Новости дня

22 апреля, воскресенье




























21 апреля, суббота

















Майор Киже

0

Вменяется Евсюкову ни много ни мало – убийство и покушение на убийство двух и более лиц, посягательство на жизнь сотрудника милиции и незаконный оборот оружия. Психиатры настаивают, что «хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики в период инкриминируемых ему действий он не страдал и в настоящее время не страдает, майор мог и может осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в полной мере».

А между тем пострадавшие от этих самых действий до сих пор не получили компенсации. И перспективы на них весьма туманные. Мосгорсуд на днях оставил без изменений решение Нагатинского суда, отказавшего в иске Илье Герасименко, который до сих пор носит в себе пулю Евсюкова. Он требовал

5 млн рублей. Деньги, к слову, необходимы парню на операцию. Остальные пострадавшие пребывают в неведении.
– Никто ничего не говорит, даже не намекает, – делится отец раненой Евсюковым Алены Дудаль Анатолий Семенович. – К следователю дочь таскают постоянно – сейчас вот опять поехала, а о компенсациях даже не слышно. Я был потрясен, когда узнал, почему Илье отказали в иске. Мол, он, майор, в неслужебное время стрельбу учинил! Так он же в форме был! А раз в форме, значит, на службе!
Однако есть и другая логика – правоохранителям выгодно ей следовать: пистолет – неслужебный, время – неурочное, значит,  не милиционер. Такой подпоручик Киже наоборот.

Адвокат Ильи – Игорь Трунов, однако, дело это бросать не собирается.

– Теперь мы обратимся в Европейский суд, – говорит он. – Евсюков был милиционером, а значит, согласно Закону «О милиции», всегда является милиционером. Государство не должно так просто самоустраняться в таких случаях, как оно это делает.

Коллега Трунова, защищающая интересы нескольких потерпевших, в том числе и Алены Дудаль, Ирина Хрунова заняла, напротив, выжидательную позицию.

– Я считаю, что требовать компенсацию пока что прежде-временно, – говорит она. – Чтобы говорить о вине Евсюкова, нужно подробно ознакомиться с его делом, а это 14 томов. Мы только что к этому приступили. Да, экспертиза признала его вменяемым на момент совершения преступления, однако нужно узнать, что он говорил на следствии. А вдруг он не помнит, что он творил, и не знает, что это было. Тогда его вменяемость уже ставится под сомнение. В любом случае за те полгода, пока он будет знакомиться с делом и пока его будут судить, ничего не изменится.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания