Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Станислав Белковский: Критическая масса


Станислав Белковский — о попытке Владимира Соловьева и ВЦИОМ узнать, сколько же в России «дерьма», то есть недовольных.

Руководитель главной предвыборной социологической службы Кремля, Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров на днях подключился к полемике о количестве дерьма в РФ-социуме.

Сама же полемика, напомним, была затеяна крупным телерадиоведущим Владимиром Соловьевым, который пояснил своей аудитории, что участники протестных акций 12 июня 2017 года в разных городах страны, особенно же в Москве, представляют собою «2% дерьма». Под дерьмом медиа-звезда имела в виду всех, кто недоволен президентом Владимиром Путиным, включая «детей олигархов и коррупционеров».

Развивая тему, г-н Федоров в интервью телеканалу «Дождь» установил куда более высокое число дерьма: от 12 до 18% (типа, это как посчитать). К представителям этой социальной группы глава ВЦИОМа относится не по-отечески сурово: они, по мнению социолога, «вовлекаются в дискуссии о судьбах России, на самом деле не будучи озабоченными этой судьбой... Это люди, у которых нет любви к нашей Родине <...> у которых нет желания сделать ее лучше... которые готовы всегда критиковать, протестовать, по поводу и без повода, касается их или нет». При этом многие из подобных граждан России, полагает Валерий Федоров, критикуют ее «из других стран мира, при этом заявляя, что жить им невозможно, и не могут молчать».

Можем припомнить, что еще в 2015 г. начальник кремлевской социологии говорил, что после присоединения Крыма не любить г-на Путина уже не просто неприлично, а невозможно, ибо наша страна перешла из профанного измерения в историческое.

Чтобы не тянуть исторического кота за профанный хвост, попробуем сделать экспресс-выводы из риторики двух персон, так или иначе перелагающих своими словами помыслы высшей нашей власти.

1. Разговаривать по-серьезному с оппонентами режима, пытаться понять логику недовольства и протестов Кремль не собирается. Победа кремлевского кандидата (скорее всего, Путина, дай ему Бог для того здоровья) в первом туре президентских выборов — 2018 сомнений не вызывает, так что нечего лишний раз скрипеть жиромозговыми извилинами.

2. (Около)кремлевские круги последовательно игнорируют то обстоятельство, что историю на всем протяжении существования человечества движет вперед именно что, простите, дерьмо. Оно же — активное творческое меньшинство, выходящее за пределы текущего времени и создающие новейшие образцы — политические, моральные, эстетические, технологические. Большинство лишь перенимает эти образцы, выступая в истории, главным образом, в страдательном залоге.

Мыслители по-разному определяли размеры критической массы такого активного меньшинства. Известный, например, историк Арнольд Тойнби — как раз в «соловьевские» 2%. Ну а 12–18 процентов — это больше чем достаточно при любой погоде. Даже такой дерьмовой, как московская нынешним летом.

3. Социология, как бы она ни была близка к властям, может ошибаться. И потому, что обыватель, нередко в глубине души считающий социологического интервьюера полицейским агентом власти, банально лукавит: говорит не то, что думает, а то, что, по его мнению, власть хочет услышать. И потому, что ответ часто зависит от формулировки вопроса. Согласитесь, можно спросить «Доверяете ли вы президенту, при котором Россия встала с колен?», а можно: «...президенту, при котором сокращаются расходы на здравоохранение и образование?» Ответы могут не совпасть, хотя спрашивают про одно и то же должностное лицо.

Социологи даже на нашей короткой памяти прокалывались не по-детски. Вспомним хотя бы выборы мэра Москвы — 2013, когда Алексею Навальному сулили двенадцать, тринадцать, ну максимум 16%, а получил он 27,24%. Такой вот тогда случился выход активного дерьма на поверхность.

Да и социология в целом скоро может стать ненужной — из-за развития технологии «больших данных» (big data), позволяющих судить о вкусах, предпочтениях и взглядах людей куда достовернее.

Что же до г-на Соловьева, с которого начиналась дерьмополемика... По-своему он прав: дерьмо и есть дерьмо.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания