Новости дня

20 января, суббота





19 января, пятница












18 января, четверг




























Из-за Льва Лещенко сгорели три деревни?

0

Во Владимирской области судят главу Даниловского сельского поселения Любовь Никулину. Прокуратура обвиняет ее в халатности, из-за которой во время прошлогодних пожаров сгорели три деревни. Однако местные жители уверены: Никулина – «стрелочница», а истинные виновники трагедии остаются за кадром. Корреспондент «Собеседника» выехала на место, чтобы разобраться в ситуации.

«Спасибо, родная!»

Любовь Никулина, невысокая хрупкая женщина лет пятидесяти, в одной руке держит грамоту за отвагу при тушении пожаров, а в другой – толстый том. Это обвинительное заключение прокуратуры, недавно оно было передано в суд. Если вина Никулиной будет доказана, ей грозит штраф до 120 тысяч рублей или арест до трех месяцев. Любовь Михайловна не понимает, почему государство сначала осыпает ее благодарностями, а потом шьет уголовное дело.

Летом прошлого года в Даниловском сельском поселении Меленковского района, окруженном хвойными лесами и торфяными болотами, сгорели три населенных пункта: деревни Каменка и Мильдево и поселок Южный.
Никулина показывает видеоролик, снятый кем-то из местных жителей на фотоаппарат: огонь с гулом реактивного самолета приближается к деревне по верхушкам деревьев. Верховые пожары развиваются стремительно, горящие хвоя и ветки отлетают вперед на сотни метров, создавая новые очаги. Когда Любовь Михайловна узнала, что на Каменку надвигается огонь, она тут же выехала в деревню, нашла машины, которые вывезли всех стариков из опасной зоны.

– В Южном я молила пожарных поставить хотя бы одну машину на окраину. Но они ждали огонь на въезде, начальник из МЧС на меня раскричался, что мешаю работать. А пламя появилось, откуда я и предполагала, – рассказывает Любовь Михайловна.

В дни пожаров Никулина спала по два часа, ноги подкашивались от усталости, а после того, как огонь отступил, Любовь Михайловна хлопотала о предоставлении жилья погорельцам. Когда губернатор приехал вручать ключи от новеньких домов, старушки на высокого гостя внимания не обратили – бросились благодарить главу сельского поселения Никулину: «Спасибо, родная!» Узнав, что на нее завели уголовное дело, жители сгоревших деревень засыпали письмами прокуратуру области, губернатора, написали даже в блог президента. И теперь готовятся устроить пикет у здания суда.

«Вода в прудах была»

Никулина обвиняется в том, что не обеспечила полностью меры противопожарной безопасности: не опахала своевременно деревни, не сделала разрубы лесных участков, не посадила на границе поселения с лесом лиственные породы – они удерживают огонь.

– Наши следователи выходили на место и видели, что трава там была с человеческий рост, и пожарные вместо того, чтобы тушить дома, гасили огонь на земле. Воду они иногда ездили закачивать за десять километров: пруды или пересохли, или подъехать к ним было невозможно, – говорит прокурор Меленковского района Павел Братушев.

Мой вопрос, при чем тут сухая трава, когда пожар перекидывался не по низу, а скакал по макушкам деревьев, остается без ответа. Но житель поселка Южный Вадим Южаков рассказал мне, что и вода в прудах была, и пожарные заправлялись.

По мнению прокурора, теперь другие главы будут выполнять требования пожарной безопасности «от и до». Правда, не уточняет, на какие деньги.

– У сельских поселений бюджеты нищие, – говорит Любовь Никулина. – Конечно, можно выложить щебенкой и заасфальтировать площадку у одного пруда, а как быть с остальными? А ведь деньги нужны и на зарплату учителям, и на ремонт дорог.

«Лещенковские» пилят бабки

Местные считают, что Никулину сделали крайней, а отвечать за пожары должны другие, и указывают на ООО «Владимирский лесопромышленный комбинат». Это самый крупный арендатор леса во всей Владимирской области. Одним из учредителей фирмы является артист Лев Лещенко, а генеральным директором – его племянник Андрей Чусовский.

Работники этого предприятия должны были караулить очаг пожара. Но вместо этого, по словам деревенских жителей, они ушли купаться, а огонь разгорелся с новой силой. 

Впрочем, «лещенковцев» в Меленковском районе недолюбливали всегда.

– На ЛПК круглосуточно валят и продают лес. За собой толком не убирают, деревья не сажают, горельники после пожара не расчищают. Им это невыгодно – если и вывозят, то хорошие деревья, чуть задетые снизу огнем. Москвичи снимают сливки, – утверждает бывший мастер лесозаготовки Александр Гудков.

О неубранных горельниках местные беспокоятся не зря. В жару они вспыхивают как спички. ЛПК разобрал 400 из 14 тысяч гектаров, пройденных пожарами. Капля в море. Арендатор отказывается от сгоревших площадей, взамен ему дают зеленые делянки. Кто будет разбирать лежащий лес – непонятно.

Если арендатор не выполняет обязательства, почему с ним не расторгнут договор? С этим вопросом я обратилась к начальнику департамента лесного хозяйства Владимирской области Николаю Белоусову. Он говорил об ЛПК полунамеками, якобы про эту компанию он не может сказать плохо, иначе подпишет себе приговор, и дело не в фигуре Лещенко, а в «большой политике».

– У нас говорят, что у «лещенковских» есть покровитель в Госдуме, – коротко поясняет Любовь Никулина.

Гендиректора ЛПК, племянника Льва Лещенко Андрея Чусовского, я поймала на базе предприятия в Южном. База – это деревянная халупа на окраине поселка. Начальство из Москвы наведывается сюда редко.

– Все это грязные слухи. На тушение пожаров наши люди выходили вместе со всеми, – рассказал Андрей Анатольевич. – Горельники мы разрабатываем, для этого у нас лучшая техника в районе, но чтобы разобрать огромные площади, нам потребуются долгие годы.

Картина маслом: Лесной кодекс выгнал лесников из леса и упразднил лесную охрану, природное богатство отдали в руки тех, кто пилит бабки и не думает о будущем. Тушить леса некому, зато отвечать за последствия пожаров будет обычная русская женщина, которая по совести сделала все от нее зависящее.

Звонок звезде

Лев Лещенко, учредитель ООО «Владимирский ЛПК»: Мы сделали все возможное

– Что может администрация сельского поселения? Спрашивать надо с департамента сельского хозяйства, который получает огромные деньги и ничего не делает. Мы, арендаторы, делали все возможное: тушили пожары, там работали тракторы. Никто из жителей в отношении меня плохо не настроен, это интриги. Настроен против только начальник департамента лесного хозяйства Белоусов, от характеристик его я воздержусь.

У нас серьезные намерения, перед государством мы защитили крупный инвестиционный проект. На одни налоги мы тратим 100 млн рублей в год.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания