Новости дня

20 ноября, вторник

19 ноября, понедельник
































18 ноября, воскресенье












Станислав Говорухин: То, что Собчак "кремлевский проект" – это чушь собачья

«Собеседник» №45-2017

Станислав Говорухин // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»
Станислав Говорухин // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Sobesednik.ru побеседовал со Станиславом Говорухиным о современном российском кино и грядущих выборах президента.

Когда Станислав Сергеевич назначил интервью на «Мосфильме», я, конечно, подумала: «О, лед тронулся, Говорухин снова снимает кино, хотя недавно заявлял, что «больше никогда». С этого разговор и начался.

– Значит, передумали?

– Да нет. Во-первых, я тут художественный руководитель студии «Вертикаль», и работа у нас есть еще. А во-вторых, я издаю «Военный журнал», и редакция у нас именно здесь (купите при случае – это очень далеко от скучных служебных изданий, это такой патриотический «Плейбой»). А сам я не снимаю. Желания у меня нет. И зрителей у меня нет.

– Почему?

– А откуда они возьмутся? Все мои фильмы, которые я снимал после перестройки, не пользовались никаким успехом в прокате. «Ворошиловский стрелок», «Благословите женщину» – только телеаудиторию и собирали. А сейчас и в телевизоре уже ни один фильм нельзя посмотреть толком – каждые пять минут реклама, зритель, убегая от нее, переключается на другой канал, а когда возвращается, там уже снова реклама. И все, он уже вообще запутался в сюжете. А потом, уже несколько поколений меня просто не понимают. Им неинтересно то, что я снимаю. Ну вот последняя картина – «Конец прекрасной эпохи» – сколько ее посмотрели? Меньше, чем любой другой фильм. Сказать, что она плохо сделана, нельзя, она получила за режиссуру и «Золотого орла», и «Нику». Так для кого я должен снимать?

– И все-таки о чем бы вы могли снять сегодня фильм? Идея-то у вас все равно есть? 

– Есть. Я даже начал работать, но потом прекратил. Собирался снимать фильм под названием «Хрестоматия для старших классов». Это несколько рассказов – Чехов, Горький, Бунин, Куприн, – объединенные только тем, что в центре каждого – женщина. Мне нужна была девушка вот такого рода (Говорухин кивает на висящий напротив него постер фильма «Благословите женщину» со Светланой Ходченковой), но таких сейчас не рожают, сегодня все из инкубатора. Тех, кого я видел, я бы не хотел снимать. А Светлана сейчас уже не та – мне, скажем, для бунинского рассказа «Таня» нужна 16-летняя, и 36-летняя, хоть какая раскрасавица, уже не подойдет.

Зритель плох, и кино плохое

– А с чем это связано, что наши люди не ходят в кинотеатры на наши фильмы? Это кино плохое или зритель равнодушный?

– И зритель стал плохой, и кино плохое. Но в первую очередь – зритель. Никакой глубокий фильм он уже не может осилить. Помани его «Аритмией», замечательным фильмом Хлебникова, – он все равно не пойдет. Ну а в целом, кроме отдельных искорок, кино, конечно, очень плохое и скучное. 

– А «Нелюбовь»?

– «Нелюбовь»? Она делалась для большого фестиваля, а не для нашей молодежи, к примеру, или их родителей. Уже наметилась абсолютно ясная тенденция: чем фильм лучше, тем меньше шансов, что на него пойдут зрители. 

– Зритель «Нелюбви» и «Аритмии» смотрит свое кино в интернете.

– А для чего тогда нужна индустрия кинематографа, операторское искусство, работа художника? Для того чтобы потом это посмотрели на маленьком экранчике телефона или планшета? Если так, то нет смысла даже работать для этого. Одно дело – Звягинцев. Он делает свое кино, не обращая внимания ни на ваши интернеты, ни на публику у себя дома, он делает это для Каннского или Венецианского фестиваля, рассчитывая, что его кино все купят. И он не прогадал.

– Может, дело не в кино, а в странностях кинопрокатной системы?

– Насколько я понимаю, она практически вся в руках американцев. И у нас очень мало кинотеатров. В стране ежегодно идет 400 иностранных фильмов, и из них 95% американские. Причем иногда такие, как «Ребенок 44». Упаси Господь его смотреть! Мы с Мединским остановили его всероссийскую премьеру. Он начинается с того, что два советских мародера водружают флаг Победы над Рейхстагом. Именно два мародера! У них на руках от запястья до плеча десятки награбленных часов. А дальше эти же два мародера работают в КГБ и расстреливают народ по дворам и квартирам. Такое вот вранье. Мы знаем про ужасы КГБ, мы все читали «Архипелаг ГУЛАГ» и видели достойные фильмы. Но залипуху зачем смотреть?

– Кстати, в последнее время ни одно кино на федеральном канале не обходится без героев-кагэбэшников. Это заказуха?

– Нет, конечно, не заказуха. Как без КГБ обойдешься? Если есть милиция или КГБ, то сюжет острый, там много таинственности, да еще если приврать, то уже интересно. Если КГБ есть – значит, смотрят. Даже такую абсолютную залипуху, как «Спящие».

– А что вы думаете о покаянии Юрия Быкова, который снял эту, как вы говорите, залипуху?

– Ну, он не первую залипуху снимает. «Майор», в отличие от его же «Дурака», на мой взгляд, тоже мерзкая картина. Нельзя сказать, что это абсолютная клевета, но все-таки это мерзость, недостойная гражданина. В «Майоре» режиссер наврал, наделив исключительно отрицательными чертами своих героев, а в «Спящих» все вывернул задом наперед. Дурака сделал умным, труса – смелым, и так далее. А потом либеральная общественность заклевала Быкова, но не потому, что это бездарно, хотя это бездарно. Заклевали потому, что режиссер, на которого они рассчитывали, вдруг снял фильм, как бы поддерживающий существующий порядок, или, как они его называют, существующий режим. Вот почему они ополчились. Потому Юрий Быков и написал, что он уходит из кино, его напугало именно это – что вдруг его приписали к защитникам режима.

– Так как по-вашему, это была глупость с его стороны?

– Это проституция называется.

Женский батальон на выборах

– Сильно припечатали. Вот вы говорите, что либералы бывают врагами режима, а как вам в этом смысле ситуация с выдвижением Собчак? Ей дали зеленый свет, хотя она из либерального лагеря, ходила на Болотную и на Сахарова. Притом что даже Навальный считает Крым российским, Собчак говорит о незаконности его присоединения. 

– Она очень умная девочка. Умная и расчетливая, ей не откажешь в уме-то. Но я разговаривал со многими людьми, к которым я испытываю уважение, и они все мне говорили, что это неприлично. Что участие Собчак очень опускает уровень выборов. И я абсолютно с этим согласен. К тому же ситуация уже доходит до абсурда. Вот и Катя Гордон заявила, что пойдет в президенты. А если завтра зарегистрируется в кандидаты какая-нибудь секс-бомба, Анфиса Чехова, например, тогда, может, какие-то люди у власти смогут понять, что превращать это в фарс не стоило бы. (Говорухин еще не знал, что вскоре о своем желании выдвинуться в кандидаты в президенты РФ действительно заявит Анфиса Чехова, а следом – порноактриса Елена Беркова! – Ред.) 

На прошлых выборах режиссер был доверенным лицом Путина
На прошлых выборах режиссер был доверенным лицом Путина
// Фото: Global Look Press

– У этого фарса есть ре­жиссер? 

– Нет, я в это абсолютно не верю и отметаю даже разговоры об этом. Это глупость. Как и то, что выдвижение Собчак – это «кремлевский проект». Это чушь собачья. Ксения хорошо знакома с Путиным с детства, но то, что сегодня она близка с Путиным – выбросьте из головы эту глупость. Ничего подобного. 

– А как ваши коллеги по Думе Жириновский, Зюганов и Явлинский относятся к ее выдвижению?

– Им неприятно. И большинству населения России неприятно. Те, кто за нее готов проголосовать, хотят сделать это «по приколу». Вполне возможно, что она наберет не 8%, как следует из сегодняшних опросов, а даже больше. Но Жириновский ее обгонит. 

– А если пойдет в президенты Поклонская? 

– Если Поклонская? Ну мало ли у нас в России людей, которые считают, что она затеяла правильную историю с «Матильдой». Тех, кто откликнулся на ее призыв бойкотировать «Матильду» вплоть до поджогов кинотеатров, – таких людей у нас в обществе очень много, и возможно, они за нее проголосуют. Ну и в Думе у нее есть сторонники, конечно. А собирается она в президенты или нет, я понятия не имею. Мы с ней, конечно, здороваемся, но не более.

У телеканалов руки длинные

– Некоторое время назад, когда был инцидент с выставкой Сидура, ваш комитет выдвинул проект закона об ужесточении наказания за вандализм. Что с ним сейчас?

– Да-да, есть проект. Но он застрял в комитете по законодательству у Крашенинникова, потому что речь там идет об изменении Уголовного и Административного кодексов, а через этот комитет ничего полезное пробить невозможно. Они ссылаются на то, что не могут «каждый день» вносить поправки в кодексы. А ужесточение мер, конечно, требуется. Если бы были приняты такие поправки, то не было бы разбивания дверей в кинотеатрах, угроз поджога и прочее, прочее. Мы пытаемся продвинуть этот проект, но это тяжело дается, если честно. Еще у нас подготовлен закон по борьбе с нецивилизованным использованием рекламы во время художественного фильма. Все каналы нарушают закон о рекламе – они дают ее гораздо больше, чем положено. Но помимо этого, представьте: вы смотрите фильм «Летят журавли», кульминация, убили героя, березы крутятся, соответствующее настроение, и в это время снизу экрана возникают какие-то клоуны или другая хреновина и большими буквами написано, что завтра у Вани Урганта «ты глянь, какие клоуны». Это варварство и вандализм. Или, предположим, развязка фильма, напряженный момент, и в это время, за минуту до окончания – реклама! Это издевательство. Реклама прошла, несколько последних кадров, и – вжух! – титры полетели с дикой скоростью. Кто снимал, кто играл – ничего не понятно. Это неуважение и к зрителям, и к создателям. Так вы думаете, пробьем мы этот закон? Нет, конечно. Это невозможно. Где реклама, там деньги, и значит, встанут стеной все телеканалы. А у них длинная рука в правительстве.

С коллегами по Думе Кобзоном и Кабаевой
С коллегами по Думе Кобзоном и Кабаевой // Фото: ТАСС

– Как вы смотрите на ситуацию с Вайнштейном и Спейси? Все так набросились на них. 

– Я горжусь своей страной, когда слышу все это. Пока не победили либеральные идеи, у нас это все невозможно, и наши женщины совсем не такие суки, как американские. Я таких женщин, как в Америке, у нас не встречал. В нашем кино таких нет. Фильм «Американская жена» смотрели? Это же ужас! Я поражаюсь, ну как же можно с такой жить хотя бы одну минуту?

– Вам просто везет. Или женщинам с вами везет. Потому что многие наши женщины считают, что их используют и что мужики козлы.

– Может быть. Я не очень тут информирован. И прессу желтую не читаю. А историю с Клинтоном помните? Большая часть населения России ему сочувствовали. А американцы были возмущены. Так это такая страна. Ханжеская, пуританская, лживая, отвратительная.

– Ох, ну ничего себе!

– А что «ох»? Ну вот что такое их толерантность? Это лицемерие. Что, они так любят черных, что ли, в среде которых преступлений гораздо больше? Я Америку терпеть не могу, я там был 10 раз. Первый раз был просто в восторге. На пятый она мне стала противна. А теперь меня туда не загонишь. Мне нравилось наше общество 60-х годов. Конечно, с исключениями и оговорками, но в целом это был ренессанс, взрыв всех искусств – это одна из загадок культуры нашей страны.

– А что будет после марта 2018-го, не загадка?

– Что было, то и будет, как написано в Библии. Тут нужно понимать одно: дом можно сломать за один день, а чтобы построить его, надо год. С конца 80-х и до нулевых страна разрушалась, и эти разрушения несопоставимы даже с тем ущербом, который нанесла нам гитлеровская Германия. Там была разрушена только европейская часть СССР, а здесь было разрушено всё до основания. Всё: армия, промышленность, система образования, даже Северный морской путь, который русские люди 300 лет осваивали. И чтобы это восстановить, нужны десятилетия. Наука не финансировалась 15 лет, и это дает отставание на сто лет, как минимум. Это один из самых тяжелых ущербов. Ее восстановление будет идти очень тяжело, потому что экономика слаба и мы ученым не можем как следует платить. И все же, на мой взгляд, сейчас идет восстановление народного хозяйства, и идет успешно. Тем более что мы всегда в экономической блокаде. Всегда. Никогда у нас не было периода без блокады, кроме этих 15 грабительских лет.

Расследования Навального полезны

– И когда же кончится наша страсть к изоляции и изгойству?

– Ну откуда я знаю? Эти вопросы надо задать Александру I, Николаю I, Николаю II, Ленину и Сталину. Мы всегда в таком положении, когда полмира против нас. И нам до восстановления того уровня хозяйства, что был при советской власти, как пешком до Луны еще. Посмотрите, мы с 1991 года восстанавливаем церкви. Какое нужно напряжение народа и какие надо средства потратить, чтобы восстановить церкви и прежний облик городов!

– Почему в первую очередь церкви восстанавливать? Может, сначала науку, а церкви бы подождали? 

– Церкви не в первую очередь, а параллельно со всем остальным. Армия сегодня отличается от босоногой армии, которая вошла в 1994 году в Чечню? Отличается. И Севера€ восстанавливаются. Вы, может, не в курсе, но у нас развернута огромная программа освоения Арктики. 

– Как вы относитесь к Навальному? Вы его боитесь?

– Похож он немножко на гитлерюгенд, хотя по возрасту перерос уже. Я не боюсь его, но считаю его очень вредным человеком. Врагом государства. Потому что он апеллирует к малькам: школьникам, студентам – а это очень опасная публика. На Майдане в основном были мальки. Во Франции на де Голля была тыща покушений, так его хотели убрать, особенно американцы. И ничего. А случилась студенческая революция – и де Голль вынужден был подать в отставку. Студенты – неразумная сила, но, если появится вождь, такой как Навальный, эта сила становится опасной. Мальки бесстрашные, они не понимают, что такое смерть, и способны на многое. 

– А как вы к расследованиям Навального относитесь?

– Я думаю, что это дело полезное. Мы в Общероссийском народном фронте сами этим занимаемся. Расследуем всякие дорогостоящие покупки администрации и прочие дела. Так что я считаю, что это дело правильное и нужное. Любое журналистское расследование полезно, если оно добросовестное. 

– Мне кажется, вы единственный в Думе нынешнего созыва, кто всегда говорит то, что думает, и в общем правду.

– Нет. Я тоже не всегда говорю то, что думаю. Иногда не могу что-то сказать, иногда не хочу. Нет таких уж абсолютных правдолюбов.

– Вам нравится в Думе?

– Ну... я там чувствую себя полезным пока.

Даты

1936 – родился 29 марта в Березниках Свердловской области

1966 – окончил режиссерский факультет ВГИКа

1979 – снял «Место встречи изменить нельзя»

1992 – снял фильм «Россия, которую мы потеряли»

2000 – был кандидатом в президенты России

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №45-2017.

Теги: Путин, Навальный, Поклонская / "Матильда", Собчак, Жириновский, Выборы-2018

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания