруг «Мастер-банка». Это антикоррупционная деятельность или все же лоббизм с признаками рейдерства? Больше смахивает на второе. Во всяком случае, в своем недавнем письме Нургалиеву против «Мастер-банка» Кабанов уверяет министра: «В качестве искусственного повода для активизации давления на одну из сторон конфликта были использованы фальсифицированые (подложные) депутатские запросы». Хотя запросы, на которые ссылается антикоррупционер, были как раз настоящие, в отличие от информации, которую Кабанов выложил в своем письме (возможно, как и в 2005-м, он от своих слов через пару месяцев отречется).

А вдруг поверят

Стоит ли добавлять, что подобные действия под флагом борьбы с коррупцией дискредитируют эту борьбу как таковую.
«Кабанов утверждает, что с помощью НАК выявляются некие «факты коррупции». Лично мне об этом серьезном вкладе в борьбу с мздоимством ничего не известно, – посетовала как-то бывший представитель Генпрокуратуры Наталья Вишнякова. – Вывод один: если нет результатов деятельности, то надо, по крайней мере, эту деятельность имитировать. А вдруг поверят».

Вот Кабанов и имитирует. Он странным образом ополчился на главу Следственного комитета при Генеральной прокуратуре Александра Бастрыкина и директора ФСБ Александра Бортникова, которые в его имитации не шибко верят. Зато проникся сочувствием к бывшему начальнику транспортной милиции генерал-лейтенанту Вячеславу Захаренкову, недавно отправленному президентом в отставку. Даже публично намекает на то, что президенту бороться с коррупцией мешает команда премьер-министра. Западная пресса подобные откровения подхватывает на ура.

«Мотивация может быть финансовой, а может и идеологической», – поясняет внутренние механизмы антикоррупционной деятельности Кабанов.

«Осваивая деньги ЮКОСа (через гранты «Открытой России») и международных фондов, Кирилл Викторович выступал соисполнителем работ для американских аналитических центров – таких как Brookings Institution, Kennan Institute for Advanced Russian Studies, Rand Corp., Center for Strategic and International Studies и Всемирного Банка, – резюмирует Михаил Лашков. – Неприкаянный Кирилл Викторович – всего лишь рупор иностранного капитала, пытающегося воздействовать на умы наших граждан посредством подачек, именуемых грантами, осуществляемых через такие организации, как фонд «Индем» или Transparency International (организации, осуществляющей деятельность в интересах иностранных коммерческих компаний), заботливо приютивших под своим крылом так называемый Национальный антикоррупционный комитет».

В свете последнихинициатив президента Д. Медведева борьба с коррупцией становится все более актуальной. И мошенники этим пользуются напропалую. Владимир Кузнецов был задержан в октябре 2009 года. Он тоже представлялся антикоррупционером и требовал у помощника гендиректора строительной фирмы «Можинстрой» за содействие в своей борьбе 1,6 миллиона рублей. Чуть позже за похожие прегрешения повязали замруководителя «Агентства национальной безопасности» Владимира Баринова. Аферистов-«антикоррупционеров» в последнее время вообще ловят за руку регулярно. Может и поэтому в последнее время Кирилл Кабанов все чаще представляется не только главой непонятного НАК, но и членом Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. А вдруг поможет.


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»