Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Протезы здесь называют девайсами. Репортаж "Собеседника"


У участников соревнований частично или полностью отсутствуют верхние конечности // Валерий Ганненко

Репортаж с соревнований людей с функциональными протезами верхних конечностей «Кибатлон» публикует Sobesednik.ru.

Второй павильон ВДНХ, известный под названием «Народное образование», раньше назывался «Академия наук СССР Космос» и просто «Академия наук СССР». Сегодня в нем размещается выставка «Робостанция», и в нем же, что символично, проходил «Кибатлон» — соревнование людей с ограниченными возможностями. Но организаторам не нравится даже этот политкорректный эвфемизм: вместо этого они говорят «пилоты», потому что спортсмены управляют своими гаджетами или девайсами. Девайсами же здесь называют протезы: у участников сегодняшних соревнований частично или полностью отсутствуют верхние конечности.

Отгороженное ширмой пространство для соревнований резко контрастирует с остальной территорией выставки: ярко освещенная площадка, белые стены, относительная тишина, нарушаемая лишь голосом ведущего с повадками аниматора и доносящимися со стороны основной экспозиции грохотом, взрывами и лязганьем роботов.

Напротив сцены стол, на нем батоны хлеба, банки с маслинами. Это не аскетичное угощение для журналистов, а спортивные снаряды. Нарезать батон, открыть консервную банку — за выполнение каждого задания присуждаются баллы, по сумме которых и определяется победитель. Приз за первое место — поездка в Швейцарию на первые в мире международные соревнования людей с функциональными протезами Cybathlon. Правда, в качестве зрителя.

У государственных компаний срок изготовления протеза в лучшем случае семь-восемь месяцев / Валерий Ганненко

Сами соревнования уже закончились, и участники — четверо взрослых и трое детей — разбрелись по залу. Взрослые дают интервью, дети — едят что-то; и те, и другие ждут объявления победителей.

— А скажите-ка мне, как называется робот, который собирает машины?

Это ведущий пытается развлекать зрителей, пока жюри выбирает победителя. Зрители молчат. У некоторых из них тоже «девайсы».

— Ма...?

Зрители молчат.

— Правильно, манипулятор! Умница! — так ведущий обращается к женщине лет тридцати, верно ответившей на вопрос, и вручает ей значок.

Затем он по одному подзывает участников и опрашивает. Детей — «кем ты хочешь стать», взрослых — «ну как, тяжело было»? И те, и другие смущаются, робеют у микрофона, говорят едва слышно.

— Ну что, пришло время объявлять победителя, а, дети? Я знаю, вы все хотите поехать в Швейцарию, но победит только один.

Ужасно слышать такое, но прийти сюда для них уже победа. Об этом мне рассказывает Андрей Суконкин, участник соревнований. Его «девайс» на фоне остальных выглядит сильно устаревшим, словно сделанным еще в СССР.

— Андрей, как прошли соревнования? Все-таки у других спортсменов было техническое преимущество?

— Было очень тяжело. Во-первых, у меня полностью остутствует рука — у других-то хоть половинки есть, а мне пришлось подключать все тело, чтобы суметь выполнить те задания, что нам предложили. Не ожидал, что за двадцать минут устану так, будто пробежал пять километров.

Приз за первое место — поездка в Швейцарию на первые в мире международные соревнования людей с функциональными протезами Cybathlon / Валерий Ганненко

— У вас такая устаревшая модель. Насколько трудно получить более современный функциональный протез?

— Вот у таких молодых компаний, как та, что сегодняшние соревнования организовывала, гораздо быстрее и проще получить протез, чем у государства. У государственных компаний срок изготовления в лучшем случае семь-восемь месяцев. Да и подход у таких компаний совсем другой. Если делаешь протез через завод, то никто ничего нормлально не сделает, если настаивать не будешь. А вот у ребят (у организаторов — прим. ред) энтузиазм, глаза горят, совсем другое дело. Им тоже сложно, конечно: на такие мероприятия тяжело собрать людей — они просто стесняются.

Дети скучают на сцене, подперев подбородки разноцветными «гаджетами». Даня выбирал цвет своего самостоятельно — хотел, чтобы протез был в цветах его любимого супергероя, черно-красный. О «гаджете» Дани рассказывает его бабушка:

— Когда протез заказывали, то подумали, конечно, о том, что Даня будет активный образ жизни вести, спортом заниматься. Он, кстати, любит помогать готовить, любит печь блинчики — я его научила: мы раскладываем на столе все ингредиенты аккуратно, и он сам печет. Так вот, ему даже специальную лопаточку для блинов сделали, которая в протез вставляется. Это ему психологически помогает. Но тяжело: вот Даня ходил заниматься футболом — так тренер плакался, просил его забрать: дети бегают за ним, на протез смотрят и не тренируются. Из бассейна тоже ушли — дети дразнились, говорят ему: «Ты заразный». Мы говорим: ты объясняй, что у тебя там такое, если просят потрогать — разрешай, рассказывай. И сегодня пришли сюда, это ему должно помочь привыкнуть к протезу, стимулировать носить его постоянно, а то он с детьми играет и снимает его — неудобно. Сейчас пока у нас люди не готовы к такому (принять людей с функциональными протезами — прим. ред.). Глазеют, вопросы задают дурацкие. Вот такие мероприятия и должны помочь.

Даня с бабушкой идут к выходу, его девайс прижимает к груди стакан с поп-корном. Стакан выскальзывает, мальчик смотрит на него, бабушка на мальчика. Даня поднимает все сам и, держа бабушку за руку, уводит её домой.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания