Новости дня

19 октября, четверг






































18 октября, среда





Крылья для тандема


Самолеты для Самих

Главный заказ – это «борт №1». Их тоже будет два: один для Медведева, второй для Путина. Сегодня роль главного самолета выполняет ИЛ-96-300ПУ. К буквам ПУ Путин отношения не имеет. Это пункт управления, так как самолет является еще и «воздушным офисом». На борту предусмотрены зал для совещаний и кабинет с телефонами. Есть также спальня с кроватью, душевая, салон для гостей, три бара.

– Вопросы безопасности решены на самом высоком уровне, и то, что мы не знаем подробностей – лишнее тому доказательство, – считает бывший замминистра транспорта, член правления Всемирного фонда безопасности полетов Валерий Шелковников.

Для пассажира «борта №1» не предусмотрены ни парашют, ни катапульта. Считается, что «борт №1» – сверхнадежный летательный аппарат и с ним ничего не может случиться. Но в оборудовании все-таки имеется «спасательная капсула» секретной конструкции. Разработка – отечественная, и ее механизм охраняется посерьезнее главных военных тайн страны.

– Топливо, двигатель – все «комиссионное». Под «комиссионным» понимается то, что перед каждым вылетом специальная комиссия его проверяет по всем возможным параметрам, – рассказал «Собеседнику» Валерий Шелковников.

Немалое внимание уделяется и сопровождению в небе – машин сопровождения теперь тоже строится вдвое больше. Начало «небесному дуумвирату» было положено еще год назад, когда в Казанском объединении (КАПО) Горбунова уже построили и передали Управделами два самолета-ретранслятора ТУ-214СР, которые должны шифровать сигналы переговоров. Также на подходе два ТУ-214СУС (самолетные узлы связи). Теперь оба випа могут перезваниваться в воздухе, и никто не узнает, о чем они говорят – зашифровано так, что не расшифруешь. Стоимость этих современных самолетов не разглашается, но известно, что каждый из ТУ-214СР был застрахован на сумму 1,3 млрд рублей.

60 млн $ – полет нормальный


Отделка ИЛ-96-300ПУ должна быть, что называется, на высоте. Конечно, мало кому удалось видеть «начинку» «президентской ласточки», но обстановку можно легко восстановить по видеообращениям Дмитрия Медведева, которые записывались на борту самолета. Салон выглядит роскошно – все под золото, натуральный камень и дерево.

– Ничего супердорогого там нет, – прокомментировал глава Управделами Владимир Кожин. – У некоторых бизнес-самолетов все намного круче.

Тем не менее, по слухам, эта отделка обошлась в 17 млн $, а сам са­молет стоит, по разным оценкам, от 45 до 60 млн $. Укра­ше­нием борта занималась известная компания Diamonite Aircraft Furnishings, которая специально под «московский заказ» в два раза увеличила штат сотрудников. Павлово-Посадской фабрике заказали вышивку исторических сюжетов, которые будут создавать правильный патриотический настрой у очень важных пассажиров. Обязательные предметы на борту – икона и хоругви с изображением Николая Угодника и уникальное издание Библии в золоченом футляре. Предметы культа не для красоты – ВВП признавался в одном из интервью, что в полете у него есть время, чтобы обратиться к Священному Писанию.

«Президентские соколы»

В прошлом году 235-й авиаотряд, который годами «возил» генсеков и президентов, вывели из состава Государственной транспортной компании «Россия» и включили в структуру Управделами президента. «Президентские соколы» стали ближе к звездам – кремлевским. Хотя физически находятся в аэропорту Внуково.

Специальный летный отряд – элитное закрытое подразделение. Открыто говорить о своей службе они могут только после того, как их Главные Пассажиры спустятся с политических высот на землю. Владимир Потемкин – шеф-пилот двух президентов: Михаила Горбачева и Бориса Ельцина – сейчас на пенсии, но привычки своих пассажиров помнит.

– Михаил Горбачев был поспокойнее. Зайдет, поздоровается, спросит, какая погода, все ли по графику, какое расчетное время прибытия. С Ельциным, конечно, было посложнее, – рассказал «Собеседнику» Владимир Потемкин. – Борис Николаевич иногда вмешивался, вел себя даже капризно, отчитывал за малейшие опоздания – хотя это часто не от пилотов зависит. У нас, наоборот, был свой шик – поставить самолет четко минута в минуту по графику. Но в небе все может быть – могут задержать диспетчеры, могут дать другой маршрут. Борис Николаевич этих доводов не слушал: у меня, говорит, зять – пилот (бывший глава компании «Аэрофлот» Валерий Окулов. – Ред.). Один раз даже грозился отстранить меня от полетов. Во время турне в США и Канаду рядом со взлетной полосой неожиданно появился автомобиль, и нас повернули на второй круг, а это потеря времени – 7–8 минут. Мне тогда пришлось обратиться к двум американским полковникам авиации, которые были у нас на борту, чтобы они подтвердили мою правоту. После этого Борис Николаевич смягчился...

Владимир Потемкин рассказывал, что норма у «президентских» пилотов поменьше (45–50 часов в месяц против 80 у обычного гражданского летчика), а зарплата – не намного больше, чем у коллег. Чтобы попасть в президентский отряд, нужны большой стаж безаварийного налета в качестве командира корабля, высшее авиационное образование, знание английского языка, отменное здоровье, стрессоустойчивость и возраст до 40 лет.

– Тренинг у таких пилотов очень жесткий. Один из командиров мне рассказывал, как до седьмого пота заставлял отрабатывать на тренажерах разные нештатные ситуации – от появления автобуса на взлетной полосе до погодных катаклизмов, – поделился Валерий Шелковников.

Поэтому ЧП случаются редко, их долго помнят и подробно разбирают ошибки. В Лиссабоне в двигатель самолета Путина попали птицы, а Черномырдину пришлось пережить самую жесткую посадку при перелете в Чили.

Авиаторы между собой говорят, что раньше командирами спецотряда становились прославленные летчики и генералы, которые «налетали» себе репутацию. Сейчас это тоже мегапрофи, способные справиться с любой задачей в небе, но в особой цене, как шутят в пилотской среде, еще и «ленинградская» родословная. Президенту и премьеру якобы приятно находиться среди «своих» и на земле, и в небе.

Стюардесса vip-класса


– Во времена Горбачева и Ельцина наш вроде бы компактный летный отряд «спецназначения» уже насчитывал 1600 человек. Это пилоты, штурманы, бортпроводники, обслуживающий персонал, – вспомнил Потемкин. – Отбор бортпроводников, конечно, тоже особый. Хорошие внешние данные, манеры, осанка, фигура – все важно. Если Хозяину не понравится – заменят.

Бортпроводники – «лицо» экипажа. Лицо, на которое смотрят. Кстати, супруга Владимира Путина в прошлом работала стюардессой... Бортпроводники «борта №1» находятся под опекой ФСО. Им не позволено обсуждать своего пассажира.

– Отбор ведется из лучших в гражданской авиации, но с учетом вкуса и пожеланий вип-пассажира, – рассказала «Собеседнику» директор тренинговой школы по подготовке стюардесс и стюардов для бизнес-авиации Ирина Юшина. – Дальше они проходят спецподготовку – изу­чают ресторанный сервис хай-класса, карту вин, сочетаемость блюд... Но важнее даже психологический тренинг – когда улыбаться, а когда нет; что говорить, а что нет; как чувствовать настроение пассажира и уметь под него подстроиться. В общем, быть – во всех смыслах – на высоте.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания