Новости дня

18 июня, понедельник






























17 июня, воскресенье















Дуракам закон не писан?

0

Предполагаемого организатора резни в станице Кущевской Сергея Цапка, говорят, с диагнозом нервный срыв перевели в медицинский блок следственного изолятора Ессентуков. Адвокат Цапка уже намекнула, что ее подозреваемый имеет проблемы с психикой. Что это, стандартный прием – «отлежаться в дурке» или на самом деле кровавую бойню устроил псих?

Хорошо быть депутатом, кандидатом, меценатом

Сергей Цапок оставил на воле много следов. Большинство из них ведут во вполне цивильные места. Например, в Южный федеральный университет, где Сергей Цапок защитил кандидатскую диссертацию, а также в Ростовский технологический институт сервиса и туризма, где он занимался… научной работой.

– Он работал у нас младшим научным сотрудником несколько месяцев. Лично я видела Цапка несколько раз в жизни, впечатления сумасшедшего он точно не производил, – рассказала «Собеседнику» секретарь ректора Ростовского технологического института сервиса и туризма Наталья Лазарева. – Первый раз он у меня на глазах писал заявление о приеме на работу на должность младшего научного сотрудника. Второй раз – что-то там по хоздоговорам. А третий раз подавал заявление на увольнение. Я думаю, ему просто нужна была «научная» запись в трудовой, чтобы защитить диссертацию. Никогда бы не сказала, что он «не в себе».

Серьезный, даже угрюмый, замкнутый. Ни «здрасьте», ни «до свидания», придет, молча сядет. Заявления под мою диктовку писал. Невысокий, коренастый. Одет цивильно – в джинсах и рубашке, но было от него какое-то впечатление мужика из деревни. Охрану при нем не видела – может, на улице где ждали…

– Он получал у нас зарплату 6 тысяч рублей в месяц, но сидеть на работе за эти деньги его не заставляли. Ему давали задания: провести опросы и подготовить отчеты. Ни одно он так и не выполнил, а после защиты диссертации быстро уволился, – рассказала «Собеседнику» проректор Лариса Минасян.

Диссертация у Цапка, как говорят, была неплохая и актуальная – «Социокультурные особенности образа жизни и ценности современного сельского жителя». В институте предполагают, что над работой потрудились светлые ученые головы, нанять которые Цапку при его средствах не составляло никакого труда. Ученая степень кандидата наук стала прекрасным дополнением к официальной биографии и неофициальному статусу «хозяина станицы». «Цапка явно собирались двигать куда-то наверх, у него было мощное прикрытие на уровне края», – считают в районе. Вчерашний бандит уже давно задумал «легализоваться» – с 2004 по 2010 год заседал в Кущевском райсовете депутатов, вступил в партию «Единая Россия», где его сначала радостно приняли в свои ряды, а после массовой резни в Кущевской от него сразу отказались. Теперь при слове «Цапок» нервно просят прислать запрос – дескать, чтобы уточнить по партийным спискам. В Кущевской и без уточнений знают, что Цапок депутатствовал под флагами «ЕдРа», по их спискам и избирался в райсовет.

– В райсовете он возглавлял одну из ключевых комиссий – по бюджету, ездил на заседания, – подтвердила «Собеседнику» главный специалист Ирина Максимова. – Вел себя всегда адекватно, никаких отклонений мы за ним не замечали.

Среди прочих почетных регалий Сергея Цапка – членство в молодежном парламенте Краснодарского края и меценатство по отношению к ветеранам и районной футбольной команде.

Рядовые жители станицы Кущевская в безумие Цапка тоже не верят, а верят в «желтый билет» как способ спрятаться от наказания. Агрессивен – да, властен – да. Но не безумен.

Дурной пример

Главврач психушки Кущевского района – в поселке Цукерова Балка – Янина Грищенко категорически опровергла информацию, которую сообщили ряд СМИ, о том, что в этом заведении сейчас проходит лечение мать задержанного Сергея Цапка – Надежда.

– Откуда вы все это берете? Никогда никто из Цапков у нас не лечился. Ни Сергей, ни Надежда. Да и не поехали бы они к нам, в районную лечебницу…

Эту же информацию подтвердили и станичники Кущевской, которые видели Надежду Алексеевну перемещающейся по станице в бронированном авто сына.

Но психиатрия не впервые появляется в биографии Цапков. Правда, по общему мнению, «справка» служит всего лишь прикрытием для безнаказанности семейного клана. Так, родной брат Сергея Цапка, Николай, застреленный в 2002 году, обзавелся медицинской справкой аккурат после возбуждения против него уголовного дела об изнасиловании. В медицинском документе значился обтекаемый диагноз нервное расстройство сложного генеза. Говорят, уже после получения этой медицинской «индульгенции» Николай Цапок, видимо, от «расстройства» нагнал еще большего страху на население станицы.

Не признали за своего пациента Цапка и в Ростовском центре психиатрии и наркологии «Феникс», где, по некоторым данным, наблюдался Цапок.

– Я такого пациента не помню. А уточнять не имею права – это врачебная тайна, – прокомментировал «Собеседнику» директор центра профессор Александр Бухановский, который, кстати, в свое время обследовал и изучал маньяка Чикатило.

В чиновных и бизнес-кабинетах Цапка принимали настолько благосклонно, что без сомнений выписывали ему огромные кредиты. Формально «Артекс-Агро» возглавляла мама Сергея Цапка, но «решал вопросы» именно сын. Причем успешно – агрофирма Цапков входит в пятерку самых крупных в крае, а по информации пресс-службы областной администрации, предприятие получило за 5 лет 136,7 млн рублей финансирования – внимание! – в рамках нацпроекта «Развитие АПК». Сам Сергей Цапок официально числился охранником ЧОПа при агрофирме, что не мешало ему ездить по селу на бронированном «Ауди» последней модели в окружении телохранителей. «Корочка» охранника, кстати, тоже легко опровергает версию о «невменяемости» Цапка. Для получения этого документа требуется справка о психическом здоровье.

Адвокат Сергея Цапка Алла Головина несколько дней назад сделала заявление, что у ее подзащитного случился нервный срыв, после чего она не имела возможности видеться с ним и даже не знает, где он находится. Сейчас Головина наотрез отказывается общаться с прессой.

– Диагноз нервный срыв как показание для госпитализации – это экзотика в тюремных реалиях, – прокомментировал «Собеседнику» эксперт «Комитета «За гражданские права» Борис Пантелеев. – Все мы знаем примеры, когда по гораздо более серьезным показаниям люди не могли добиться медицинской помощи в условиях изолятора. Это не только всем известные умершие Магницкий и Трифонова, а и десятки других. Недавно умер Ильгиз Баракаев, которого держали в СИЗО по обвинению в несерьезном ДТП. Жертва его наезда давно здоров, а виновник умер. Просто потому, что его не лечили. Ему поставили диагноз туберкулез при прогрессирующем раке поджелудочной железы. У Баракаева был вспухший живот, истощенные руки, ноги, слабость, но тюремная власть этого всего «не замечала», пока он не умер. В Дагестане в изоляторе сейчас находится при смерти Аршавир Григорян. Но есть масса других примеров, когда через «больничку» люди получают послабление режима, а по психиатрии вообще возможно избежать наказания. Статус и материальное положение арестанта здесь часто играют далеко не последнюю роль.

…Станицу Кущевская за последнее время посетили и губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, и и.о. главы Следственного комитета Александр Бастрыкин. Налаживали контакт с местным населением, давали обещания… Какой это возымело эффект, показывает история, которую мне по телефону рассказали жители Кущевской.

– Следователи узнали историю о водителе «Артекс-Агро», которого хозяева поймали на растрате бензина и проучили, как водится, с помощью боевиков Цапка. Сейчас, когда Цапка арестовали, следователи пришли к водителю за показаниями. Но он слова не сказал. Ночью к нему стучались люди в масках – он не открыл. Никто не знает, кто это был – бандиты или оперативники. Водила просто лег на пол и затаился, пока незваные гости не ушли. Станица продолжает бояться, что шум утихнет и уцелевшие или отмазавшиеся бандиты придут домой ко всем, кто давал против них показания…

В этом смысле народ по-прежнему верит больше живучести цапков, чем обещаниям власти и правоохранительных органов.

кстати

В тюрьмах страны каждый день погибают 11 человек. За прошлый год из-за болезней скончались 4150 заключенных, из них 521 человек умерли еще до приговора.

Вера Трифонова никого не убивала. Ее болезнь была видна даже неспециалисту, но специалисты ее не видели…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания