Новости дня

17 января, среда













































"Ещё один бантик Медведеву": главные цели реформы госуправления


Владимир Путин и Дмитрий Медведев возглавят комиссию по реформам // Global Look Press

Константин Гаазе объяснил Sobesednik.ru, зачем власти затевают реформу госуправления и чем опасна её реализация.

22 апреля президент РФ Владимир Путин согласился с идеей премьер-министра Дмитрия Медведева о создании комиссии по реформированию системы государственного управления. Существующая система, по словам Медведева, «во многом сохраняет советские черты, опирается на старые методы контроля и мотивации и работает по инерции».

В связи с этим премьер предложил определить KPI [keys performance indicators — ключевые показатели эффективности — прим. ред.] для каждого министерства и создать «приборную панель», которая бы учитывала общественную оценку действий государственной власти.

Предполагается, что комиссию для проведения реформы госуправления возглавит Путин, а сам Медведев станет заместителем. В новый орган также войдут министры, депутаты, сенаторы и эксперты.

Добавим, что идея премьера о KPI — это часть проекта президента Сбербанка Германа Грефа, цель которого якобы заключается в том, чтобы перейти от ручного управления страной к проектному.

Чего ожидать от реформы? Каковы её цели? И кому она вообще нужна? На эти и другие вопросы корреспонденту Sobesednik.ru терпеливо ответил журналист, политический обозреватель Константин Гаазе:

Непонятая идея

— Многие политологи отказываются обсуждать эту тему, потому что никто, кажется, толком не понимает, что происходит.

— Во-первых, непонятно, что происходит, а во-вторых, непонятно, о чём речь. Это пересадка чиновников из одного органа в другой? Это изменение принципов государственного управления? Непонятно. Там понятно только слово KPI [Key Performance Indicators — система оценки, помогающая организации определить достижение стратегических и тактических целей — прим. ред.]. Причём я видел это письмо Медведева, на котором Путин написал «согласен». Из него тоже мало чего понятно. Создать госкомиссию по административной реформе — ну хорошо, у нас есть две, пусть будет третья.

— Главная задача, как постулируется, — повысить эффективность министерств.

— Вы понимаете, что когда вы это говорите, вы говорите примерно ничего?

— Понимаю.

— И в этом главная проблема. И причина того, что политологи не хотят это комментировать. Что значит «повысить эффективность работы министерств» — повысить эффективность плановых показателей нашими министерствами? Изменить систему, в соответствии с которой эти плановые показатели им вменяются?..

«Чтобы не мочили друг друга»

— Почему вообще возникла эта идея — создать новый орган?

— Здесь две причины — утилитарная и политическая. Утилитарная заключается в том, что перед выборами, учитывая достаточно большой накал страстей в элите, людей надо занять делом. Причём таким формализованным делом, чтобы они ходили на совещания, выступали с докладами, бились за тексты поручений по итогам этих совещаний. Реформа госуправления — это очень хороший способ, чтобы все ходили строем, писали доклады, а не мочили друг друга. Так сказать, не устраивали нам тут войну всех против всех. А вторая причина политическая — ну, на Медведева ещё один бантик повесят.

Константин Гаазе / Страница Гаазе в "ВКонтакте"

— А что насчёт разговоров о том, что реформа позволит перейти от вертикальной системы управления к горизонтальной, позволит покончить с ручным управлением и так далее?

— Что значит «уйти от вертикальной к горизонтальной»? Это значит, что полностью изменится то, что сегодня называется «подчинённость». То есть у нас министерства не будут подчиняться вице-премьерам. У министерств будет бюджет на год и вменённое им задание на год. И никакой чиновник высшего уровня — вице-премьер, премьер, президент — не сможет дать министерству поручение о том-то и том-то. Это, в общем-то, означает слом модели, по которой работает российское государство примерно последние — когда у нас появилась канцелярия Его Императорского Величества? — 200 лет плюс-минус.

Есть такие предложения, многие эксперты об этом говорят, но это очень серьёзный вызов всем. Готов ли президент сказать: «Нет, я теперь больше не буду иметь возможность написать в рамках календарного года поручение министерству вот это поменять из заданий, а вот эти деньги потратить не так, как в бюджете написано, а так, как я хочу»? Это очень серьёзный вопрос.

— Система готова сама себя менять?

— Система себя меняет ежедневно. Вопрос в том, что она сама себя меняет, оставаясь той же самой системой. Могут ли чиновники реформировать чиновников? Могут — мы это 25 лет наблюдаем. Результаты у такого реформирования какие есть, такие есть. Нужна ли тут какая-то новая политическая инстанция? Возможно, нужна, но уж точно она не должна называться «Госкомиссия при Председателе Правительства Российской Федерации».

Может быть только хуже

— С чего бы вы начали реформу госуправления, будь ваша воля?

— Изменил бы правила документооборота.

— Чтоб бумажки...

— Чтоб бумажки ходили по-другому, да. Некоторые виды бумажек бы отменил, а некоторые бумажки постарался бы сделать так, чтоб они ходили по-другому, имели другую силу и подчинялись другим правилам.

— Любопытно. Мы часто говорим, что у нас чиновники не делом заняты, а бумажки переписывают.

— Это абсолютная правда. Но для того чтобы их реформировать, нужно сделать так, чтобы эти бумажки жили по другим правилам.

— Я так понял, вы не ожидаете от этой реформы каких-то серьёзных изменений в нашей жизни.

— Я не знаю, я не могу по этому поводу ничего ожидать, потому что не понимаю, чего ожидать.

— Все эти туманные планы по реформированию госуправления сойдут на нет? Или будет какой-то результат — создадут комиссию, начнётся работа…

— Будет результат или будет создана комиссия?

— Это разные вещи.

— Это абсолютно разные вещи. Комиссия будет создана, она проведёт какое-то количество заседаний, на которых она примет какое-то количество решений. Эти решения будут оформлены в виде поручений председателя правительства. Потом они будут спущены в ведомства и будут ведомствами исполняться. Если вы под результатом это подразумеваете, то он будет. Если мы под результатом понимаем слом модели государственного управления в РФ, то нет, в 2016 году я не ожидаю слома модели. Более того, надеюсь, что он не произойдёт, потому что если это случится, не знаю, будет ли это хорошо или плохо для жизни обычных людей.

— Почему может быть плохо?

— Потому что людям нужно получать справки, бумажки, документы. Сейчас это плохо, тяжело, а если сломать эту систему, то, возможно, это станет невозможно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания