Новости дня

23 января, вторник














22 января, понедельник































Переделкино переделывают

0

19 июля в поселке прошел митинг, на котором присутствовали такие известные деятели культуры, как академик РАН Вячеслав Иванов, литературовед Игорь Волгин, поэт Георгий
Зайцев. На митинге был составлен проект обращения к президенту Дмитрию Медведеву – не допустить захвата земель в поселке, где проживает цвет отечественной литературы, находятся мемориальные музеи Бориса Пастернака, Корнея Чуковского и Булата Окуджавы. Угроза нависла над участком Валентина Катаева, где до сих пор проживает его 96-летняя вдова Эстер Давыдовна. Об этом сообщила внучка писателя Тина, заметившая, что на краю участка неизвестные лица принялись рыть землю. «Не иначе как для установки забора», – решила она. Поскольку на лугу напротив дачи Пастернака уже выросли монументальные коттеджи, закрыв идиллический вид на кладбище, творческая общественность интерпретировала это событие однозначно.


Кто покусился на участок Катаева?

За деревьями не видно леса. Причем буквально. Участки окружены разнокалиберными заборами и уходят далеко вглубь. Иногда больше чем на гектар, как в случае с дачей Катаева. Когда-то она граничила с участком Корнея Чуковского, но в 1970-е годы между усадьбами классиков появился домик телеведущего Владимира Ворошилова. Тогда семья Катаева не протестовала, поскольку частных прав на землю не предъявляла. Уплотнили – ну, что поделать. Могли бы сильнее уплотнить, учитывая изначальные масштабы. Равным распределение земли не было никогда, все-таки в России живем. Теперь привыкшие к вольготным угодьям потомки «литературных генералов» недоумевают: кто покусился на их покой?

Администрация поселка утверждает, что покусилась она, дабы превентивно отгородить поселок от внешнего мира. Загадочные рабочие, разбегающиеся от милиции, которую вызывала Тина Катаева, действуют в духе времени. Никто ни о чем не должен знать.

– Каково состояние общества, таково состояние дел в Переделкино, – обобщает Сергей Агапов, заведующий Музеем Чуковского. – Наш музей, как и остальные музеи поселка, арендует землю у Литфонда. Никаких трений за эти годы не было, на музеи никто не покушался. А люди – что люди? Как вы думаете, за 74 года советской власти была выработана справедливая система распределения земли? Очень приблизительно. Многие считали, что достойны лучшего, несправедливо обижены, имеют право на произвольное расширение участка…

Директор дома творчества «Переделкино» Степан Колмаков, обвиняемый писателями в пособничестве рейдерам, не выглядит напуганным. Для него это обычная рутина.
– Да, мы начали обносить писательский поселок забором. От прежних 76 гектаров земли у нас за постсоветские годы осталось 44. И это не предел, если не принять срочные меры.
– Кто же все-таки выполняет работы на участке Катаева?
– Литфонд.

В чьем лице? Ответа нет.


Раскол в Литфонде


Известно, что Литфонд – общественная организация, ставящая перед собой цель административно и материально поддерживать писателей – расколот по заразительному примеру Союза кинематографистов, вокруг которого еще недавно кипели шекспировские страсти. Нынешним главой Международного литфонда является критик Феликс Кузнецов, специалист по творчеству Михаила Шолохова. Его полномочия оспаривают якутский писатель Иван Переверзин и поэт-патриот Станислав Куняев. Вот уже несколько месяцев дело рассматривается в судах. Кузнецов обвиняет Переверзина и Куняева в том, что они заключили договор на выкуп земель поселка по кадастровой цене, в десятки раз ниже рыночной. Противная сторона эти обвинения отрицает и выдвигает свои.

Г-н Колмаков поделился с «Собеседником» воспоминаниями. Пару лет назад г-н Кузнецов предлагал разрешить писателям выкупать дачные участки, которые они арендуют по договору с Литфондом и обязаны освободить, если их членство в этой организации прекращается. «В дачной очереди стоит 350 человек, – говорит директор дома творчества. – Посудите сами, как можно разрешать тут приватизацию? Один сделает – все захотят».

Утверждение неоспоримое, но удалось же как-то поэту земли русской Евгению Евтушенко и главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову в свое время получить участки в собственность. «Как-то удалось», – без энтузиазма соглашается г-н Колмаков. Инициатива Кузнецова, если она вообще имела место, по-человечески понятна. Его поддерживает московская писательская организация, члены которой в основном и арендуют участки в Переделкино. Было бы странно, если бы за землю в Подмосковье бились, например, петербургские писатели, которым хватает (или, точнее, не хватает) поселка Комарово на берегу Финского залива. По-своему понятна и позиция Переверзина – Куняева, которые, по словам г-на Колмакова, изыскивают средства на выкуп земли в собственность Литфонда, чтобы все распределять по справедливости. Впрочем, так это будет или нет – неизвестно. У всех свои интересы, прикрываемые заявлениями о том, что Переделкино – уникальное место, его нельзя уничтожать и т.д.


Чайку-с не изволите?


Между тем Переделкино уже давно превратилось в стандартный подмосковный поселок с шумной трассой и нагромождением разнокалиберных построек. По улицам гулять невозможно – в узких проходах между неприступными заборами носятся престижные иномарки. Какой тут чай на веранде, какие соседи в гостях? Все это мемориальная натура, представленная в музеях. Их, кстати, в Переделкино скоро прибавится. Евгений Евтушенко собирается открыть на участке экспозицию объектов, привезенных из 90 стран. На вопрос, как он относится к происходящему в поселке, классик отреагировал темпераментно: «Это невозможно! Я не влезаю в эти дела, это не мой уровень! У них какие-то суды-пересуды, а я – поэт нормальных людей. Надо уважать себя!» Конечно, ему сейчас легко так говорить…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания