Скворцова Елена
03.06.2021

Арктический, дальневосточный, "золотой" гектар: почему буксует программа выдачи бесплатных земель

Какие недочеты есть в законе, действующем уже 5 лет, и что россияне делают с полученными гектарами

Фото: Дарья Позднякова на своем гектаре под Петропавловском-Камчатским открыла коннотуристический клуб. А это положительный пример // фото в статье: Светлана Негматулина

На днях Госдума приняла в первом чтении закон, распространяющий положения о выделении «дальневосточного гектара» и на Арктическую зону.

Между тем программа, действующая с 2016-го, уже выявила много законодательных недочетов.

От Мурманска до Ямала

Новые земли – в Мурманской, Архангельской областях, Красноярском крае, ЯНАО, НАО, в Коми и Карелии – будут раздавать по тем же правилам, что и по программе «Дальневосточный гектар», только выделять участки станут по упрощенной схеме. Еще новация: если человек успешно освоил свой гектар, через год сможет получить еще один. В остальном, как и раньше: сначала земли смогут выбрать только местные жители, и лишь спустя полгода – остальные россияне; а через пять лет можно оформить землю в собственность или аренду.

Власти надеются таким образом стимулировать людей осваивать новые территории. И планы растут: уже есть проекты передавать россиянам золотоносные участки, не интересные для промышленной добычи, их уже окрестили «золотым гектаром...

Но откуда такой оптимизм? Притока-то населения на Дальний Восток так и не произошло. 1 июня исполнится 5 лет, как действует программа, а участки взяли всего 88,5 тыс человек. В основном – местные жители.

Да и в новом проекте эксперты видят серьезные риски. В частности, глава ЗаКСа Хабаровского края Ирина Зикунова предостерегала: арктическая зона  экологически неустойчива, а контролировать там землепользование будет трудно. Еще она призывала государство быть дальновидным – ведь Арктика в геолого-минералогическом плане изучена слабо, и сегодня едва ли известно, что находится в недрах тех гектаров, что будут подготовлены к раздаче.

Землица в заповеднике

Между тем что будет происходить с «арктическим гектаром», можно понять, изучив, что происходит с «дальневосточным». Есть истории успешного освоения земли – люди создали пасеки, зоны эко-туризма и робинзонады, небольшие фермы и конюшни… Но есть и другие примеры, и их тоже немало.

Так, на Сахалине в 2017-м было выделено аж 8 участков в Поронайском заповеднике.

– Мало того, что они были в заповеднике, так еще и рядом с устьями ценных лососевых нерестовых рек, – рассказал глава «Экологической вахты Сахалина» Дмитрий Лисицын. – Котиковой, Сигнальной и Учир, а также в районе рейда Туровский. Когда мы это выявили, местная администрация участки уже выделила. Объясняли, что это произошло из-за смещения границ земель, поставленных на кадастровый учет и отраженных на публичной карте в Интернете. Ну ладно, ошибка. Но почему же это не смутило самих чиновников? Они ведь местные, не могли не знать, где на самом деле проходит граница заповедника. Они должны были тщательно проверить все ограничения и обременения выделяемых участков. Но этого никто не сделал...

Члены «Эковахты» написали запросы во все мыслимые инстанции, начав свою  борьбу за целостность заповедника и нерестилища лосося.... В итоге по протесту горпрокуратуры администрация Поронайска отменила решение о выделении участков в заповеднике.

Песчаные карьеры

– На Сахалине можно встретить ситуации, когда на льготном гектаре организовывают и добычу песка, – уверяет Лисицын. – Настоящую промышленную добычу.

На острове их и впрямь немало. Рассказывали «Собеседнику» о таких случаях и в Холмском районе, и в других.

Дело в том, что «гектарщики» имеют право вести любой разрешенный бизнес. Правда, обладатель гектара, как и любой другой гражданин, должен получать все разрешения на ведение бизнеса, лицензии, проходить при необходимости экспертизы... А это происходит далеко не всегда. Да и ситуация сегодня выглядит так, что за «гектарщиками» пристальней наблюдают общественники, а не власти.

К примеру, в Корсаковском районе в прибрежной полосе у поселка Охотское на нескольких участках «льготники» начали добычу песка – его ведь с удовольствием покупают строительные компании.

Так, корреспондент АСТВ Светлана Негматулина в феврале этого года обратилась в различные органы с просьбой проверить: точно ли это то, что власти хотели видеть на своей территории? Ответ пришел обстоятельный: проверка же показала: нарушений вроде нет, а владельцы объяснили: песок они перевозили с участков для хранения, а не для реализации (каково?).

Еще Негматулиной сообщили, что не раз проводили рейды, но незаконной добычи песка не обнаружили. И наконец самый потрясающий аргумент: на участках провели маркшейдерскую съемку, но по ее результатам установить объемы изъятого песка не представляется возможным, так как неизвестно, сколько его было вначале – первоначальной топографической съемки не проводилось!

Получается, власти выдают землю, даже не представляя, в каком она состоянии? Правда, одного такого ушлого «гектарщика», промышлявшего добычей песка, на Сахалине все же отправили в суд, причем по уголовной статье (ст.171, ч.2 УК РФ).

Бочка для нефти

В феврале 2020-го москвичу Максиму Яницкому выделили участок площадью 8130 кв м в чудесном месте Сахалина – Ногликский район, близ поселка Горячие ключи, недалеко от Дагинских термальных и минеральных источников (памятник природы регионального значения), куда приезжают лечиться тысячи людей со всего Дальнего Востока. А в ноябре москвич уведомил администрацию, что намерен использовать свой гектар так: «недропользование, нефтехимическая промышленность, производственная деятельность, складские площадки, склады, строительная промышленность». И начал строить… бочку для складирования буровых отходов. В 500 метрах от ближайшего горячего источника и в 400 м от домов в Горячих ключах…

Кстати, правительство острова рассматривает источники как важнейший объект для развития бальнеологического туризма и в последние 2 года выделило значительные средства для его обустройства, после чего количество посетителей выросло в несколько раз. А тут – бочка-шламонакопитель… Какая уж тут экология? Яницкий же планировал развернуться широко: работы на участке вело ООО «МОСТЭК» из Тюмени. Так что на острове били во все колокола, пытаясь его обуздать. Подключились и депутаты Сахалина, и Общественная палата острова, и ОП РФ…

Фото: "Эковахта" Сахалина

– Он должен был пройти государственную экологическую экспертизу и общественное обсуждение, чтобы этот накопитель там организовать, – объясняет Лисицын. – Получить разрешения... Но он это решил все это обойти, выдав бочку за некапитальное строение: возвел огромную деревянную конструкцию… У него раза четыре ветром ее раздувало. Сейчас, надеюсь, вопрос закрыт: власти четко дали ему понять – никаких разрешений он здесь получить не сможет.

Это, пожалуй, самый вопиющий случай. Но подобных яницких на острове немало – и многие почему-то главным видом освоения подаренных им государством гектаров видят сбор буровых отходов. Возникает впечатление, что  нефтедобывающие гиганты, работающие на острове, переработкой отходов не занимаются…

Бочка Максима Яницкого//фото: "Эковахта" Сахалина

Депутат Сахалинской облдумы Александр Болотников сообщил, что на днях местный парламент направил главе Минприроды РФ письмо с просьбой  запретить на «дальневосточных гектарах» любую деятельность, которая угрожает экологии. Ведь те истории, которые мы рассказали, как подтверждает и депутат, далеко не единичные.

– В скором времени собираемся проверить еще несколько. Убежден, что необходимо внести изменения в федеральный закон, запрещающие использовать предоставляемые земельные участки для всего, что связано с отходами I-V классов опасности и добычей полезных ископаемых, – сказал он.

Трудные вопросы

Сейчас уже понятно, что идея раздавать людям землю, проработана слабо.

– Сейчас все выглядит очень хаотично. Не разумней было бы каждой территории определить, какого рода бизнес им полезен для развития, и именно под него выдавать участки, конечно же тщательно проверенные? – спрашиваю у директора института региональных проблем Дмитрия Журавлева.

– То, что вы назвали – обычный принцип развития территорий, – ответил политолог. – Но тогда власти берут на себя обязательства. На мой взгляд, идея «дальневосточного гектара» – прямо противоположная: люди, мы вам бесплатно даем земли, и больше от нас ничего не просите.

– Но это едва ли привлечет массы россиян на эти территории.

– Конечно. Это привлечет только тех, кто на соседнем участке, то есть местных людей. Но и задача же – не просто освоение, а освоение без вложений.

– Вложения кое-какие все же есть: льгота по подведению электричества, например.

– Его еще дождаться надо.

Видите ли, главный вопрос: за какие деньги мы развиваем Дальний Восток – государственные, крупного бизнеса или тех, кто там живет? «Гектар» – попытка третьего варианта. И это в ней главное. Все остальное второстепенное. Если мы включаем «гектар» в карту развития страны и говорим: вот, предположим Владивосток, ему нужно то-то и то-то, мы вам гарантируем выкуп того-то и того-то, занимайтесь. Но этого нет – на слове «гарантируем» у властей, как я понимаю, язык вязнет.

– Вы считаете, идея с «гектаром» совсем неудачная?

– Нет, все-таки что-то она дает. Мы же таким способом все-таки осваиваем Дальний Восток. Конечно, новый Комсомольск-на-Амуре так не построить. Но я вовсе не выступаю против этой идеи. Если она не является единственной, то вполне приемлема. А вот если мы имеем ввиду – только даром, тогда точно ничего не получится. Это попытка создать ситуацию, когда что-то заведется само. Между тем цивилизация может идти поступательно: освоили 20 км, идем дальше... А если мы ее точечно разбрасываем, она утонет..

Цифра

В рамках программы свободными на Дальнем Востоке остаются 226 млн гектаров земли.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №20-2021 под заголовком «Кругом тайга, хватай свой га!».

Рубрика: Общество

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика