Новости дня

18 июля, среда

17 июля, вторник






























16 июля, понедельник














Депутат Госдумы Сергей Калашников: Нервные будут палить независимо от правил

Собеседник №14 '14

Сергей Калашников // Russian Look
Сергей Калашников // Russian Look

Хозяин вправе защищать свой дом от незваных гостей любым способом – вплоть до убийства злоумышленников. Подобную свободу предлагает новый законопроект по расширению пределов самообороны, подготовленный сенаторами и депутатами Госдумы. О деталях и перспективах закона мы поговорили с одним из его разработчиков, главой думского комитета по охране здоровья Сергеем Калашниковым.

– Сергей Вячеславович, спрошу от имени ваших идейных противников. Чего вы добиваетесь? Чтобы нервные граждане начали безнаказанно палить по любому, кто звонит в дверь?

– Нервные граждане будут палить независимо от правил. Не надо путать законы нормального общества и девиантное поведение отдельных людей. Приведу парадоксальный пример. В республиках Северного Кавказа почти нет уличного хулиганства по одной простой причине: за любое словесное оскорбление можно нарваться на нож. И это сдерживает уличную преступность. А в данном случае тот, кто вламывается в квартиры, пять раз подумает, зная, что за стенкой его может ждать серьезный отпор. Речь не о том, что надо палить по любому, кто стучит в дверь. Закон не провоцирует такое поведение. Но закон утверждает: «мой дом – моя крепость».

– Это калька со знаменитой доктрины крепости, действующей в США?

– Ни в коем случае. У них ведь совсем другой ценностный подход в обществе. Человек – это все, а государство – его слуга. У нас, увы, все наоборот. У них возможности применения оружия очень широки. По американскому закону я могу убить любого человека, переступившего порог, если почувствую в нем агрессию. Мы же оговариваем, при каких условиях можно превысить пределы самообороны. Ведь в действующем законе есть шлагбаум, который перекрывает возможности самозащиты: ущерб, нанесенный преступнику, не может превышать угрозы, которая от него исходит. Грубо говоря, если к тебе ворвались грабители, насилуют жену, ты их убить не можешь, а можешь только изнасиловать в ответ. Это же абсурд. Когда я бью насильника чем попало, я не в состоянии рассчитывать, а не убью ли я его, не устрою ли ему сотрясение мозга. Я защищаюсь всеми доступными средствами. В законе мы говорим, при каких условиях я могу превысить пределы самозащиты, не опасаясь за это сесть.

/

– Среди ваших условий, например, «устная угроза» и «явное намерение совершить насилие». Это как же потом доказать эти факторы?

– Там есть главный фактор – несанкционированное проникновение в жилище. В таких случаях есть следы взлома, разгром определенный. И это проще разбирать в суде, чем то, почему ты с грабителем, например, не начал драться на ножах, а застрелил.

– Уточню, в понятие жилища вы включаете только сам дом или квартиру?

– Да, только помещение. Речь не идет о прилегающей территории, об участке, куда дети залезли воровать вишню, например.

– Ваш закон также разрешает использовать для защиты «специальные технические средства и механизмы». Что имеется в виду?

– Это могут быть, например, шумовые приспособления, испускающие электрический разряд. Различного рода капканы.

 

Военнослужащий / Russian Look

 

– Но капкан в квартире как-то дико устанавливать.

– Человек уезжает отпуск, взял и под коврик положил волчий капкан. А почему бы и нет? Но список средств еще будет конкретизироваться. Главное, чтобы в случае, если границы дома нарушены, за их использование хозяин не понес наказания.

– Но опять же степень угрозы для владельца дома придется ранжировать судье, как и в прежнем законе. И сегодня действительно судьи склонны карать тех, кто защищается. Может, стоит просто гуманизировать судебную практику?

– Если практика допускает произвольное толкование, то плох закон. Судья не может его интерпретировать на свое усмотрение. Потому мы и приводим перечень случаев, в которых хозяин жилища должен быть оправдан.

– Верховный суд уже вынес заключение, что ваш перечень неполный.

– Это отговорка, конечно, мы не можем охватить все частные ситуации. Мы говорим, что в этих случаях будьте добры применять новые нормы. В остальных судите, как прежде. На самом деле главная причина негативных отзывов на закон: у нас человеку не доверяют защищать свои неотъемлемые личные права.

 

Заседание / Russian Look

 

– Поэтому все предыдущие подобные законы отклонялись?

– Я говорил со многими противниками идеи и пришел к выводу, что здесь нет злой воли или некомпетентности отдельных людей. Просто наше государство долгое время позиционировало себя как субъекта, который решает любые личные проблемы граждан, не доверяя им эту функцию. Если на тебя напали, только государство имеет право тебя защитить, а сам ты – винтик, механизм, воли иметь не должен. Гражданину отказано в праве быть равным государству даже в плане решения своих самых важных частных проблем. Это на уровне глубокого подсознания, менталитета. И поэтому я не уверен, что наш закон будет принят. Но тот факт, что такие законопроекты периодически предлагаются, означает, что проблема в обществе стоит остро и она не решена.

/Кстати

На сайте российской общественной инициативы проект «Мой дом – моя крепость» набрал свыше 100 тысяч голосов. Именно поэтому закон обязаны в ближайшее время рассмотреть в Госдуме. При этом проблема превышения самообороны (и не только в пределах жилища) поднимается после каждого резонансного судебного случая. Одним из первых было громкое дело Александры Иванниковой, убившей водителя такси, пытавшегося ее изнасиловать. В 2012-м под судом оказалась москвичка Татьяна Кудрявцева, убившая ножом узбека-насильника. Тульский предприниматель Гугем Саркисян не пощадил троих из четверых грабителей, угрожавших пистолетами его детям. Все эти люди обвинялись в превышении допустимой самообороны и избежали уголовного наказания только под давлением общественности. Однако, по данным экспертов, процент оправдательных приговоров в подобных случаях не превышает 10. В данный момент в суде Тульской области рассматривается дело пенсионера, зарезавшего соседа, бывшего заключенного, пристававшего к его внучкам, ученицам начальных классов. Пенсионеру грозит до двух лет лишения свободы.

 

Сергей Калашников / Russian Look

/Справка

Понятие «необходимая оборона» регулируется ст. 37 УК и определяется как «защита от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни». Степень опасности насилия определяется судом в каждом конкретном случае. Авторы нового законопроекта предлагают отнести к опасным посягательствам: устные угрозы с демонстрацией оружия, попытки изнасилования, попытки привести в действие взрывные устройства, вооруженное принуждение к совершению преступления.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!