Новости дня

23 января, вторник






























22 января, понедельник















Дмитрий Орлов: Петр Порошенко сможет остановить гражданскую войну на Украине, но...


Украинский бизнесмен Ринат Ахметов, выступающий против самопровозглашённых мэров и губернаторов юго-восточной Украины, призвал сотрудников своих предприятий в регионах выразить протест этим властям. О том, почему сейчас сами жители Донбасса, которые боролись за свою независимость, ретируются, а также почему Ахметов так всем недоволен, рассказал нам политолог Дмитрий Орлов.

— Украинский бизнесмен Ринат Ахметов призвал рабочих выйти на митинг по месту работы, выступить в поддержку мира и против новых властей Донбасса. Во вторник подобный митинг за 20 минут разгромили вооруженные лица. Как Вы можете прокомментировать эту информацию?

— Вы знаете, я думаю, что мотивы заявлений Ахметова довольно просты. Это всё связано так или иначе с сохранением его бизнеса, сохранением стабильности в регионе. А после того, как ДНР, так называемая ДНР заявила о необходимости поступлений налоговых средств в её бюджет, естественно, это привело к тому, что Ахметов осознал угрозы его бизнесу со стороны ополченцев и стремится реагировать на них, обращаясь непосредственно к своим работникам.

— Ну, не все, конечно, работники Ахметова против новых властей ДНР. Есть и простые жители, которым не нравятся новые самопровозглашённые мэры и главы. Как Вы думаете, почему?

— Видите, главное, что раздражает население, — нестабильность и военные действия, которые ведутся на территории юго-востока Украины. Там ведь достаточно консервативное население по обычаям своим, по взглядам. И такая активность для них несвойственна: они постоянно и напряжённо работают, собственно, как на предприятиях Ахметова, так и на других. И вот этих людей, назовём их «спокойные люди» — бывают вежливые люди, а это спокойные люди, — они заинтересованы в том, чтобы нестабильность прекратилась.

А для многих из них просто эта нестабильность связана с действиями ополченцев, деятельностью тех, кто захватывает административные здания, стремится изменить политическую систему на Украине, кто устанавливает новую систему власти. И для любого консерватора это очень большие проблемы — и психологические, и другие. И у многих из них формируется эффект отторжения в отношение ополченцев, а этот эффект и эти настроения сейчас умело использует Ахметов.

Но я думаю, что он просто руководствуется экономическими интересами и полагает, что от ополченцев — точнее, ДНР, которая сформировалась, непризнанные власти — может быть не меньше проблем в экономическом смысле, чем от киевских властей. При этом ясно, что Донецкая республика не является сложившимся государством: там нет институтов власти, нет государственных управлений. Поэтому можно предположить, что и правила будут меняться часто, а они могут затронуть в том числе и интересы бизнеса, в том числе и интересы бизнеса самого Ахметова.

— В связи с этим ожидают ли нас новые столкновения внутри самопровозглашённых республик с участием этих людей Ахметова и простых граждан?

— Ситуация на Украине сейчас отличается вообще высокой нестабильностью. Всё, что происходит в стране с 21–22 февраля после Майдана — нелегитимные, слабо мотивированные действия самых разных лиц. И к ним относятся и киевские власти, и ополченцы Донецкой и Луганской республик, и различные криминальные формирования, которые вообще не имеют никакой привязки к легитимности. И ощущение хаоса возникает у людей, а он, собственно, происходит.

Абсурдно полагать, что если на такой территории большая часть людей заявила, что здесь будет новое государство, оно возникнет на следующий день. Как раз на следующий день после такого заявления начинается нестабильность. И мы её, собственно, и наблюдаем.

Я думаю, что дело не в том, что мы будем наблюдать или столкнёмся с какими-то агрессивными действиями ополченцев донецких, криминальных групп и каких-то формирований, которые контролируются Ахметовым. Дело в том, что сегодня большинство рядовых украинцев окончательно потерялись в гражданской войне, они просто не понимают, кто с кем воюет, жалуются на то, что они не могут определить, какой именно политической группе принадлежат те или иные военные формирования.

То есть проблема контроля над вооружёнными группировками на юго-востоке Украины уже существует. И кто сейчас воюет? Ополченцы, затем киевские военные, которые разнородны — там и Нацгвардия, и «Правый сектор», и часть украинской армии, вооружённые люди от имени [олигарха, губернатора Днепропетровской области Игоря] Коломойского. И сложно предположить, что нет ещё людей Ахметова и каких-то других групп, которые будут действовать на территории юго-востока.

То есть столкновения за контроль над регионами уже происходят — во всяком случае, до 25 мая, когда на территории Украины установится легитимная власть, они точно будут происходить. Но я думаю, они будут какое-то время и после выборов, но необходим просто национальный диалог и необходимы различные сдерживающие меры для того, чтобы масштаб различных по характеру военных формирований не возрастал.

— То есть Вы считаете, что существенным образом выборы не повлияют на обстановку в восточных регионах?

— Нет, я думаю, конечно, повлияют.

— Почему?

— Потому что Яценюк и Турчинов обладают ограниченной легитимностью, а избранный президент, скорее всего это будет Пётр Порошенко, конечно, будет в высокой степени легитимным лидером. Хотя правовые основания, на которых проходят выборы, не являются полностью законными. Но тем не менее, в масштабах страны он будет обладать легитимностью.

И всё же Порошенко сможет остановить гражданскую войну на Украине. Но только если он не будет раздражать население. Если не будет делать грубых шагов, если его политика по отношению к юго-востоку будет осторожной, учитывающей потребности населения и если там постепенно аккуратно будет прекращена антитеррористическая операция, я думаю, что ситуация имеет шанс стабилизироваться.

А что касается корпоративных армий, я думаю, что просто и с Коломойским, и с Ахметовым, и с другими крупными, влиятельными бизнесменами вести диалог новым уже украинским властям с тем, чтобы их, условно назовём, «корпоративные армии» воспринимались как дружинники и поддерживали общественный порядок. То есть чтобы они прекратили военные действия, самостоятельные операции, активность, во-первых, а во-вторых, чтобы никто новый типа Ахметова не вступал в эту игру.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания