Новости дня

10 декабря, понедельник



















09 декабря, воскресенье


























Трамп – Путин: стоит ли игра свеч?

«Собеседник» №24-2018

Владимир Путин и Дональд Трамп на саммите АТЭС, ноябрь 2017 года // фото: Kremlin Pool / Global Look Press
Владимир Путин и Дональд Трамп на саммите АТЭС, ноябрь 2017 года // фото: Kremlin Pool / Global Look Press

Встреча президентов США и России, похоже, становится реальностью. Уже даже называют вероятную дату — 15 июля. В Москву направлен советник по национальной безопасности Трампа Джон Болтон... Но могут ли в результате этой встречи появиться хоть какие-то договоренности, которые устроят обе стороны? Этот непростой вопрос обсуждаем с публицистом Михаилом Таратутой.

— Кому нужнее эта встреча — России или США?

— По большому счету она нужна всему миру. Нынешняя ситуация значительно хуже, чем во времена Карибского кризиса, когда мир был на грани ядерной войны. Это признают все эксперты — и российские, и американские. Сегодня очень велика вероятность непреднамеренного начала боевых действий, поскольку вооруженные силы России и США находятся — или в ближайшее время будут находиться — в непосредственной близости в ряде точек мира. Боевые действия может спровоцировать банальная ошибка компьютера, хакерская атака, что угодно... Поэтому уже сам факт встречи двух лидеров способен несколько разрядить обстановку. Переговоры всегда лучше обмена воинственными колкостями, особенно между крупнейшими ядерными державами.

— Но многие эксперты, просчитывая возможный итог, уверяют, что договориться ни о чем не получится: уступка одного означает победу другого. А на это никто из президентов не пойдет.

— Сомневаюсь, что кто-то сегодня может предсказать итоги переговоров. Можно только предполагать. Я вот совсем не исключаю, что к каким-то договоренностям — возможно, только устным и непубличного характера — стороны вполне могут прийти. А если и не договоренностям, то к некоему пониманию взаимных интересов. Но речь, понятно, не идет о каких-то обстоятельных двусторонних договорах, поскольку мы не видели никаких указаний на то, что в плане подготовки к встречи ведется интенсивная работа экспертов...

— Тем не менее к нам едет Джон Болтон.

— Да. Как я понимаю, чтобы оговорить протокол и повестку встречи. Не исключено, что по ее результатам будет дан старт переговорам. Скажем, по ракетам средней и малой дальности. Обе стороны не удовлетворены ни самим договором, ни тем, как он выполняется. Настало время его пересмотреть. Кроме того, через год заканчивается срок договора по СНВ. Нужно думать о том, чтобы его перезаключить. Американцы им тоже недовольны — вот еще один предмет переговоров.

Дальше: Россия давно уже предлагала переговоры по кибербезопасности. Казалось бы, для США (поскольку они обвиняют нас в кибератаках) это имеет большое значение. Значит, этот вопрос также мог бы стать темой встречи.

Наконец, есть Сирия, где в определенной степени наши интересы сходятся: американцы очень хотят ограничить влияние Ирана там, и, насколько я понимаю, Россия также была бы не прочь несколько сдержать Тегеран.

— Видимо, последнее — единственное, о чем стороны могут договориться без ущерба своим амбициям?

— Необязательно договориться. Важно хотя бы начать разговор.

Есть еще одна серьезная проблема для США — Китай, в котором Америка видит серьезную угрозу своему глобальному лидерству. На мой взгляд, и причина разгорающейся сейчас торговой войны между ними отчасти, если не напрямую, связана с тем, что США хотят сдержать рост КНР. Это одна сторона дела. Но есть и вторая: своими не очень умными действиями Америка толкнула Россию в объятия Китая. Наверное, мы бы не шли такими темпами к партнерству, в том числе стратегическому, с КНР, если бы США вели себя по отношению к России несколько иначе. Наш альянс с Китаем может представлять для Америки более серьезную угрозу, чем если бы Китай не имел такого союзника. С другой стороны, если бы Трампу удалось каким-то образом притормозить наше сближение с Китаем в обмен на то, что может представлять интерес для России, это усилило бы переговорные позиции США в тяжбе с Китаем.

И вот здесь я совсем не исключаю, что на предстоящей встрече Трамп может предложить Путину некий торг. Недаром Госсекретарь Майк Помпео недавно сказал, что США готовы нормализовать отношения, если Россия будет учитывать озабоченности Америки. Одна из них — Китай.

Не исключено также, что речь на встрече может пойти и об иранской сделке. Возможно, Трамп и тут предложит некий торг, чтобы Россия не так тесно блокировалась с Европой по иранскому вопросу. Это также помогло бы Трампу в его торговых войнах с Европой.

Верны ли мои предположения, мы едва ли узнаем непосредственно после встречи двух лидеров — подобного рода договоренности, если они будут достигнуты, пройдут в закрытом режиме. О них мы сможем судить только по последующим шагам наших правительств.

— В общем, это скорей будет демонстративная встреча — посмотреть, кто что держит в рукаве?

— Это во-первых. А во-вторых, если будут найдены точки соприкосновения (скажем, по Сирии или по стратегической ядерной безопасности), это может стать началом переговоров. Уверен, эта встреча очень нужна и важна с точки зрения мировых интересов. Независимо от ее результатов.

— И тут неважно, кто стал инициатором встречи? Вроде бы это был Путин во время недавнего визита в Австрию...

— Нет, начал Трамп. Еще в марте он сказал, что хочет встретиться с президентом России, на что Путин ответил: мы готовы в любую минуту, как только внутриполитическая обстановка в США позволит Трампу это сделать.

— И тут возникает вопрос: ну договорится Трамп о чем-то с Путиным, а Сенат все это перечеркнет...

— Вся политическая элита США действительно настроена против России, считает ее опасным противником, которого надо сдерживать на всех направлениях — военном, экономическом, политическом. Это консенсус всего политического класса Америки, в том числе политиков из окружения Трампа — и Помпео, и Болтона. Эти двое имеют отменный антироссийский настрой. Но это совсем не означает, что Трамп непременно примет их позицию. Не говоря уже о том, что Трамп зачастую действует импульсивно, руководствуясь исключительно своими инстинктами. И если верить его заявлениям на протяжении последних двух с лишним лет, эти инстинкты подсказывали ему, что с Россией и Путиным надо как-то договариваться.

А кроме того, у Трампа есть большое желание продемонстрировать свое мастерство «великого переговорщика»: ни у кого не получалось договориться с Путиным, а у него получится. До этого года ему недоставало политической силы решительно действовать в этом направлении. Но к сегодняшнему дню многое изменилось. Он одержал немало побед на внутриполитическом фронте и прежде всего добился потрясающих показателей экономического роста, каких не было уже десятилетия. А это принципиальный вопрос в США. И, что тоже существенно, преследовавшие его обвинения демократов в сотрудничестве с Москвой для победы на выборах рассыпаются на глазах.

Да и на международной арене у него очевидные успехи. В первую очередь — вся эта история с Ким Чен Ыном. Еще прошлой осенью многие опасались, что уже чуть ли не война начинается. А тут на тебе: Ким такой милый и совсем не воинственный, всё выглядит так, что с ним можно о чем-то договариваться. Этот успех придал Трампу уверенность. Он сменил команду и включил в свое окружение политиков, которые больше отвечают его инстинктам, чем те умеренные люди, которые его сдерживали...

— У вас нет ощущения, что с Трампом нельзя договариваться? Он просчитывает выгоду и спокойно нарушает все договоренности, если ситуация становится для него менее комфортной.

— Мы имеем то, что имеем. Лучше договариваться о чем-то, чем жить с нацеленными друг на друга пулеметами. При этом нелишне будет помнить нашу поговорку: доверяй, но проверяй.

Как бы то ни было, Трамп последовательно исполняет свои предвыборные обещания. Но он обещал также и наладить отношения с Россией. Пока у него были связаны руки. И если сейчас у него будет хоть какой-то результат после встречи с Путиным, пусть даже не очень большой, о котором он сможет протрубить по возвращении домой, это станет еще одним козырем республиканцев на промежуточных выборах. И если они сохранят большинство в Конгрессе, у Трампа во многом будут развязаны руки на российском направлении. Впрочем, отмены санкций ожидать не следует — это уже не в его власти. А вот смягчение эффекта от их применения вполне возможно.

— Путин — сильный переговорщик. А Трамп?

— По крайней мере он объявил себя самым великим мастером сделок. К сожалению, о предстоящей встрече слишком мало официальной информации. И меня очень смущает Болтон как руководитель команды США по подготовке встречи. Этот человек известен двумя вещами: своим крайне отрицательным отношением к России и жесткой переговорной позицией, характерной для неконсерваторов — Америка права всегда, и разговаривать с вами мы будем лишь в том случае, если вы принимаете все наши условия. Это его убеждения. Но он все же служащий и не может не выполнять воли Трампа.

А Трамп, как было сказано в одной из американских газет, решил встретиться с Путиным, несмотря на все предупреждения его советников. То есть теперь его уже не остановишь.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №24-2018.

Теги: Путин, Санкции, Китай, КНДР, Трамп

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания