Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Как менялась экономическая модель России


12 февраля Владимир Путин на совещании правительства заявил, что сырьевая модель экономики себя исчерпала, и потребовал найти новые пути развития России. Мы вспомнили самые радикальные исторические повороты экономической политики.

Крестьянская реформа в России, 1861 год

Одним из шагов, наиболее радикально повлиявших на экономическую модель, стала отмена крепостного права Александром II. Экономика Российской империи строилась на помещичьем землевладении с использованием крепостного (рабского) труда. После крестьянской реформы 1861 года основой производства становятся свободные люди. За счет этого растет промышленное производство, увеличивается эффективность сельского хозяйства, а Россия твердо встает на капиталистические рельсы развития. Сама реформа вызывает споры и различные оценки, некоторые называют её незавершённой и половинчатой, но бесспорно то, что она кардинально изменила общественно-политическую, а вслед за ней и экономическую картину жизни страны.

/ Russian Look

Продразверстка, 1918 год

Продразверстка – это радикальная мера, направленная на выполнение заготовок сельскохозяйственной продукции. Она предполагала обязательную сдачу производителями определенной нормы продуктов по нерыночным ценам, установленным государством. Эта мера была частично использована властью Российской империи в 1916 году, затем Временным правительством в 1917 году. Однако наиболее длительный период продразверстки страна пережила после введения этой нормы большевиками в 1918 году в рамках политики «военного коммунизма».

Фактически советская власть изымала продукцию бесплатно, потому что денежные средства, предлагаемые взамен, в условиях Гражданской войны были полностью обесценены. Массовое изъятие хлеба и прочих продуктов у крестьян осуществлялось при помощи вооруженных отрядов комитетов бедноты (комбедов) и специальных частей Красной армии (продотрядов). Подобная политика смогла снабдить на короткий период Советскую власть необходимыми продуктами, однако привела к многочисленным мятежам, разорению крестьян и торможению восстановления экономики страны. В итоге, принимая во внимание катастрофические последствия «военного коммунизма», в 1921 году продразверстку заменили продналогом.

/ Russian Look

Новая экономическая политика, 1921 год

Нэп стал поворотом в послереволюционной экономической политике большевиков почти на 180 градусов. Помимо уже упомянутого продналога, который уменьшал сборы с крестьян с 70% продукции до 30%, новые методы предполагали активное использование рыночных механизмов. Для Советской России эта мера стала настоящим спасением, способным преодолеть разруху и накормить людей. Разумеется, сумасшедшие темпы роста ВВП той поры (до 60% в год) были обусловлены восстановительным характером нэпа. К концу 1920-х годов промышленное развитие начало тормозиться из-за того, что был счерпан потенциал возвращения в строй довоенных мощностей. В то же время притеснения «кулаков» в деревне и нежелание пускать частный сектор к командным высотам не позволяли продолжать развитие. Инвестиции из-за рубежа не приветствовались, да и сами иностранцы не сильно стремились вкладывать деньги в режим с радикальными социалистами во главе. В итоге в 1928 году советская власть сворачивает «новую экономическую политику».

/ Russian Look

Первая сталинская пятилетка, 1929 год

1929 год принято считать отправной точкой длительного и последовательного курса на индустриализацию, принесшего нашей стране миллионы жертв и ликвидировавшего капиталистические формы экономической активности. Основная идея индустриализации заключалась в следующем: изъятие «излишков» хлеба у крестьян, продажа зерна на мировом рынке и закупка станков и оборудования на вырученные средства. Эта нехитрая политика совпала с мировым экономическим кризисом (Великой депрессией), когда из-за перепроизводства сельскохозяйственной продукции цены на зерновые значительно упали. Подобная ситуация в совокупности с поставленной Иосифом Сталиным целью создания сильнейшей военной державы вынуждала изымать зерно в огромных количествах, что привело к голоду в 1932-1933 годах, унесшему жизни от 3 до 8 миллионов человек. Крестьянство по всей стране подверглось тотальному разорению. Кроме того, для строительства новых заводов, предприятий, каналов была создана система лагерей массового принудительного заключения (ГУЛАГ), где рабская рабочая сила заключенных успешно использовалась на «передовых стройках социализма».

/

Нефтяной поворот, 1970-1973 годы

Сталинская индустриализация принесла определенные плоды в развитии промышленности, и на ее базе происходил быстрый рост экономики при Никите Хрущеве и в начале правления Леонида Брежнева. Однако проблемы в сельском хозяйстве, наметившиеся еще в довоенные годы в период активной индустриализации, серьезно беспокоили руководство, которое безуспешно пыталось найти выход в рамках командно-административной экономки. Хрущевское освоение новых посевных площадей и кукурузная компания дали некоторый положительный эффект, однако эффект непродолжительный и незначительный. И тогда возникла светлая идея продавать нефть в обмен на зерно.

Начался этот процесс еще в годы правления Никиты Хрущева, однако совсем иной масштаб это явление приобрело во время мирового нефтяного кризиса 1973 года, когда цены на нефть выросли сразу в четыре раза. В семидесятых годах руководство СССР увидело в успешной ценовой конъюнктуре решение всех проблем и приступило к наращиванию объёмов продажи нефти и покупки хлеба. К 1975 году массированные закупки зерна уже исчислялись уже десятками миллионов тонн.

/ Russian Look

Однако ни на какие качественные инвестиции в сельское хозяйство денежные средства от продажи нефти не шли, а зависимость от импорта хлеба возрастала. В результате к середине 1980-х каждая третья буханка хлеба на прилавках советских магазинов производилась из зерна, закупленного за рубежом. А резкое падение цен на нефть во второй половине 1980-х поставило жирный крест на 70-летней истории Советского государства.

Реформы 1991 года

Ликвидировать последствия экономического краха социалистической системы в начале 1990-х пришлось правительству Бориса Ельцина. Ученый-экономист Егор Гайдар в условиях глубочайшего кризиса командно-административной экономики предлагает осуществить либерализацию цен и приватизацию государственной собственности. Неразрешимые проблемы советской экономики были очевидны сторонним наблюдателям ещё в самом начале 80-х, однако чтобы решиться на смену курса, понадобились 10 лет и полный крах ранее существовавшей системы.

Отсутствие опыта, явная наивность в ряде вопросов, да и откровенной недостаток знаний в области рыночной экономики в ходе реализации нового курса на местах привели ко многим ошибкам, а переход от социалистической к капиталистической модели экономики сопровождался резким расслоением общества, падением уровня жизни и ростом недовольства. Тем не менее многие современные эксперты считают Егора Гайдара выдающимся государственным деятелем и чрезвычайно талантливым реформатором.

/ Russian Look

Дефолт, 1998

Все девяностые годы российское правительство испытывало серьезные финансовые трудности. Собственную эффективную промышленность создать не удалось, а основным экспортным товаром оставались энергоносители. Однако в 1997 году ситуация начала еще более усугубляться из-за снижения мировых цен на сырье, прежде всего на нефть, газ и металлы, и начавшегося весной 1998 года в Азии мирового финансового кризиса. В результате иностранные инвесторы, и до этого не особо баловавшие Россию финансовыми вливаниями, стали опасаться вкладывать средства в государства с нестабильной экономикой. Чтобы стабилизировать ситуацию, правительство пошло на экстраординарную меру – технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств.

Несмотря на резкий рост цен, множество обанкротившихся предприятий и сложные социальные последствия, именно дефолт 1998 года позволил экономики России несколько отойти от сырьевой модели и развить отрасли, которые до финансового кризиса замещались импортом. Вследствие девальвации рубля цены на импортные товары внутри страны подскочили, а стоимость отечественных товаров за границей в валютном выражении снизилась, что позволило им прийти на рынки, которые они не могли занять раньше. Кризис 1998 года дал шанс отечественной промышленности набрать силу, отгородил ее от импорта и увеличил экспортные возможности. Недаром сразу после дефолта начался постепенный рост и процесс создания реального сектора российской экономики.

/ Russian Look

И снова на иглу

С начала нулевых годов в мировой экономике наметился стабильный тренд на увеличение стоимости энергоносителей, в связи с чем в России начался рост доходов от продажи сырья даже без ощутимого роста объемов производства нефти и газа. Этот эффект позволил значительно увеличить уровень жизни, уравновесить бюджетную политику и обеспечить финансирование государственных обязательств и инициатив.

С другой стороны, Россия все больше становилась зависимой от «нефтяных денег», а получаемые средства, как и в истории с СССР, в основном «проедались», а не шли на инвестирование и развитие отечественного производства. Более того, по оценкам экономистов примерно с 2004-2005 г. г. увеличение доходов от экспорта энергоносителей объяснялось не ростом объёмов добычи (они оставались неизменными), а только и исключительно ростом цены на нефть.

Разговоры же о том, что сырьевая экономическая модель в скором времени будет исчерпана, велись постоянно как в нулевые, так и в последующие годы. Пока стоимость барреля нефти остаётся высокой, но темпы роста цены знавали и лучшие времена. Заявление Владимира Путина вряд ли стало серьезной неожиданностью для большинства интересующихся сферой экономики граждан. Однако что будет предпринято теперь, когда кризис сырьевой модели официально признан на максимально высоком уровне в нашей стране, пока неизвестно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания