Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Сергей Ежов: Государство хочет забраться в наши мысли


Кадр из фильма «1984» // YouTube

Обозреватель Sobesednik.ru — о тотальной слежке и страхах Сноудена, которые продолжают жить в России вместе с ним.

Это похоже на сюжет какого-нибудь романа-антиутопии: Роскомнадзор совместно с МВД и сотовыми операторами разработал поправки к закону «О связи», сообщает «Коммерсантъ». Предлагается обязать организаторов распространения информации в интернете идентифицировать пользователей мессенджеров.

К поиску способов перехвата трафика WhatsApp, Viber, Telegram, Facebook Messenger и Skype российские компании в рамках реализации «пакета Яровой» приступили еще осенью. ФСБ поставила себе целью реализовать дешифровку всего интернет-трафика россиян. Теперь ни одно фривольное сообщение не должно оказаться тайным или анонимным.

Не все уже помнят, но так называемые «законы Яровой» имели якобы антитеррористическую направленность. Но работает ли массовая слежка в интернете за миллионами невинных граждан? Бывший сотрудник ЦРУ и Агентства национальной безопасности Эдвард Сноуден уверен, что нет. По его мнению, подобные меры только отнимают у народов свободу и деньги (на реализацию инициатив), а уровень безопасности при этом не возрастает.

Сноудену недавно продлили вид на жительство в России до 2020 года, а глава МИД Сергей Лавров отверг идею выдать разоблачителя американских спецслужб новым властям США. Но каково, интересно, сейчас самому Сноудену, который пожертвовал карьерой и спокойной жизнью на родине ради борьбы с государственной машиной слежки, а теперь вынужден наблюдать подобные процессы и в стране, его приютившей?

«Мне нечего скрывать», — нередко говорят те, кто соглашается пожертвовать своим конституционным правом на тайну переписки. Герои недавно вышедшего фильма «Идеальные незнакомцы» могли тоже так думать. Но дело не только в том, что у каждого человека есть свои секреты или что даже любая с виду безобидная информация может быть использована против нас. Дело в характере взаимоотношений между государством и обществом.

Идентификация пользователей мессенджеров выглядит так, как будто всех людей заставили бы ходить по улицам с табличками на груди. Превращение страны в исправительно-трудовой лагерь проходит под елейные речи чиновников о необходимости защитить нас от рекламы наркотиков и азартных игр. В Госдуме более откровенны: председатель комитета по информационной политике Леонид Левин заявил, что нужно противодействовать распространению экстремистских идей.

Известно, что под экстремизмом в России нередко понимается и просто выражение робкого недовольства властью. И она научилась отвечать достойно: уголовные дела за репосты в соцсетях уже никого не удивляют. Однако приходится постоянно бороться с проблемой вчерашнего дня: поставили под контроль «Вконтакте» — а основная общественно-политическая дискуссия разворачивается уже даже не в Facebook, а в Telegram-каналах. Одолеют спецслужбы мессенджеры — появится что-то еще.

Хорошая новость заключается в том, что государство всегда отстает на шаг. Но как быть с действительно опасными идеями?

Бороться с мыслями карательными мерами — занятие бесперспективное. Если безапелляционно наказывать за отступничество даже от правильных идей, то они становятся слабее и теряют искренних сторонников. Если государство вводит запрет на размышления и не прощает ошибок, то оно получает не здоровое общество граждан, а пораженную страхом толпу с неясными жизненными ориентирами. Первый шаг к превращению народа в обезьяну с гранатой — введение тотальной слежки.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания