Новости дня

15 апреля, четверг






















14 апреля, среда






















sobesednik logo

Кто стоит за попыткой имитации теракта на "Тольяттиазоте"

09:01, 23 марта 2021

Кто стоит за попыткой имитации теракта на "Тольяттиазоте"
"Тольяттиазот" // Фото: стоп-кадр YouTube
"Тольяттиазот" // Фото: стоп-кадр YouTube

Недавно были опубликованы материалы уголовного дела об инсценировке террористического подполья на химкомбинате ПАО «Тольяттиазот» в 2017 году. Мы сообщаем новые интересные подробности этой поистине невероятной истории. Напомним, что в 2017 году правоохранительные органы провели обыск на ТоАЗе и обнаружили в офисе ООО «МСА-строй», одной из работающих на заводе подрядных организаций, спрятанные за потолочными панелями заряженный гранатомет РПГ-18 «Муха», детали автомата Калашникова, а также литературу экстремистского содержания.

Несмотря на то, что вокруг ТоАЗа всегда крутилось немало криминальных элементов и коррумпированных чиновников, наличие террористического подполья на охраняемом режимном объекте казалось чем-то совсем уже немыслимым. Однако уже через год, в январе 2018 года были арестованы бывший руководитель охраны Бориса Березовского Сергей Соколов, известный в узких кругах «решальщик» Валентин Гонастарев, руководитель информационного центра «Аналитика и бизнес» Руслан Мильченко, экс-глава службы безопасности ТоАЗа Олег Антошин и его заместитель Алексей Алексеев. Им были предъявлены обвинения в подбросе на территорию завода оружия и взрывчатки (ч. 3 ст. 222 и ч. 3 ст. 222.1 УК РФ).

Однако, как показывают выходящие в последнее время публикации в различных электронных СМИ, далеко не всем комментаторам удалось разобраться в том, какими мотивами в действительности руководствовались организаторы всего этого псевдотеррористического спектакля.

Напомним, что в июне 2015 года суд арестовал 100% пакета мажоритарных акционеров ТоАЗа в рамках уголовного дела о мошенничестве на 87 млрд руб., по которому в том числе проходил и основной акционер предприятия Сергей Махлай, более 25 лет проживающий в США. К 2016 году Сергей Махлай уже хорошо осознавал, что ТоАЗ стал токсичным для него активом, уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере возбуждено по неоспоримым основаниям, рано или поздно оно дойдет до суда, и ему придется отвечать за все финансовые аферы, которые он с подельниками проворачивал на заводе. Поэтому он начал активно искать способы продать контролируемый им пакет акций ТоАЗа тому, кто согласиться их приобрести. Ранее, в 2015 году он пытался договориться с экс-президентом Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым, который должен был, используя связи в высших кругах власти, посодействовать в прекращении уголовного дела и, соответственно, снятии ареста с мажоритарного пакета акций, после чего выкупить его. Но вскоре Илюмжинов понял, в какую историю его пытаются втянуть, и вышел из сделки.

В начале 2016 года Махлай вызвал к себе в США тогдашнего начальника службы безопасности ТоАЗа Олега Антошина для того, чтобы он нашел других потенциальных покупателей ТоАЗа, которые могли бы помочь с закрытием дела и освобождением арестованных акций из-под ареста. Антошин через своих знакомых вышел на Валентина Гонастарева, обладавшего специфическими связями в правоохранительных органах, и представил его Махлаю. Из материалов дела следует, что Гонастарев назвал тому трех знакомых ему бизнесменов, интересующихся активом и располагающих достаточными средствами для его покупки – Владимир Евтушенков, Алексей Хотин и Роман Троценко. Махлай сообщил, что готов продать свои акции за $1,3 млрд при условии, что покупатель сможет избавиться от уголовного дела. Гонастарев предварительно договорился с потенциальными покупателями о том, что он уговаривает Сергея Махлая снизить цену пакета до 800 млн долларов, на чем выторговал себе «премию» в размере 100 млн долларов. Позже события покажут, что ни у кого из названных потенциальных покупателей не хватило административных ресурсов, чтобы закрыть уголовные дела, в которых фигурировал Махлай, а может быть, оценив реальные шансы, они так и не взялись за дело. Так или иначе, в результате сделка по продаже мажоритарного пакета акций ПАО «Тольяттиазот» сорвалась.

Еще на этапе переговоров посредников Сергея Махлая с возможными покупателями информация о попытках продажи акций ТоАЗа стала известна Владимиру Махлаю, отцу Сергея Махлая, бывшему президенту ЗАО «Корпорация Тольяттиазот», который решил вмешаться с тем, чтобы сорвать сделку и вернуть себе контроль над ТоАЗом. Когда-то он был «красным директором» ТоАЗа, потом его основным владельцем и руководителем, пока в 2011 году его со всех постов не сместил сын Сергей и обманом не лишил акций завода. Тогда достоянием СМИ стали письма Владимира Махлая губернатору Самарской области Владимиру Артякову, в котором он просил наказать «алчных мерзавцев», укравших «его» завод. «Дети съели мои офшоры, выгнали из трастов», – так Владимир Махлай называл свое изгнание с ТоАЗа.

Итак, Махлай-старший решил воспользоваться моментом, сменить команду топ-менеджеров, поставленных Махлаем-сыном и вернуть себе контроль над ТоАЗом. С этой целью он вышел на бывшего телохранителя Бориса Березовского Сергея Соколова, которого знал еще со времен знакомства с Березовским до его отъезда в Великобританию. Соколов и Гонастарев вращались в одних и тех же кругах и поэтому не удивительно, что они оказались знакомыми друг другу. Привлек Владимир Махлай к этой задаче и начальника службы безопасности Олега Антошина как человека, имеющего непосредственный доступ на территорию ТоАЗа.

Владимир Махлай понимал, что отвадить потенциальных покупателей от «Тольяттиазота» могло бы какое-нибудь из ряда выходящее событие, сколь неординарное, столь же и действенное.

Совместно с тройкой Гонастарев – Соколов – Антошин Махлай-старший разработал план имитации готовящегося на «Тольяттиазоте» теракта, который должен был выглядеть как настоящая подготовка к теракту. Задумка была реализована в 2017 году, когда правоохранительные органы Самарской области по специальной наводке и обнаружили спрятанные на находящейся на территории подрядной организации ТоАЗа – ООО «МСА Строй» – оружие и экстремистскую литературу. Этот план решал и задачу дискредитации действующей управленческой команды ТоАЗа, которая оказалась не в состоянии обеспечить даже элементарную охрану периметра завода от проникновения террористов, что уж говорить обо всем остальном. Ну а далее Владимир Махлай намеревался заменить топ-менеджмент завода на своих людей, которые помогли бы ему вернуть контроль над предприятием, которое всегда считал своим детищем.

Для действующего на тот момент генерального директора ТоАЗа Вячеслава Суслова заговорщики разработали особый план, поистине достойный низкопробного детектива. Суслова должны были обвинить в изнасиловании несовершеннолетней девушки. План почти сработал. Будущую 17-летнюю «жертву» привезли из Украины. Был приобретен автомобиль такой же марки и цвета, что и автомобиль Суслова, изготовлены идентичные номера. Согласно сценарию, автомобиль-двойник с несовершеннолетней на пассажирском месте должен был проехать по такому маршруту, чтобы попасть на городские камеры видеонаблюдения, проехать в сторону лесополосы, где и «совершится» акт насилия. Девушка затем напишет заявление в полицию, в настоящий автомобиль Суслова подкинут ее волосы, на компьютер директора загрузят порнографические материалы с участием несовершеннолетних – и все, уголовное дело с железобетонными уликами готово. Суслова спас лишь случай – незадолго до назначенного дня Суслов поменял автомобиль.

В орбиту кампании по дискредитации руководства ТоАЗа по воле Махлая-старшего попали и руководители двух подрядных фирм, которых тоже необходимо было удалить – Магомед Шишханов, возглавляющий ООО «МСА-Строй» и гражданин Турции Бюлент Оздемир, управляющий фирмой «Тарсу». Владимир Махлай хорошо знал, что Шишханов и Оздемир играют не последние роли в выводе прибыли ТоАЗа через свои фирмы, хотя он и не знал наверняка, воруют ли они главным образом для себя, либо выводят средства в офшоры Сергея. Так или иначе, безудержное ограбление завода, который он все еще считал родным, было Махлаю-старшему не по душе. «Удачным» совпадением казалось и то, что Шишханов по национальности чеченец, а часть подброшенной экстремистской литературы была изготовлена на чеченском языке.

С Шишхановым и Оздемиром у группы Гонастарева получилось немного лучше, чем организация «изнасилования» для Суслова. Хотя подбросить Шишханову оружие прямо в машину так и не удалось, заговорщики, коррумпировав местного опера, взломавшего замки, смогли проникнуть в его кабинет и организовать под потолком компрометирующий «схрон». Поэтому обнаруженные при обыске в их кабинетах или машинах оружие и экстремистская литература должны были выглядеть достаточно убедительно, чтобы общественность и правоохранители поверили в проникновение на ТоАЗ запрещенного в России ИГИЛ*. Тем не менее, в конечном счете ввести в заблуждение правоохранительные органы так и не удалось, все участники аферы были арестованы и привлечены к ответственности в соответствии с законом.

Таким образом, ни Владимиру Махлаю, ни его сыну Сергею так и не удалось добиться своих главных целей. Сергей продолжил, впрочем, безуспешно, пытаться закрыть уголовные дела против себя, в том числе коррупционными методами. При решении своих коррупционных задач Сергей Махлай широко пользовался принадлежащим ему Тольяттихимбанком, через который выводились, отмывались и обналичивались деньги на коррупционные нужды. В данный момент оба Махлая вместе с еще десятком фигурантов проходят подозреваемыми по уголовным делам об организации преступного сообщества и участии в нем (ч. 3 ст. 210 УК РФ), неуплате налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199) и даче взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291).

Кстати, расследуя уголовное дело об организации преступного сообщества, правоохранительные органы выявили, что в 2015 году по личному указанию Сергея Махлая председатель правления Тольяттихимбанка Александр Попов пытался дать взятку в $1,2 млн судьям Верховного суда РФ. 26 января 2020 года в отношении Попова было возбуждено уголовное дело о даче взятки, а в декабре 2020 года суд начал рассматривать дело по существу.

Уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, которое не позволяло Махлаю в течение нескольких лет продать арестованные акции ТоАЗа, завершилось в 2019 году заочно вынесенным обвинительным приговором для обоих Махлаев, а также троих их подельников. Они должны возместить нанесенный «Тольяттиазоту» и его миноритариям ущерб в сумме свыше 87 миллиардов рублей.

Владимиру Махлаю в итоге удалось сместить управленческую команду ТоАЗа, однако новый гендиректор Дмитрий Межеедов, расставивший лояльных себе людей на все ключевые посты, оказался еще большим злом. Ушлый корпоративный менеджер Межеедов куда лучше разбирался в различных незаконных схемах вывода денег, чем компьютерщик Суслов, поэтому ему удалось как укрепить старые каналы вывода прибыли, так и организовать новые, посредством которых продолжается вывод денег в махлаевские офшоры. Даже после приговора суда по делу о мошенничестве хищение выручки от экспортных операций ТоАЗа, которое и легло в основу уголовного дела, продолжилось, пускай и в меньших масштабах. Зато небывалого расцвета при Межеедове достигли схемы вывода прибыли через фиктивные строительные подряды, контракты фрахта, ремонта, консалтинга, закупки материально-технических ценностей у аффилированных поставщиков по завышенным ценам и другие аферы.

В богатой криминальной истории империи Махлаев давно «прописались» коррупция, хищения, вывод средств в офшоры через подставные фирмы и даже преступления против личности. Теперь к этому богатому списку добавится еще и такое неприглядное преступление, как имитация теракта, посягающее на государственные устои.

Но на какие бы еще безумные и постыдные шаги не решились Махлаи, стремясь уйти от ответственности и сохранить награбленное, невозможно отрицать впечатляющий прогресс, которого достигли правоохранительные органы в борьбе с криминалом, окопавшимся на заводе и связанных с ним активах с начала 90-х годов. Правоохранители продолжают успешную борьбу по искоренению организованной преступности на территории России. Пример расследования уголовных дел в отношении владельцев «Тольяттиазота» показывает, что один из последних криминальных оплотов 90-х в российском бизнесе рано или поздно падет, а виновные в многолетнем ограблении ТоАЗа в конце концов понесут заслуженное наказание.

* «Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.

Источник: Электронная газета «Век»

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^