Кузнецова Ольга
15.05.2021

Север не щадит никого: кто виноват в убийстве двух детей в заполярном селе Якутии?

В якутском селе Таймылыр отец зарезал двух сыновей из-за размолвки с женой. В страшной истории разбирался Sobesednik.ru

Фото: Фото в статье: соцсети

В заполярном якутском селе Таймылыр отец зарезал двух сыновей из-за размолвки с женой. За четыре дня до этого женщина рассказала сотруднице опеки об угрозах мужа, но ребятишек оставили у свекрови.

Медвежий угол на берегу моря Лаптевых

В селе Таймылыр, да и во всем Булунском улусе Якутии, эту трагедию долго не забудут – убийства в этих краях случаются, но такого чудовищного и бессмысленного не припомнят. Таймылыр – второй самый северный населенный пункт России, настоящий медвежий угол на берегу моря Лаптевых. До районного города Тикси 200 километров по прямой, но дороги как таковой нет, можно добраться вертолетом, но из-за пурги он часто не летает. Зимой смелые ездят на снегоходах по тундре, летом сплавляются по Лене.

В Таймылыре живут порядка 600 человек. Коренной народ Крайнего Севера, эвенки, добывают оленину и рыбу, некоторые трудятся в бюджетных учреждениях, другой работы нет. Криминал в селе скорее исключение, поэтому случившееся 19 апреля для местных стало шоком. 26-летний Константин Корякин, приревновав жену Марьяну, которая лечилась в эти дни в Якутске, зарезал двух своих сыновей, после чего пытался убить себя. Одному мальчику было два года, другому годик...

(Согласно подпункту «В» части 5-й статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» запрещается распространение информации о способах совершения самоубийств — прим. Sobesednik.ru.)

– Никаких конфликтов у них в семье не было, поэтому для нас это было очень неожиданно, – рассказывает учительница начальных классов Людмила Клюшева. – Семья средняя. Жена выпивала, а он непьющий. У него была инвалидность по ДЦП, одна половина тела не работала: рука висела и нога волочилась, но и то уже хорошо, что сам передвигался. Это все благодаря его родителям: в детстве он только ползал на четвереньках, но они делали лечебный массаж, и он стал ходить.

По словам учительницы, Марьяна работала уборщицей в сельском клубе, муж сидел дома без работы и занимался детьми, но на еду и одежду семье хватало. Единственное, по словам нашей собеседницы, Константин сильно переживал, что добытчик не он: из-за болезни на работу его нигде не брали.

– Может, это весеннее обострение, – предполагает Клюшева. В селе это версия номер один.

Но ни глава Булунского улуса Игорь Кудряшов, ни глава поселения Александр Захаров не подтвердили, что Корякин состоял на учете с психиатрическим диагнозом, а главный врач Булунской ЦРБ Алла Андреева отказалась давать комментарии.

детская площадка в Таймылыре

Мнение врача

Психиатр Владимир Файнзильберг:

– Конечно же речь идет о психическом расстройстве, потому что ДЦП имеет много вариантов, в том числе с задержкой психического развития и формированием слабоумия, когда возможны психоэмоциональные поступки, которые выходят за рамки обычного поведения. Он мог состоять на учете, и тогда нужно спрашивать с врачей, но мог и не состоять. В любом случае есть вопрос доступности медицинской помощи.

Детей оставили у родной бабушки

Следственный комитет по Республике Саха (Якутия) возбудил уголовные дела: по статье 105 («Убийство») в отношении отца детей и по статье 293 («Халатность»). 15 апреля Марьяна дозвонилась до сотрудницы опеки и рассказала об угрозах мужа, но та не изъяла детей из семьи, их оставили у матери Константина, накануне трагедии он беспрепятственно их у нее забрал. Специалист опеки помещена под домашний арест.

– Мне бы не хотелось отвечать на ваши вопросы, любое мое слово может быть неверно истолковано, – оправдывается глава администрации Булунского улуса Игорь Кудряшов.

Если вникнуть в его дальнейшие слова, то можно подумать, что трагедия в Таймылыре – роковая случайность: семья – «благонадежная», сотрудница органов опеки – «высокоинтеллектуальная», и вообще, это еще вопрос, как лучше было поступить – оставить детей у родной бабушки или поместить в казенные стены. В Таймылыре такая возможность была: для таких ситуаций, по словам Кудряшова, используется маленькая больница (рассчитана меньше чем на десять человек). Получается, можно было даже не высылать за детьми вертолет из Тикси.

«У этого мужчины откуда деньги на лекарства?»

В комментариях пользователи обвиняют отца и мать: ее – за то, что родила от больного, его – за то, что он «чудовище». Действия опеки и властей мало кого интересуют. Это не от жестокости, а от незнания: специалистов – психиатров и неврологов – среди комментаторов нет, да и в Таймылыре никто не был.

Но место действия здесь нельзя вынести за скобки, это одно из важных обстоятельств. Таймылыр – место особенное. Это не районная глубинка в средней полосе России, из которой хоть и по разбитым дорогам, но можно за пару часов добраться в региональный центр и получить помощь. Это край земли, снежная глухомань.

Два года назад в Таймылыре побывали автоледи – участницы общественной организации «Женщины-автолюбители Якутии». Они выиграли президентский грант на миллион с лишим рублей и приехали с проектом «Возрождение ЗОЖ в с. Таймылыр».

– В Якутии есть «алмазные» деревни, которые живут на отчисления от добычи алмазов, и очень неплохо, но мы решили помогать тем, кто в нашей помощи остро нуждается. Булунский улус – самый дальний и, я считаю, самый отсталый в Якутии, – рассказывает руководитель «Женщин-автолюбителей Якутии» Лена Баишева.

Автоледи Лена Баишева была в селе с гуманитарной помощью

Баишева говорит, и ни для кого не секрет, что у якутов есть проблема алкоголизации. Коренные народы Севера любят выпить, но у них отсутствует фермент, который отвечает за расщепление алкоголя, и они плохо его переносят, становятся агрессивными. Автоледи привезли в село нарколога, который провел встречи с местными, и помогли нуждающимся сделать ремонт в квартирах. Семье Константина они тоже помогли обустроить жилище.

– Вы не представляете, как там живут, – говорит Лена. – У них есть только школа, детсад, очень маленькая больница и клуб. Когда мы в нем проводили встречу, было очень холодно, зал и сцена старые, стулья – деревянно-железные, типа школьных. Вертолет к ним летал раз в две недели, а в непогоду вообще не летал, в прошлом году в соцсетях гуляла информация, что у них закончились дрожжи и сахар – они же сами пекут хлеб.

По словам Лены, полет до Тикси на вертолете в одну сторону стоит 6 тысяч рублей и многим не по карману. Автоледи помогли работникам образования пройти обязательный медосмотр и оплатили «воздушную» дорогу в райцентр.

– А у этого мужчины откуда деньги на лекарства и на вертолет, кто его наблюдал? – задает вопрос Лена.

С работой и заработками в селе не ахти, рассказывает она, зато заполярные цены такие, что закачаешься.

– Когда им привозят фрукты и яйца, они их поштучно делят на всех, например по четыре яблока и по десятку яиц на семью, – говорит Баишева.

«Люди в улусах живут брошенные»

Запомнился главной автоледи и коричнево-желтый снег у двухэтажных домов. В селе нет канализации. Раньше люди ходили в дощатые туалеты во дворах, но они обвалились, и отходы жизнедеятельности выливают на улицу.

В Таймылыре вообще много чего нет, например участкового. Первыми на месте трагедии оказались не полицейские, а местные. «Попытались его как-то успокоить», – рассказала «Собеседнику» учительница Клюшева. Глава района Кудряшов говорит, что вакансию непременно закроют и это временное, но…

– Люди в улусах живут брошенные, – высказывает мнение Баишева. – В Якутии сложилась практика, когда глава с семьей живет в городе, а в улусе бывает наездами, что он знает о нуждах людей? А ведь они муниципальные служащие.

Лена говорит, что энергичный глава Таймылыра, по ее сведениям, живет по такой же схеме, в день трагедии его не было на месте. У Александра Захарова на это «алиби» – «был в командировке».

Несмотря на всю депрессивность этого места, люди там живут дружно и надеются. Марьяна, мать убитых детей, мечтала открыть свою пекарню. В село она теперь вряд ли вернется, женщина осталась в Тикси с родственниками и старшей дочкой. Одного ее ребенка Север пощадил.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №17-2021 под заголовком «Убийство на краю света».

Рубрика: Общество

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика