Новости дня

14 декабря, четверг







13 декабря, среда































12 декабря, вторник







Его зеленые глаза

0

В секс-символы тогда не попал

– А у тебя зеленые глаза, – сказал Олег Янковский, когда мы оказались в лифте Ленкома.
– Такие же, как и у вас! – выпалила я тогда в ответ.
– Значит, у нас похожий темперамент, – лукаво подмигнул актер. Но через секунду передо мной был другой Янковский – серьезный и слегка отстраненный.
Чего мне стоило тогда уговорить его на это интервью! Три дня дежурства у театра. В последний раз пригрозила, что буду плакать.
– Терпеть не могу женские слезы...

А в первый раз я просила об интервью, когда Янковский приехал на гастроли в Волгоград. Город – на ушах. В гостинице охрана берет под козырек, женщины при виде актера тают, как мороженое.
– Прекрасная половина вас воспринимает только в качестве героя-любовника, – тогда сказала я.
– Знаешь, всерьез относиться к себе нельзя. Серьезно – да, но не всерьез. Лучше с иронией.

У Янковского она была всегда, ирония. Вот забавный эпизод из его гастрольной жизни. Приехали они в Алма-Ату с Матвеевым и Машковым. На творческой встрече речь зашла о секс-символах. «А кого бы вы назвали секс-символом?» – вдруг обратились Янковский с Машковым к залу. И переглядываются: мол, чья возьмет? А народ взял и назвал секс-символом Евгения Матвеева.

– Время меняет приоритеты, – говорил Олег Иванович. – Когда-то требовался деревенский типаж – и кружил всем головы Леонид Харитонов, сыгравший солдата Ивана Бровкина. Его после спектаклей в Ленкоме препроваживали через чердак и черный ход, чтобы спасти от поклонниц. Потом стал востребованным городской парень – таковым оказался Рыбников. Как романтического героя любили Стриженова. Позже интеллектом покорили публику Смоктуновский и Баталов…
Ироничный Янковский покорял женщин безукоризненной элегантностью и тонкими манерами аристократа. Смокинги на нем сидели безупречно. Впрочем, и в обычном свитере и джинсах он выглядел, как с обложки гламурного журнала. Он был в курсе всех модных тенденций, покупал модные мужские толстовки, из марок предпочитал Кензо и Армани.

Узнал диагноз, когда вышли «Стиляги»

Стилягой Янковский оставался до конца. В одноименном фильме Валерия Тодоровского его герой – советский чиновник, отец Фреда – так вкусно смакует дорогие папиросы. А когда он с выражением тонкого ценителя прекрасного выуживает из ящика стола гипюровый бюстгальтер! А какие демонстрирует танцевальные па! Балет «Тодес» отдыхает.
Вот только все тогда заметили, как сильно похудел Олег Иванович. Когда «Стиляги» вышли на широкий экран, Янковский уже знал от врачей свой страшный диагноз.
Худого болезненного человека Янковский играл когда-то в знаменитой «Ностальгии».

– Предпоследний свой сценарий Тарковский писал для Анатолия Солоницына, который уже был тяжело болен, – рассказывал мне Олег Иванович. – Так случилось, что в Рим он вызвал меня. И спросил: «Похудеть сможешь?» Ему для фильма нужен был человек, измученный духовной жизнью.
До того он уже сыграл у Андрея Тарковского – его отца Арсения в «Зеркале». 1973-й, Янковский по приглашению Захарова переехал из Саратова в Москву – и тут звонок от Тарковского: «Олег, как тебе не стыдно. У тебя ведь сын есть, а ты молчишь!»
Так в «Зеркало» попал и 5-летний сын Янковского Филипп. Он сыграл лысенького Андрея Тарковского. Снимали в Тучково, осень была сырая, и мальчишку тогда сильно застудили.
Когда Филипп вырос и стал снимать клипы, я поинтересовалась у Олега Ивановича:
– А проблемы отцов и детей не возникают? Вашим детям хочется быть уж если не лучше, то хотя бы не хуже своих родителей?
– Детям известных родителей тяжело, – ответил он, – потому что все воспринимается через призму их родителей. На этой почве появляется свой комплекс. Но они могут стать лучше.

Когда Филипп Янковский представлял свой фильм «Статский советник» в «Пушкинском», отец им сильно гордился. Внук Иван по стопам деда пошел в артисты. Недавно снялся в главной роли в фильме «Индиго».
Внучка Лиза вроде как тоже в актрисы собиралась.

Это горе обрушилось на них внезапно. Последние месяцы на Филиппе не было лица. Сын приехал за отца получить награду на премию «Триумф», был сумрачен и почти не улыбался. И тогда по Москве поползли слухи, что Олег Иванович совсем плох. Но 17 февраля Янковский вернулся на сцену Ленкома. Спектакль «Женитьба», в котором он играл, прошел при аншлаге. В марте Олег Иванович нашел в себе силы приехать в Кремль, где президент Медведев вручал ему орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, и улыбнуться зрителям всей страны.

«Вообще-то я неревнивый муж»

– Вы очень ревнивого мужа играете в «Крейцеровой сонате»…
– Ревнивый муж? Это неинтересно. Там я играю человека с комплексами, которые сильно его тяготят. Или вы на прямые аналогии намекаете? Вообще-то я неревнивый муж.

Я сказала ему в той нашей беседе, что несколько раз пересматривала фильм «Любовник». Герой Янковского только после смерти жены узнает, что все эти годы она принадлежала другому.

– Мне не верится, что так можно сыграть, не прочувствовав на себе ситуацию.
– Одна моя знакомая про другую знакомую сказала: «Олег, что ты сделал, она упала в обморок!» В кинотеатре на долю секунды потеряла сознание. Наверное, что-то ей было близко. По жизни ведь часто треугольник организовывается. Но Чарышеву некому было предъявить претензии – жена умерла.

– И потом от сильных переживаний и он умирает?
– А может, он заснул глубоко... Пусть каждый по-своему решит. Но внутри мой герой мертв. Он все круги уже прошел, и не с чем начинать новую жизнь. Можно понять, пережить измену близкого человека, если это год-два, а когда параллельно шло 15 лет?

– А какой бы вы могли предложить ему выход?
– У меня в этом смысле жизнь сложилась по-другому. У меня надежный тыл. Мы с супругой вместе больше сорока лет. Я – благополучный, счастливый человек.

Людмила Зорина была всегда рядом

Олег Янковский свято оберегал свою территорию любви – семейный дом. Его жена Людмила Зорина когда-то была примой в Саратовском театре, но, когда ее мужа Захаров пригласил в Москву, наступила на горло собственной песне. Правда, вместе они сыграют потом в фильме «Полеты во сне и наяву».
Последние месяцы она не отходила от мужа. Дежурила возле него в клинике в немецком городе Эссен.

Когда Янковского в прошлом году скрутил приступ, московские врачи поначалу думали, что проблемы в больном сердце. Предположили ишемическую болезнь. Но когда актер стал жаловаться на постоянную слабость и тошноту, назначили биопсию. Тогда и был поставлен холодящий кровь диагноз – рак поджелудочной железы. Последние месяцы Людмила стала ему всем – любимой, нянькой, сестрой-утешительницей…

– Ваш коллега Александр Абдулов сказал, что нет ничего выше любви к женщине, – помню, задала я вопрос Янковскому. И он ответил:
– Ничего выше и не может быть. Кто-то думает – профессия. Не-ет. Это только рядышком.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания