Новости дня

21 августа, среда















20 августа, вторник






























Сидеть в позе лотоса. В СИЗО правда можно заниматься йогой?

13:07, 25 апреля 2019
«Собеседник» №15-2019

Кадр: Россия 24 / YouTube
Кадр: Россия 24 / YouTube

Йога дошла до следственных изоляторов. Но после вспыхнувшего на прошлой неделе скандала занятия были приостановлены. Часть экспертов почему-то посчитали физические и духовные практики за решеткой вредными, но ФСИН обещает восстановить занятия и даже добавить к ним китайскую гимнастику цигун. Что вообще происходит сегодня за колючей проволокой? 

Сел, отжался

Российские следственные изоляторы регулярно пополняются новыми сидельцами. Имена многих у всех на слуху – чиновники, футболисты, известные личности. При этом мир следственных изоляторов до сих пор во многом остается черным ящиком – до конца не изученным и не совсем понятным для тех, кто гуляет на воле. 

Бывший министр по делам Открытого правительства Михаил Абызов попал в камеру «Лефортово» прямо с вечеринки высших чиновников, куда прилетел из Италии. 

– Для новичка Михаил Абызов довольно неплохо и быстро освоился в новых условиях, – рассказал «Собеседнику» ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Иван Мельников. – В самом начале его поместили в трехместную камеру, и не было соблюдено условие, что «первоход» не может сидеть с ранее судимыми, но после нашего обращения Абызова перевели в двухместную камеру. Там есть холодильник, телевизор, радио. На условия содержания он не жалуется, получает продуктовые передачи. Даже был вполне доволен питанием. Главное его пожелание было – обеспечить доступ к свежей прессе. Вроде как ему обещали это решить. 

Перед приходом правозащитника Михаил Абызов занимался в камере спортом. 

– В «Лефортово» нет своего, даже импровизированного, спортзала в виде переделанной камеры с парой тренажеров. В прогулочном дворе нет турников и перекладин, которые есть в других СИЗО. Это минус «Лефортово». Из спорта заключенным остаются приседания, отжимания в камере. Собственно, когда мы пришли, Абызов именно этим и занимался, – рассказывает правозащитник.

Михаил Абызов // фото: Global Look Press

Футболисты в тюремных робах

Самые знаменитые обитатели Бутырки – футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев. 

– Основная проблема Александра Кокорина – медицинского характера, – продолжает рассказ Иван Мельников. – Ему не обеспечен доступ спортивного врача, который следит за его травмой коленного сустава. У футболиста была сложная операция, тем более речь идет о профессиональном спорте, тюремная медицина тут бессильна. Что касается Мамаева, то его перевели в 12-местную камеру. Потеря в комфорте, конечно. Тюремные администрации часто используют этот прием в целях наказания или давления. Но в случае Мамаева все по-другому – это было его собственное пожелание, так как заключенные из больших камер в Бутырке имеют возможность выходить на футбольное поле. Нечасто – раз-два в месяц, но для футболиста и это возможность поддерживать форму.

На йогу становись!

Алексей Меркулов в СИЗО – исключительно по доброй воле. Он инструктор по йоге, из-за которой разгорелся целый скандал. Эксперт Александр Дворкин заподозрил в восточных практиках и сектантство, и даже предпосылки к распространению нетрадиционных отношений за решеткой. 

– Идея возникла спонтанно, – рассказал сам йог «Собеседнику». – Правозащитница Ева Меркачева навещала в 6-м СИЗО Варю Караулову – 23-летнюю девушку, которую обвинили в связи с боевиком ИГИЛ (запрещено в РФ. – Ред.). Девушка была в тяжелом, подавленном состоянии. Чтобы ее поддержать, вернуть к нормальной жизни, Ева предложила ей начать йоговские практики. Эту же идею она предложила и мне, и фсиновскому руководству.

Алексей Меркулов стал по разу в неделю проводить занятия в Бутырке и 6-м (женском) изоляторе. За тренировки ему не платили, а на часовую практику приходилось тратить 4–5 часов времени – вместе с досмотром, ожиданием конвоиров, сбором заключенных. 

– Такого большого отклика я никогда раньше не получал, столько благодарностей! Йога же появилась как гимнастика для людей, находящихся в стесненных условиях и сложных обстоятельствах, и помогала им пережить и физические, и духовные сложности. Поэтому для изолятора она подходит как нельзя лучше, – считает Меркулов.

Тренер, хоть и преподавал под приглядом конвоиров, успевал перекинуться с учениками парой слов.

– Непросто было адаптироваться к довольно мрачной обстановке изолятора, но меня удивило, что на мои классы приходили люди, совсем не похожие на уголовников, – делится йог. – Был молодой совсем кандидат биологических наук, которого задержали за выращивание марихуаны. Были девушки – настоящие Дюймовочки. У большинства – или экономические статьи, или наркотики.

После скандала йогу в изоляторах временно приостановили. 

– Сейчас ищут возможности все это поставить на регулярные и официальные рельсы, – говорит Меркулов. – Могу сказать, что занятия точно не провоцируют того, что им приписали далекие от этой темы эксперты. Йога скорее успокаивает и умиротворяет, гармонизирует. Тем более это возможность физических занятий в условиях малой мобильности, когда там на прогулку-то люди попадают раз в неделю...

Поза трупа

– Условия в наших изоляторах, конечно, нельзя даже близко сравнивать с европейскими, но динамика положительная есть, – считает правозащитник Дмитрий Пискунов. – В питании появляется и рыба, и мясо. Проблема перелимита – скученности в камерах – тоже как-то решается. Правда, пока в основном за счет того, что ожидающих апелляции, которых раньше мариновали в СИЗО, сейчас стали направлять к месту отбытия наказания, где они уже ожидают окончательного вердикта. В колонии, особенно если речь о поселении, и условия содержания, конечно, полегче.

Но, как рассказали «Собеседнику» правозащитники, проблемы с медицинским обслуживанием, а в ряде СИЗО и с доступом адвокатов так и не решены. Не редкость, когда люди с серьезными диагнозами, включая онкологию, по воле следователей и судов остаются за колючей проволокой, где их страдания усиливаются. Поэтому тем, кто болен или нуждается в усиленной юридической помощи, только и остается – ожидать своей участи в позе трупа (шавасана – самая известная поза йоги).

– Генералы с Житной (ФСИН. – Ред.) с помощью дружественных им журналистов и общественников активно создают красивую ширму, за которой по-прежнему проглядывается тот же самый ГУЛАГ, только вот теперь с йогой в двух-трех СИЗО Москвы, – считает основатель правозащитного сайта Gulagu.net Владимир Осечкин. – Футбольный матч, йога и многое другое придуманы для того, чтобы расположить общество и пустить пыль в глаза. Для тысяч следственно-арестованных в переполненных камерах СИЗО Москвы все эти статьи о йоге и надуманные дискуссии являются просто издевательством. Людям элементарно не предоставлено индивидуальное спальное место, в камеру на 36 коек водворено по 55–60 арестантов, при этом в камере 1 унитаз – так называемая чаша Генуи – дырка в полу (СИЗО №4 в Медведково). А за «потемкинскими деревнями» ФСИН по-прежнему скрываются пытки, массовые поборы, расправы и коррупция. У 99,9% заключенных в России нет ни права, ни возможности заниматься йогой и играть в футбол. 

Колонки из колонии

Алексей Улюкаев, бывший министр экономики, сейчас работает библиотекарем и читает лекции заключенным колонии №1 Тверской области, где отбывает срок.

Никита Белых, бывший губернатор, начнет вести колонки для правозащитного сайта White News, переправляя тексты из рязанской колонии, где и сидит.

Александр Реймер, бывший глава ФСИН, работает библиотекарем в колонии, ожидая окончания 8-летнего заключения. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №15-2019 под заголовком «Хорошо сидим! В позе лотоса».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также