Новости дня

10 декабря, воскресенье
























09 декабря, суббота


















08 декабря, пятница



Сергея Шакурова обматерила родная дочь

0

В семье известного актера Сергея Шакурова разгорелся новый громкий скандал. Дочь Сергея Каюмовича вместо слов любви и поддержки говорила папе буквально следующее: «Да пошел ты на ...! Я тебя знать не желаю!»

Скандал в семье известного актера Сергея Шакурова разгорелся два месяца назад. Его дочь Ольга Симонова-Шакурова обвинила своего мужа Айдына Симонова в том, что он пытается выкрасть у нее детей – Мишу и Настю. Айдын в ответ заявил, что в крахе их семьи виновата теща и экс-жена Шакурова Татьяна Кочемасова. Якобы она не только наслала на него порчу, но и запрещает видеться с сыном и дочкой! Но до сих пор страсти в звездном семействе не угасают. Симонов рассказал репортеру «Только звезд», как ему приходится бороться за свое отцовство.

Этот кошмар начался для Айдына Симонова ровно два месяца назад, когда он из газет узнал, что некогда любимая жена Ольга Шакурова, дочь известного актера, назвала его наркоманом, вором и мошенником. Женщина обвиняла бывшего супруга во всех смертных грехах, уверяя, что он строит коварный план похищения их общих детей – Миши и Насти. Шакурова вместе с матерью Татьяной Кочемасовой пытались лишить Айдына через суд родительских прав. Но у них ничего не получилось.

– Они два раза обращались в суды разных инстанций, но везде им было отказано, – говорит Айдын. – Помню, один судья, узнав, что я исправно плачу алименты, с недоумением посмотрел на Олю и Татьяну и спросил: «А за что же вы его родительских прав-то лишить хотите?» Они не нашлись, что ответить.

Айдын настаивает: они с Ольгой непременно прошли бы все испытания и сберегли семью, если бы не Татьяна. Она, по словам молодого человека, не только запугала свою дочь, но и даже колдовала на Айдына!

– Каждый раз, когда мы разговаривали, Татьяна пристально смотрела мне в глаза – и я чувствовал, что в голове туман, что плохо соображаю, и соглашался с ней во всем, – рассказывал в прошлом интервью «Только звездам» Айдын. – Но стоило мне усилием воли прервать зрительный контакт, как ее чары прекращали на меня действовать.

Симонов уверяет, сейчас он не только дает бывшей жене внушительную сумму на содержание детей, но и готов выполнить любой ее каприз.

– Несмотря на то, что семейная жизнь у нас не сложилась, я до конца своих дней буду уважать ее, ведь она – мать моих детей, – говорит Айдын. – Сам же я мечтаю лишь о том, чтобы прижать к сердцу сына и дочку. Я – счастливый человек: родители здоровы, у меня есть любимое дело. И только мысль о том, что я уже почти три месяца не могу хотя бы обнять Мишу и Настю, причиняет мне невыносимую боль.

Недавно Мише, сыну Айдына и Ольги, исполнилось четыре года. Торжество устроили в тесном семейном кругу, на которое папу не позвали.

Однако Айдын все равно приехал.

– Я просто не смог пропустить день рождения своего ребенка! Ранним утром приехал к дому Оли и стал ждать, когда они выйдут на прогулку, – вспоминает Симонов. – Вскоре показались Оля, дети и Татьяна. Когда я их увидел, у меня сердце екнуло, я выскочил из машины, схватил подарки для Мишки – большую машинку и радиоуправляемый вертолетик – и побежал навстречу детям.

Первой меня заметила Настенька. С радостным криком «Папочка! Папочка!» она рванула было ко мне, но тут же Татьяна крепко прижала ее к себе и начала на меня шипеть: «Уходи отсюда, уходи!» А Мишаня, которому при любом удобном случае рассказывают, какой папа плохой, и вовсе спрятался за спину матери. Посмотрев на Олю, я увидел в ее глазах слезы. А я никогда не хотел причинить ей боль! Тогда я развернулся и пошел обратно к машине. С тех пор больше я детей не видел.

По мнению Айдына, бывшую жену против него настраивает мама Ольги – Татьяна Кочемасова.

– Она денно и нощно зудит Оле, какой я плохой и что от меня надо бы поскорее избавиться, – сетует Симонов. – И жена слушает эти бредни, но не потому, что согласна. Напротив, когда я звоню домой и трубку берет Оля, мы прекрасно общаемся, но стоит ей заслышать шаги Татьяны, как она просто цепенеет от страха, шепотом извиняется и бросает трубку. Понимаете, запугала до чертиков родную дочь!

Отношения между Татьяной Кочемасовой и ее дочерью Ольгой, по словам Симонова, испортились, когда девочка была еще подростком.

– Оля рассказывала мне такой случай, когда мать увезла ее на пару недель к своей сестре в Подмосковье, – говорит Айдын. – Эта женщина, не имея собственных детей, заботилась об Оле, как о родной кровиночке. Та, не привыкшая к такому обращению в родном доме, сначала ее немного дичилась, но потом приняла и полюбила. Она так сильно привязалась к этой сердобольной женщине, что даже не хотела уезжать из ее дома, когда Татьяна приехала забирать ее обратно. Она рвалась и кричала: «Не хочу домой! Не хочу!» Татьяна увезла ее домой чуть ли не силой, а потом лет десять не общалась с родной сестрой, памятуя про обиду.

Но труднее всего Оле, рассказывает Айдын, пришлось, когда Кочемасова развелась с Сергеем Шакуровым и вышла замуж за Михаила Гольдверга.

Сама девушка ни разу не говорила об отношениях с отцом, но мужу признавалась – она всегда помнила, любила и скучала по папе, да только видеться с ним мешала мать!

– Оля мне жаловалась, что каждый раз, когда Сергей Каюмович звонил им на домашний в надежде поговорить со своей единственной дочерью, Татьяна подбегала к телефону и слушала, что он говорит Оле, и науськивала, что той следует говорить отцу, – рассказывает бывший зять Кочемасовой. – Вот и приходилось Оле вместо слов любви и поддержки говорить папе буквально следующее: «Да пошел ты на ...! Я тебя знать не желаю! У меня уже другая фамилия!» Я с ужасом думаю, что чувствовал прекрасный актер, слыша такие слова от родной дочери. С другой стороны, я понимаю Олю, ведь, стоило ей заговорить с Татьяной про Шакурова, та начинала орать на нее: «Выбирай: он или я! Он или я!» И Оленька, естественно, выбирала мать.

Молодой человек говорит, что он готов простить Кочемасовой все то зло, что она принесла его семье, и даже то, что она не дает ему видеться с детьми. Но то, что Татьяна не позвала его на крестины Миши и Насти, он не забудет никогда.

– Сразу после рождения детей мы с Олей договорились, что будем воспитывать их в православной вере, хотя я по вероисповеданию иудей, – рассказывает Симонов. – К обряду крещения готовились тщательно и заранее. Хотели устроить большой праздник, пригласить родных, близких друзей. Но Татьяна, узнав про наши планы, решила вмешаться и все испортила. Даже не знаю, с чего начать… Во-первых, меня в церковь на обряд не позвали. Я просто не знал о нем. Татьяна пригласила в храм своего последнего мужа Анатолия Сперанского, двоюродную сестру и еще парочку дам бальзаковского возраста. Когда мы с Олей говорили про обряд, я сказал, что хотел бы видеть крестным отцом сына Миши моего близкого друга Николая. Оля не возражала. Но у Татьяны было свое мнение на этот счет.

Она решила, что крестным отцом маленького мальчика должен стать ее 70-летний муж, а крестной матерью Насти – ее двоюродная сестра! Кстати, о решении предложить своей родственнице стать крестной моей дочери Кочемасова скоро пожалела.

По словам Симонова, двоюродная сестра его тещи сначала приезжала к ним в дом раз в неделю поиграть с детьми, помочь молодой маме по хозяйству.

Айдын не возражал: ему нравилось, что женщина с такой теплотой и любовью относится к Мише и Насте. Нанимать няню молодые люди не желали категорически: зачем отдавать детей чужим людям, если есть родственники, всегда готовые прийти на помощь. Вскоре родственница стала появляться в доме молодой семьи чуть ли не каждый день.

– Она, словно чувствуя мое настороженное отношение к ней, каждый раз заводила «старую песню», что она одна-одинешенька, детей нет, а наши такие хорошие, такие славные, – вспоминает Айдын. – Позже, когда мы с Олей развелись, она практически поселилась в квартире. Татьяна была этому только рада. И вскоре эта женщина стала буквально донимать Олю странными просьбами. Она говорила: «Отдай мне детей, пусть поживут у меня, им со мной будет хорошо». Слава Богу, Оля отшила эту сумасшедшую и больше она в нашем доме не появлялась.

– Вы сказали, что Кочемасова замужем за неким Анатолием Сперанским. Она же во всех интервью говорит, что живет одна…

– Татьяна вышла замуж за профессора Сперанского недавно, кажется, около года назад, – рассказывает Айдын. – Она женила его на себе совершенно подлым способом. До того как встретить Кочемасову, Сперанский был давно и счастливо женат. Но Татьяна, поняв, что профессор – лакомый кусочек, начала его настраивать против жены. Какие только гадости она про нее не говорила. Докатилась даже до того, что назвала ее лесбиянкой! Сперанский, конечно, был в ужасе от ее слов и поначалу отказывался в них верить. Но Татьяна говорила эти гнусности каждый день и в итоге добилась того, чего хотела: Сперанский развелся и женился на Кочемасовой. Сейчас бедный мужчина за, казалось бы, недолгий срок брака с этой женщиной постарел лет на десять.

Справка

Сергей Каюмович Шакуров родился 1 января 1942 года в Москве. Дебютировал в кино в 1966 году в фильме «Я солдат, мама». Его первой женой была Наталья Оленева, актриса Российского молодежного театра, в браке родился сын Иван – известный фотохудожник. Во второй раз женился на актрисе Татьяне Кочемасовой, от нее у актера дочь Ольга. Третьей супругой актера стала Екатерина Шакурова, театральный продюсер, их сыну Марату восемь лет.

Наталья Алексеева

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания