Новости дня

24 января, пятница


































23 января, четверг










Как москвичка спасает одиноких мам, которым больше некуда идти

01:01, 20 декабря 2019
«Собеседник» №48-2019

Приют разместился в здании бывшей школы
Приют разместился в здании бывшей школы

В селе Ельцы Владимирской области есть частный приют «Мамин домик». Молодые женщины с детьми и беременные могут находиться там столько, сколько им нужно, пока не встанут на ноги. «Собеседник+» поговорил с основательницей приюта Ариной Серавкиной.

«Человеку должен встретиться человек»

Арина не может сказать, сколько женщин почти за девять лет существования благотворительного проекта жили в ее «Мамином домике». Многие дети ее девочек, как она называет своих подопечных, считают ее бабушкой. Если бы не обычная москвичка Арина Серавкина, еще неизвестно, как бы сложилась судьба этих мам и детей.

– Я не сирота, но воспитывалась в очень сложной, неблагополучной семье, – рассказывает Арина. – К нам приходили тетеньки из органов опеки, мама плакала, и мы с братом плакали тоже. Визиты проверяющих обычно заканчивались наставлениями маме. Это сейчас детей сразу изымают из семей, тогда работали как-то сердечнее.

Семья Арины была очень бедной, денег не хватало даже на еду. Борщ и котлеты дети видели только в дни зарплаты родителей. Те выпивали, как и все соседи. Это считалось нормой в их окружении. Когда Арине было 15, ее отец умер. Мать привела отчима, и девочка поняла, что это уже не ее дом, она здесь лишняя. В 16 лет Арина ушла жить к своему парню Мише, он потом стал ее мужем и отцом ребенка. В его доме перед ней открылся другой мир. В семье не пили, много читали, а на столе всегда была вкусная еда.

– В то время уход из дома был ЧП, и мне пришлось познакомиться с комиссией по делам несовершеннолетних, – вспоминает Арина. – Там мне встретился Николай Николаевич, который сказал, что в жизни есть два пути. Один – работать и создавать семью, второй – в никуда. Бывает так, что человек только один раз в жизни может сделать выбор, и я должна сделать его сейчас. Он потом долго еще меня опекал, его фразу о выборе я запомнила и своим девчонкам всегда говорю: хотите – оставайтесь, и мы вам будем помогать, вместе будем растить ваших детей. Нет – тогда вам не к нам. Человеку обязательно должен встретиться человек, как мне когда-то Николай Николаевич. 

Дети подопечных называют Арину бабушкой

Дать крышу мало, нужно обучить 

Работу с трудными девчонками Арина начинала с того, что помогла бывшим воспитанницам Можайского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних получить от государства квартиры. Оказалось, что взрослых сирот, покинувших казенный дом, никто не поддерживает. 

– Меня познакомили с Олей Ивановой, – рассказывает Серавкина. – Я когда ее увидела, в сердце защемило. Она тоненькая, худенькая, у нее двое детей, беременна третьим. Они жили в комнатке в общежитии, где умещались только двухъярусная кровать, половинка дивана и стол. Стоит передо мной, ничего не просящая, наивная, сама еще ребенок...

Арина ездила из Москвы в Можайск почти каждый день и через суд вытащила Олю и других сирот из общежитских грязи и нищеты, им дали жилье. А когда ей позвонили знакомые и рассказали, что в Ярославле на автобусной остановке сидит девушка Людмила с ребенком, тоже бывшая сирота, которую выгнали из дома-интерната, они с мужем Михаилом выехали за ней на машине. Люде сняли квартиру в Киржаче Владимирской области и через год помогли получить жилье. За ней появились другие подопечные, им Арина тоже снимала квартиру и селила вместе, пока не пришла к мысли – мам в трудной ситуации много, им нужен дом. Районные власти выделили здание закрытой школы в селе Ельцы.

– Я тогда была уверена, что мамы не должны работать, они должны все время уделять детям, это и есть их работа, – говорит Арина.

Потом пришло понимание, что молодым мамам, многие из которых не имеют профессионального образования (вчерашние детдомовские девчонки), надо давать навыки и знания, «ступеньку к развитию». На средства благотворителей Арина организовала для своих мам курсы. Их учили профессии парикмахера, шить игрушки и наволочки. Много чему еще, но лучше всего пошло изготовление конфет.

– Атмосфера на этих занятиях была очень теплая, – рассказывает Арина. – Я им рассказывала о себе, девчонки раскрывались и рассказывали о своей жизни. 

Плоды своего труда мамочки продавали на благотворительных ярмарках, деньги шли на содержание приюта. Арина гордилась – они и сами, без спонсоров что-то могут! Но это не понравилось прокуратуре. Она провела проверку, выявила множество нарушений, на устранение которых пришлось потратить все деньги, и запретила вести коммерческую деятельность. Теперь в «Мамином домике» учат кондитерскому делу, а мастерская по изготовлению конфет находится в подмосковном Ногинске. Мамы помогать Арине не могут.

Золотые правила

В «Мамином доме», как и в любом приюте, есть свои правила. Нельзя пить, курить, ругаться матом и лениться. Мамы ведут совместное хозяйство: готовят, убирают, присматривают за детьми, учатся. Не хочешь – до свидания. Арина отправляет трудных мам в Свято-Введенский монастырь к матушке Февронье на перевоспитание. 

Кто правила выполняет, она не торопит. Дает прийти в себя, забыть обиды, получить навыки. Женщины живут в приюте по году и больше. Одни выходят замуж, другие находят работу и сами уже снимают квартиру.

– Я всегда говорю: «Это ваш дом. Не бойтесь, приходите в любой момент». Бывает, что не складывается, они возвращаются и начинают заново строить жизнь, – говорит Арина. – Многие из них хорошие мамы. А разве это не главное для женщины?

Арина иногда просматривает страницы оперившихся мам в социальных сетях и в такие моменты плачет от радости – у них все хорошо. В трудный для женщин момент она протянула им руку и помогла сделать правильный выбор – точно так же, как когда-то помогли ей самой.

Типичная история

«Не знаю, что бы со мной было»

– Если бы не Арина, я не знаю, что бы со мной было, – признается бывшая жительница «Маминого домика» Елена. – Мне было 24 года, я жила в Москве у мужа. У него были проблемы с наркотиками, и его посадили. Я оказалась в больнице, ребенку было меньше года. Мать мужа сменила замки в двери квартиры, а со своими родителями я давно не поддерживаю отношения, им на меня было наплевать. Знакомая рассказала о «Мамином домике», и я решила туда поехать. У всех девочек истории разные. Одну привезли в синяках – ее избивал муж. Мы много общались, и я поняла, что не одна такая. Пробыла там около года, переехала к молодому человеку, но он оказался алкоголиком. Вернулась в «Мамин домик» еще на полгода, потом вместе с другой девочкой стали снимать квартиру в Киржаче. Я нашла работу, устроила ребенка в детский сад. Сейчас замужем, живу в Подмосковье.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №48-2019 под заголовком «Шоколадный домик Арины».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^