Новости дня

17 октября, вторник






16 октября, понедельник
































15 октября, воскресенье





Дмитрий Зимин: День зависимости


Почему Россия без класса независимых собственников ближе к сталинскому СССР, чем коммунистический Китай.

12 июня 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. День независимости в большинстве случаев отмечается как основание государства, отделение колонии от метрополии или прекращение оккупации. Россияне, часто не понимающие, что символизирует этот праздник (с 2002 года – День России), стали задавать друг другу вопрос: от кого или от чего независимыми мы стали? Политическая верхушка РСФСР прекрасно знает на него ответ: эта декларация означала курс Ельцина на увеличение собственного влияния, уход республиканских властей от контроля со стороны правительства СССР. Но от кого тогда стал независим обычный житель страны? Чем в итоге стали владеть россияне, что они получили?

В России доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны составляет около 20%. Для сравнения – в США, Франции, Англии этот показатель более 50%. В Японии и (внимание!) коммунистическом Китае – более 60%. Общеизвестно, что структура распределения собственности имеет сильнейшее влияние на политическую организацию общества. Стабильная политическая система с демократией настоящей, а не декоративной лучше работает там, где собственность, которая приносит доход, распределена между большим количеством людей. Проще говоря, развит малый и средний бизнес. В то же время в стране, где вся собственность сконцентрирована у государства и нескольких олигархических групп, безынициативные люди, получающие в кассе зарплату, становятся крайне зависимыми от интересов начальства. Нужно понимать, что подчиненным, привыкшим во всем потакать своему боссу, быть зависимыми, сложно сделать свой независимый, ответственный выбор. За кого этот человек будет голосовать? Результаты выборов в России дают очевидный ответ.

Все по-другому, когда на выборы идет собственник, задача которого не «оставить» наверху человека, от которого он ждет разного рода подачек и бонусов, а поддержать силу, обеспечивающую защиту прав, дающую возможность охранять собственность и передать ее в будущем своим детям. Вот в этом случае граждане готовы смотреть на чиновников не как на своих хозяев, а как на временных наемных работников, обеспечивающих интересы избравших их людей.

Согласно последним соцопросам, только 3% россиян планируют открыть свой бизнес в ближайшее время. Совсем другие цифры мы видим в раскладках, посвященных госслужбе. Стабильная зарплата, соцпакет, размеренная жизнь прельщает не менее 40% наших сограждан. Основная часть которых ждет, как бы государство повысило зарплату, а потом и пенсию.

Нужно признать: в России с 1991 года не удалось построить общество собственников. Огромное число предпринимателей в 90-х разорялось, а в это же время власть через приватизацию и залоговые аукционы раздавала целые отрасли хозяйства максимально близким на тот момент к бюрократической верхушке гражданам. Не изменилась ситуация и позже. Стоит напомнить, что в том же опросе, который приводит Forbes, 44% респондентов признаются в нежелании открывать свой бизнес из-за отсутствия стартового капитала. А теперь внимание, вопрос: кто слышал про беспроцентные или дешевые кредиты для бизнеса в захлебывающейся от нефтедолларов России нулевых? Что экстраординарного (и не экстраординарного) было сделано для появления класса малых и средних предпринимателей в «тучные» годы?

Все, что происходит с малым бизнесом в России, вызывает в памяти не самые лучшие исторические аналогии. Во время коллективизации Сталин начал выкорчёвывать класс последних оставшихся в стране собственников – «кулаков». У людей отбирали все, с ними происходили расправы, многих расстреливали. Миллионы были депортированы.

Партократия понимала, что угроза потерять власть была очень высокой, и поэтому была фактически развязана война против класса предприимчивых и независимых людей. Потому что тот, у кого есть что терять, будет всеми силами бороться за свою собственность. Как правило, расправу над собственным народом начала 30-х годов оправдывают необходимой стране модернизацией. А вот насколько нужна была такая модернизация такой ценой?

Система, в которой вся собственность принадлежит государству, и система, в которой собственность находится у госкорпораций и крупных олигархических групп, – похожи. В обоих случаях о демократии и настоящей свободе стоит забыть. Граждане, ждущие постоянных подачек от госструктур, вряд ли смогут и захотят быть по-настоящему независимыми.

Многие на это возразят, приведут в пример Китай, где огромный предпринимательский сектор. Ведь, по распространенному мнению, это коммунистическое государство, напоминающее Советский Союз. Нет, все не так. То государство закончилось у них уже в 80-х. Сначала, по мнению многих исследователей, предприниматели были крайне зависимы от власти, находились в родственных и земляческих связях с партийными руководителями. Но в уже 90-е роль бизнеса в Китае выросла и система в стране начала меняться: был ограничен двумя пятилетками срок пребывания высших лиц у власти, запущена ротация всего руководящего состава страны. То есть вместе с экономикой развитие получила и политическая система. Исследователи пишут, что бизнес в ближайшее время потребует ее дальнейшей модернизации. И, в отличие от России, там социальная база для серьезных изменений есть.






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания