Новости дня

10 декабря, воскресенье
























09 декабря, суббота


















08 декабря, пятница



Почин Любови Истоминой

0

В 70-е годы строка из известной песни Марка Фрадкина и Роберта Рождественского «И живу я на земле доброй за себя и за того парня» легла в основу, как тогда говорили, «трудового почина» – накануне 30-летия Победы СССР над фашистской Германией московские комсомольцы Скриник и Бондарева предложили выполнять план работы за себя и за одного погибшего на войне работника своего предприятия. Дело доброе, хоть и пропагандистское, поэтому, когда аж через 10 лет Любови Истоминой, работавшей начальником фирменного поезда Волгоград – Москва, предложили включить в состав своей бригады земляка, героически погибшего в Афганистане, она не отказалась.
 
Земляка звали Александр Букаев. 28 февраля 1984 года его разведрота десантировалась у населенного пункта Радбар провинции Лагман. Разведчики попали в окружение душманов. Саша Букаев был ранен в ногу, но успел крикнуть ребятам, чтобы те отходили. Прикрывая своих, он отстреливался из автомата, а потом взорвал себя и окруживших его душманов гранатой. Домой, в село Вишневое, привезли запаянный цинковый гроб. Александра посмертно представили к званию Героя Советского Союза и ордену Ленина, а в ноябре 1985 года его зачислили проводником волгоградского фирменного поезда №1. Тоже посмертно.

Многое с той поры поменялось. Развалилась КПСС, распустился комсомол, стала другой сама страна, уходили-приходили проводники, а Александр в списках до сих пор значится. В бригадирском вагоне поезда №1 рядом с расписанием движения – памятная доска. На ней черно-белые фотографии и надпись: «Александр Букаев, 20-летний рядовой. В феврале 1984 принял героическую смерть». И проводники поезда до сих пор каждый месяц отправляют зарплату за Сашу Букаева в Жирновский район его маме – Марии Ивановне. Когда в 90-х налоговая инспекция запретила бригаде перечислять деньги из фонда зарплаты, на собрании было принято решение собирать взносы наличными и строго добровольно. Любовь Дмитриевна Истомина в обычную школьную тетрадку ежемесячно записывает, кто сдает по 100–130 рублей. В сумме выходит 3400. Отправляют их по почте либо с земляком Букаевых – проводником Михаилом Алексеевым.

Прошлой зимой в Вишневом случился переполох – бригада Истоминой всем составом в двадцать человек неожиданно нагрянула в село.

– По деревне ехали на лошадях, иначе добраться было невозможно, – рассказала «Собеседнику» Мария Ивановна Букаева. Ей уже за восемьдесят, и она может ходить только с палочкой. – Дом наш так снегом замело, что еле откопали. Я сейчас с дочкой Галей в Жирновске живу. Ноги сильно болят, а в Вишневом печку топить надо. Любовь Дмитриевну я каждый день вспоминаю. Не забуду ее до конца жизни!

Почему Любовь Истомина до сих пор тянет на себе это дело? Ведь сам почин «За себя и за того парня» давно почил в бозе. И не модно это, и не прибыльно. Но она по себе знает, какое это горе – потерять ребенка. Много лет назад ее дочь сбила машина. Любовь Дмитриевна воспитывает оставшуюся сиротой внучку. Она и сегодня не уходит на пенсию, помогает и ей, и Сашиной маме. Переживает, что, если уйдет, все развалится. Хотя в душе тлеет надежда, что нет.

– На планерке я своим сказала: «Дело добровольное, но доброе. Считайте, что родственников или друзей поминаете». И знаете, за все эти годы не было случая, чтобы кто-то отказал, – говорит она. – А вот властям это не надо! Сейчас все думают только об одном – как, где и что урвать. Обидно будет матери Саши, если и мы ее бросим. Пенсия-то у Марии Ивановны крошечная.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания