Новости дня

23 января, вторник











22 января, понедельник






























21 января, воскресенье




Александр Брод: Крымчане понимали - у России масса проблем, но выбрали меньшее из двух зол


Референдум в Крыму // Russian Look

Крым вошел в состав РФ, и Россия начала преобразования в новоиспеченном регионе страны. О том, какие настроения царят на полуострове, о планах по изменению инфраструктуры, а также о возможных угрозах стабильности региона мы побеседовали с членом Совета по правам человека при Президенте РФ, общественным деятелем и правозащитником Александром Бродом.

- В ходе предвыборной кампании много чего было обещано жителям Крыма. Что может произойти в регионе в случае невыполнения обещаний или части обещаний российской стороной?

- Граждане Крыма прекрасно знают, что происходит в России. Не идеализируют Российскую Федерацию. Знают обо всех проблемах, о коррупции, знают о кризисе исполнительной власти. Но в то же время считают, что, находясь в Российской Федерации, будут чувствовать себя более комфортно.

Если они столкнутся с невыполнением обещаний, конечно, они будут заявлять об этих проблемах, как заявляют об этих проблемах и граждане других регионов. Я считаю, что должны появиться в Крыму сильные новые общественные организации. Мы как российские правозащитники готовы помогать коллегам, давать такие структуры, обучать лидеров этих организаций, поддерживать и доводить проблемы этого региона до российских властей. Думаю, мы будем усиленно вести мониторинг ситуации: как идет развитие Крыма, как выполняют обещания местные и федеральные власти. Будем выезжать туда, будем проводить опросы, будем с правовой точки зрения консультировать крымчан и все эти проблемы будем доводить до первого лица, поскольку у членов Совета по правам человека при президенте есть возможность встречаться с президентом, есть возможность доводить до Администрации президента любые проблемы, настаивать на их выполнении. Крым будет под увеличительным стеклом не только Запада, не только Украины, но и, прежде всего, общественных организаций Москвы и других российских регионов.

- Владимир Путин заявил, что Керченский мост должен будет пропускать как автомобили, так и поезда. Сможет ли такой проект полностью решить проблему транспортного обеспечения Крыма?

- В планах есть строительство моста, соединяющего Крым с Краснодарским краем. Конечно, на это потребуется время, но нужно будет форсировать выполнение этого проекта. Думаю, все-таки с учетом дальнейших переговоров с украинскими властями при посредничестве международных организаций будет налажено сообщение и с Украиной. 20 марта в Москву прибывает генеральный секретарь Организации Объединенных Наций и встречается с президентом Российской Федерации. Думаю, что вопросы урегулирования ситуации на Украине в понимании того, почему крымчане захотели быть в составе Российской Федерации, будут обсуждаться, и постепенно будет приходить понимание нашими зарубежными партнерами того, что там произошло.

Я думаю, будут развиваться и транспортные связи, будут развиваться и экономические. Российский бизнес охотно будет вкладываться в развитие Крыма, в том числе и в развитие транспортной сферы. Все эти проблемы будут оперативно решаться.

- Появилась информация, что этот мост также будет обеспечивать полуостров водой. Вам что-то известно об этом проекте?

- Я об этом слышал. Думаю, надо всё активнее обнародовать. Есть настроения, что Крым может лечь бременем на бюджет (а значит, на каждого гражданина) и мы будем обделены. Поэтому мост, вода — вообще все проекты, связанные с Крымом, должны быть прозрачными, должны публиковаться. Экспертное сообщество должно включаться в это обсуждение. Да и все россияне должны понимать, на что расходуются бюджетные средства, чтобы не возникало недопонимания, обиды.

Поэтому прозрачность, четкое понимание, на что будут расходоваться деньги, на какие проекты — это чрезвычайно важно. В том числе энергообеспечение, обеспечение пресной водой — всё это должно быть понятным и прозрачным.

Знаю, что в Крыму можно развивать активно альтернативные источники энергии. Можно развивать те водохранилища, которые были построены при Советской власти, но были законсервированы. С учетом добычи газа, развития санаторно-курортной отрасли можно будет добиться того, что Крым станет самодостаточным субъектом Российской Федерации.

- Что вообще ожидают крымчане в скором времени получить от вхождения в состав РФ? На что люди надеются?

- Прежде всего они ждут защиты от возможных военных действий со стороны так называемой новой власти, поскольку действительно боялись актов насилия, захватов, произвола со стороны вооруженных радикалов, что мы наблюдаем сейчас в Киеве и в других регионах. Продолжают нападать на журналистов, на банки, на учреждения. Насилию подвергаются неугодные политики, журналисты, общественные деятели. Крымчане прежде всего не хотят такого разгула насилия и надеются, что Российская Федерация их от этого защитит.

Второе: Крым содержался украинскими властями на протяжении 20 лет в «черном теле». Вкладывалось очень мало средств, не развивалась инфраструктура, что породило безобразные дороги, заброшенные поля, крах экономики, очень низкий уровень сервиса. Если сравнивать пенсии, зарплаты, пособия, потребительскую корзину Крыма, Украины и Российской Федерации, то показатели в России опережают по всем перечисленным статьям. Поэтому крымчане ждут от Российской Федерации развития экономики, инфраструктуры и социальной поддержки населения. Кстати, 19 марта президент России сказал о том, что пенсии пожилых граждан Крыма нужно поднять до российского уровня.

Третье, чего ожидают крымчане — думаю, идеи культурного, духовного единства с Россией, единого культурного пространства. Все эти 20 лет они очень болезненно воспринимали и антирусские, антироссийские настроения, и попытку отменить закон о региональных языках.

Поэтому с вхождением в Российскую Федерацию историческая справедливость берет свое, и граждане будут себя чувствовать боле комфортно, находясь в единой культурной среде с Российской Федерацией без любых попыток дискриминации. В послании Путина прозвучало, что все этнические группы, населяющие Крым, будут пользоваться равными правами, будут учтены все культурные, языковые, духовные традиции. Для меня это очень важно.

- Вы были в Крыму и наблюдали радостную реакцию и единение жителей, связанную с вхождением в состав РФ. Как вы считаете, к чему может привести этот невероятный подъем прорусских настроений в сочетании с еще не выведенными войсками Украины из региона?

- Прежде всего не хотелось бы, чтобы возникали новые источники напряжения. Стоит переводить решение этих вопросов в дипломатическую плоскость при посредничестве международных структур, в том числе и ООН. Все эти вопросы, связанные с дальнейшей судьбой войск и флота Украины, как и вопросы, связанные с собственностью Украины на территории Крыма, нужно решать исключительно с правовой точки зрения, путем дипломатических переговоров. Чтобы избежать насилия, избежать ответных мер.

Национализация Россией собственности в Крыму вызвала болезненную реакцию Украины, и она сама заявляет о национализации собственности российского частного бизнеса, госкорпораций. Чтобы нам не перейти к такой «махновщине», когда берут все, что плохо лежит, есть механизмы, которые можно использовать в дипломатических переговорах.

- Но какая-то угроза в ситуации с украинскими войсками в Крыму присутствует или это надуманное беспокойство?

- Такая угроза есть. Уже решительно настроенные граждане в Крыму пытались захватить какие-то военизированные части. Действительно, есть такая угроза, что могут не сдержаться и крымчане, могут ответить и украинские войска. Думаю, все эти вопросы нужно тщательно обсуждать российским властям и крымским властям, российским властям и украинским властям, чтобы избежать новых столкновений. Сейчас мы видим, что провокаторы пытаются взорвать ситуацию в Крыму. Появляются какие-то стрелки, уже есть жертвы. Это действительно опасно.

- Вы были наблюдателем на том самом референдуме. Как он проходил?

Был большой духовный подъем у людей. В Симферополе, несмотря на дождливую погоду, люди гуляли по улицам, проходили уличные концерты, уличные ярмарки, раздавали российские и крымские флажки. Многие просто стояли на улицах, обсуждали, смотрели информационные листки. Кстати, у Верховного совета я увидел такой информационный листок, где сравнивались элементы социальной политики Украины и России, то есть уровень зарплат, пенсий, цены на бензин, пособия и так далее. Все были на подъеме и относились очень позитивно к референдуму.

В сельской местности, конечно, было поспокойнее, но везде была высокая явка, особенно в первые часы работы избирательных участков. Практически на каждом участке рассказывали, что до открытия выстраивалась очередь, причем это были и молодые, и среднего, и старшего возрастов люди.

Референдум в Крыму / Russian Look

Обошлось все без эксцессов, без серьезных проблем. Я видел, что никаких особых мер безопасности не предпринималось. Не на каждом участке были сотрудники милиции, дружинники. По одному участку мы даже сделали замечание в территориальную избирательную комиссию - на окраине Бахчисарая, где автовокзал, там участок располагался на втором этаже и абсолютно не было никакой охраны, мер предосторожности.

Из нарушений были незначительные проблемы. На одном из участков недалеко от входа была наклеена листовка с галочкой по первому пункту, что расценили как признаки агитации, сделали замечание председателю избирательной комиссии, и эту листовку мгновенно убрали. Было несколько ложных вбросов в СМИ, что журналистов не пускают на участки. Но мы уточняли и в центральной избирательной комиссии и по территориальным избирательным комиссиям - таких инцидентов нигде не было, все журналисты, предъявив удостоверение журналистов, также как и международные наблюдатели, попадали на участки, никаких препятствий никто не чинил.

Референдум в Крыму / Russian Look

По Бахчисарайскому району видели листовки (их находили в мечетях, по квартирам, разбрасывали по почтовым ящикам, оставляли на остановках, в магазинах; одна листовка была анонимная, вторая - за подписью меджлиса) с призывом к крымским татарам бойкотировать референдум.

Заявления лидеров меджлиса о том, что крымские татары бойкотируют референдум, что они запуганы - все это не подтвердилось. Я был на нескольких участках, где мне говорили члены комиссии, председатели комиссии, что 30-40% крымских татар от общего числа присутствовали. Были и такие участки, где крымских татар не было, или их приходило очень незначительное количество. Но тем не менее нельзя сказать, что вся община крымских татар негативно воспринимала референдум: были и публичные заявления лидеров крымских татар, руководителей общественных организаций, авторитетных людей о том, что они принимают участие в референдуме, не боятся России, не ассоциируют её со сталинским Союзом , где они действительно испытывали серьезную дискриминацию. Поэтому если Крым станет субъектом федерации, то у нас есть закон о репрессированных народах, он должен распространяться и на крымских татар.

Референдум в Крыму / Russian Look

Cомнений в результатах референдума у ​​меня нет, потому что наши наблюдатели присутствовали при подсчете бюллетеней. Все это соответствует действительности, это подтверждают и данные экзит-poll'ов. Поэтому о каких-то фальсификациях, вбросах, фальшивых бюллетенях говорить не приходится.

Теперь будет заседание Государственной думы, и в Совете Федерации. Сейчас в Симферополе пока еще нет рубля в обращении. Все логично идет своим путем.

Я считаю, что такая активизация настроений в Крыму связана с крайне неблагополучными событиями в Украине, в Киеве, в других регионах. Рост насилия, приход сомнительных людей во власть, дискриминация русских - это во многом спровоцировало стремительное развитие событий.

После референдума в Крыму / Russian Look

Российские граждане с большой тревогой следили за событиями в Киеве, в Украине. Я как руководитель правозащитной организации наблюдал за вторым туром избрания президента Украины, видя приход Януковича, который для меня с самого начала был сомнительной фигурой. Мы буквально через несколько месяцев после его избрания стали получать от наших коллег-правозащитников сообщения о том, что в Украине неблагополучно: вводится цензура, идет передел собственности, уничтожение малого и среднего бизнеса, нет реформ, расставляются люди из команды Януковича на финансовые потоки, начинают регулироватся все сферы, - ну, элементы авторитаризма и криминального управления. Поэтому для меня и для других людей было очевидно, что тучи будут сгущаться, это приведет к кризису. Беда в том, что протестные настроения граждан использовали политики для прихода к власти, подключили и криминал, и шовинистов. Явное было влияние европейских стран, Соединенных Штатов Америки, финансовая подпитка. Была создана такая гремучая смесь, которая привела к росту насилия, к росту дискриминационной риторики и политики.

/

Думаю, все это будет еще долго продолжаться - до президентских выборов. Все-таки ожидаю, что появятся новые люди, новые фигуры в политике. Пока мы видим расправы над неугодными политиками, общественными деятелями, журналистами, элементы авторитарно-криминального управления. Но к Януковичу здесь все относятся крайне негативно. Я не видел ни одного человека, который бы поминал его добрым словом.

Крым произвел на меня печальное впечатление. Мне показалось, что я перенеся на окраину Советского Союза - это плохие дороги, заброшенные поля, очень низкий сервис, депрессивный регион. Крымчане, мне кажется, считают, что из двух зол нужно выбирать меньшее. Они считают, что меньшее зло - это в настоящее время Российская Федерация, что Россия в состоянии гарантировать спокойствие и, конечно, надеются на развитие.

Я могу добавить, что крымчане прекрасно понимают, что у России очень много своих проблем: коррупция, кризис в системе управления. Естественно, если Крым станет частью России, то эти проблемы придут и в Крым. Но кризис на Украине и депрессивное состояние региона просто оставило для людей один-единственный выход: быть в составе России. Это, наверное, вынужденно, но и, в какой-то степени, это естественный процесс.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания