Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Воровской открылся дар, заглушая звон гитар

0

Серия краж уникальной аппаратуры из студий звукозаписи – Obo and Hobos в ночь с 9 на 10 февраля 2007 года, певца Сергея Трофимова в канун Рождества 2008 года, СВ-студии в январе 2009-го и некоторых других – не оставляла сомнений в том, что вор и его возможный заказчик не новички в музыкальном шоубизнесе. Для поимки преступника сотрудникам МУРа пришлось окунуться в жизнь музыкальной тусовки столицы.


На 200 тысяч нагрел Трофима

Новогодние праздники в 2008 году не были омрачены ни кризисом, ни его ожиданием. В парке культуры и отдыха Люблино никто не обратил внимания на высокого мужчину, выходившего из желтого четырехэтажного здания администрации. Он постоял у подъезда, переложил из одной руки в другую тяжелые сумки и гитару и спокойно направился к автобусной остановке. А через несколько дней в том же здании случился форменный переполох. Администратор и по совместительству звукорежиссер студии Сергея Трофимова Юрий Андропов явился на работу и обомлел: возле железной двери валялась сломанная отмычка, замок был вскрыт, а сама дверь прикреплена к косяку пластилином. Андропов немедленно вызвал милицию и позвонил Трофиму. Шеф, находившийся за границей, расстроился, но отдых прерывать не стал.

Вскоре оперативники уже осматривали место происшествия. Из студии пропали профессиональные микрофоны, микшер, наушники, синтезатор, оставленный в коридоре ноутбук с черновыми записями нового альбома Трофима «Я живу в России» и тысяча долларов, принадлежавших одному из сотрудников студии. Вор взял только самое ценное: суперсовременную и раритетную аппаратуру. Ущерб оценили примерно в 200 тысяч рублей.

Отпечатков пальцев злоумышленник не оставил, оперативникам достались лишь данные камер слежения, установленных в студии. Прибывший в Москву 20 января Трофим припомнил, что еще в декабре в студию приходил некий гражданин лет пятидесяти и предлагал по дешевке хорошие микрофоны. Ни телефона, ни других контактных данных визитер не оставил.

670 тысяч взял у Вики Цыгановой

К розыску преступника подключились оперативники десятого отдела МУРа. Список аппаратуры, похищенной из студии, фигурировал во всех милицейских ориентировках и на сайтах, поставлявших информацию для звукозаписывающих компаний. Но хорошее оборудование для звукозаписи стоит дорого, а его происхождение музыкантов волнует мало. «Люди не стремятся просто так отдавать хорошую аппаратуру, за которую уже уплачены деньги, – рассказали корреспонденту «ЖГ» в МУРе. – Тем более что музыканты разных направлений мало общаются между собой».

Поиски велись тщательно, проверяли и ранее судимых за подобные преступления. Однако без ощутимых результатов розыска прошел год, и вор вновь вышел на дело. На этот раз он навестил СВ-студию и поживился аппаратурой, на которой музыканты и аранжировщики Валерий Курылев и Райво Арро записывали новый альбом Вики Цыгановой. И снова списки похищенного – уже на 670 тысяч рублей – оказались во всех милицейских ориентировках, а оперативники пошли по другим студиям.

«У нас уже было несколько подозреваемых, когда один из звукорежиссеров вдруг вспомнил, что к ним явился некий гражданин, предлагавший купить уникальную гитару «Гибсон» 86-го года выпуска, – рассказал корреспонденту «ЖГ» один из оперативников. – А ведь именно этот инструмент был похищен год назад у Трофима! Мы сравнили видеозаписи из обеих студий и точно поняли, кто вор».
Так любимая гитара Трофима «сыграла» для своего владельца.

Юрий Лоза записался в детективы

Бывшего ресторанного музыканта, а ныне 53-летнего домушника Николая Марчукова, специализирующегося на краже музыкальных инструментов, взяли без лишнего шума в его квартире в Воскресенске. Часть «экспроприированного» в студии Трофима и в СВ-студии хранилась у него дома. Там же обнаружили самостоятельно изготовленные умельцем отмычки для вскрытия самых сложных замков.
«Марчуков уже шесть раз сидел за кражи музыкальных инструментов и оборудования и, кстати, никому в аренду ворованное не давал, – рассказали корреспонденту «ЖГ» в МУРе. – Он и сам начинал в 70-х с выступлений в московских ресторанах, мечтал создать свою группу. И тогда же начал приворовывать у тех, с кем выступал. Вскоре он понял, что это очень выгодный бизнес, и переключился на студии, которые сначала навещал как продавец. Марчуков старался не засвечиваться: украденное у поп-исполнителей мог продать рокерам или металлистам, а деньги прогуливал в ресторанах».

Последний срок – шесть лет лишения свободы – он получил за кражу в студии Юрия Лозы в 1996 году. Лоза, недавно выбивший для себя новую студию, обратил внимание на то, что кто-то проявляет к ней «повышенный интерес»: автогеном были срезаны замки у трех железных дверей. Встревоженный хозяин заказал более надежные двери, но преступники… разобрали кирпичную кладку и перепилили решетку. Тогда из студии пропали процессоры, рекордеры, микрофон и прочая ценная техника. Поняв, что вор хорошо разбирается в аппаратуре, Лоза начал методично обзванивать музыкантов и руководителей звукозаписывающих студий.

Лоза точно знал, что больше трех недель похищенное не ищут. Но он терпеливо выждал полтора месяца, когда один из воров наконец начал предлагать краденое конкурентам. Звонок от одного из них последовал незамедлительно, и вскоре в роли покупателя выступил оперативник МУРа. «Лоза хорошо знал Марчукова, он неоднократно предлагал ему аппаратуру», – пояснили корреспонденту «ЖГ» в МУРе. Вора приговорили к шести годам лишения свободы. Но, выйдя на волю, рецидивист взялся за старое. Пока у следствия имеются доказательства по двум эпизодам краж, совершенных Марчуковым, откровенничать же о других своих «фокусах» – а их, как подозревают оперативники, не меньше четырех – он не спешит.

Всех, кто стал жертвой или видел преступника, просят обращаться
в МУР по телефону 8 (495) 694-98-79

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания