Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Музыканты с Арбата: Попрошайничества нет – есть вымогатели в погонах


"Когда музыкант просто играет, перед ним стоит шляпа, если у него включен комбик для подзвучивания гитары, то он при этом не совершает правонарушение" // Мирослав Кушниренко / Global Look Press

Уличные музыканты прокомментировали предложение СПЧ готовить полицию к общению с артистами на Арбате.

После истории с 10-летним мальчиком, которого полицейские задержали якобы за попрошайничество в районе Арбата, Совет по правам человека при президенте РФ предложил правительству отрегулировать взаимодействие правоохранителей и уличных артистов. Так, по словам члена совета Андрея Бабушкина, сотрудникам полиции, которые работают на Арбате, предлагается пройти специальную подготовку, чтобы «регулировать деятельность творчески настроенных людей» и «понимать специфику и значение свободы творчества».

Член Сообщества уличных музыкантов Олег Мокряков в интервью Sobesednik.ru рассказал, как научить столичных полицейских обращаться с артистами.

— Мы общались на эту тему с уполномоченным по правам человека, когда это еще была Элла Памфилова, — вспоминает музыкант. — Так что если СПЧ в это дело вписывается, это, конечно, очень хорошо.

Потому что за 25 лет, что я работаю на Арбате, я повидал всякое: нас и били, и держали в «обезьянниках» по несколько часов, прижигали бычками — в общем, вытворяли страшное.

В последнее время, как вы знаете, они придумали задерживать музыкантов, забирать у них инструменты и выписывать штраф за нарушение [правил] торговли по 2,5 тысячи рублей.

По словам Мокрякова, ему доводилось встречаться с «отморозками в погонах», которые занимаются явным вымогательством:

— Они давным-давно потеряли берега по причине того, что на Арбате ходят только туристы и там бизнес — то есть две группы, которые не могут жаловаться. Если турист приезжал в Москву на один-два дня, в 90-х — начале 2000-х годов полицейские забирали у него деньги за якобы отсутствие прописки. Какая временная регистрация может быть у туриста? И вот они выбирали лицо, которое заведомо не будет сопротивляться. Они психологически уже знают, по лицам, человека, который не будет жаловаться, и вымогают с него штраф. Это было раньше, когда нельзя было находиться без регистрации больше трех дней. Бизнес, понятно, тоже не будет жаловаться, потому что куда ему деваться — он связан.

Конечно, если СПЧ удастся сделать такой шаг, чтобы специально договориться, помимо закона: «не трогайте уличных музыкантов, артистов, чтецов»... Так как уличное музыкантство — это мое главное занятие, то я это могу только приветствовать и желать, чтобы эта инициатива закончилась хорошо. Сейчас я об этом расскажу всем своим, мы попробуем эту информацию распространить и поддержать.

/

— Насколько я понимаю, речь пока не идет о том, чтобы сделать арбатских артистов неприкосновенными. Однако, возможно, стоит проводить какие-то специальные лекции с теми сотрудниками полиции, которые патрулируют этот район. Какие бы вы дали рекомендации? Что нужно донести до полицейских в этом вопросе?

— До полицейского может быть донесено одно указание: «Товарищи сотрудники, имейте в виду, что играть на улице не запрещено законом. Претензии, которые вы можете предъявить к музыкантам, могут быть только следующего характера: это возможное нарушение закона о тишине — если музыкант будет играть после 23:00, в этом случае к нему нужно вежливо подойти и напомнить об ответственности. Кроме того, вы можете, если вам очень хочется, если у вас руки чешутся "докопаться" до музыканта, вы можете посмотреть, не распивает ли он спиртные напитки». Я даже не знаю, какое еще правонарушение может совершить музыкант.

А просто когда он играет, когда перед ним стоит шляпа, если у него включен комбик для подзвучивания гитары, то он при этом не совершает правонарушение. Если полицейскому очень хочется с музыкантом поговорить, он должен не забыть ему представиться и начать с того, чтобы точно процитировать какое-нибудь возможное правонарушение с указанием статьи, которое может прийти ему в голову. Так как никакого правонарушения в голову прийти не может, им нужно, прежде всего, заранее попробовать найти и выписать себе на бумажечку статьи, которые можно предъявить музыканту. Туда не может входить звукоусиление, потому что оно запрещено только на несанкционированных политических акциях, туда не может входить попрошайничество.

— Почему? Разве музыкант не занимается сбором денег, когда играет на улице?

— Попрошайничество выражается в навязчивом обращении к гражданам с предложением им каких-то услуг. Кроме того, предусмотрена уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в попрошайничество.

Конечно, какого-нибудь несовершеннолетнего мальчика или девочку, которые не музыканты, а именно навязчиво подходят к гражданам и просят денег, нельзя привлечь за это к уголовной ответственности. Привлечь можно только человека, который за ними наблюдает. Но уличных музыкантов и чтецов это, разумеется, не касается, потому что они не подходят к гражданам и не предлагают им навязчиво поделиться деньгами.

— Что вы думаете по поводу ситуации с задержанием мальчика на Арбате? Это лишь очередная демонстрация произвола полиции или родители тоже в какой-то степени виноваты?

— Я сегодня ночью участвовал в записи передачи «Пусть говорят» — там подробнейшим образом были высказаны многочисленные мнения, «обсосан» каждый нюанс. Плюс там прозвучала дополнительная информация. Например, там была показана видеозапись квартиры, в которой живут отец, его гражданская жена и ребенок. Это шикарная квартира! Очень благоустроенная, там все аккуратно, там все очень недешево. То есть совершенно явно этот мальчик не был маленьким рабом, который был вынужден добавлять денег в бюджет семьи, чтобы ее прокормить. Человеку просто предоставляется возможность заниматься любимым делом — читать Шекспира перед публикой, получать признание в совершенно цивилизованном виде. Я это только приветствую, — заключил Мокряков.

Еще один московский уличный музыкант Арсений Мальков, который также не раз сталкивался с полицейским произволом, воспринял инициативу СПЧ с куда меньшим энтузиазмом:

— Я думаю, что, к сожалению, ничего не получится по одной простой причине, — отметил артист. — Даже сейчас, услышав вас, я понимаю, что это будет интерпретироваться и трактоваться как кому угодно, в том числе и полисменам. Потому что каждый видит то, что он хочет видеть. Это будет все перевернуто, исковеркано и по-разному обставлено, как это у нас всегда классически бывает. Это будет некий перевертыш под эгидой того, что, мол, нас попросили, нас проинструктировали.

Я считаю, что творческого человека нельзя загонять в какие-либо рамки и ограничения. Есть коллективный, внутренний договор, где единственное условие — чтобы люди друг другу не мешали. Я сам на себе ощущаю то, что сейчас происходит. Это будет лишний повод для того, чтобы обоснованно, законно запретить что-либо.

Олег Мокряков / Стоп-кадр YouTube

— О каких именно запретах речь?

— Допустим, я хочу играть в определенном месте — не где решил мэр Москвы или еще кто-то без моего на то согласия. Моя душа просит, чтобы я играл в конкретном месте. Ко мне подходят полицейские, я говорю: «Мне Конституция и Гражданский кодекс разрешают это делать». В ответ у него вполне обоснованное заявление: «Вам же разрешили, вам же дали официальные места где играть!» Это будет примерно из этой же серии. То же самое происходит сейчас с проектом «Музыка в метро». Вроде бы все отрегулировано, все стало работать, но тебе дается два-четыре часа в день — это уже ограничение! Творчество — это то, чем человек занимается по желанию.

— Считаете, что предложение СПЧ ничего хорошего не принесет?

—То, что их [полицейских] нужно окультуривать — с этим я согласен. Но только не на каких-то компромиссных вариантах, а на условиях музыкантов, творческих людей.

То, что власти выкидывают в виде всяких «косточек» типа смешных фестивалей «Уличный музыкант», которые проводятся с 1 ноября по 1 февраля, но без звукоусилительной аппаратуры!.. То есть клавишник обязательно должен с собой привезти как минимум фортепиано, как максимум рояль, понимаете? Это запрещено, чтобы не раздражать уши бедных местных жителей, которые «вынуждены» продать квартиру и уехать с Арбата, и так далее.

Даже если мы просветим и обучим этих полицейских, как нужно вести себя с творческими людьми, я боюсь, что на это уйдут многие годы обучения. Нужно будет ввести определенную кафедру в МВД, прочесть курс лекций и провести несколько тренингов о том, как это должно работать. Должна быть систематическая работа. И, тем более, определение «регулировать деятельность творческих людей» — это само по себе уже абсурд!

— Что же в таком случае делать?

— Их [полицейских] нужно не просто воспитывать, а чтобы они по всей строгости закона ответили за беззаконные действия в отношении творческих людей. Судить нужно за моральный ущерб, за потерю здоровья, за порчу инструментов, имущества — вот с этим я с удовольствием соглашусь, — подчеркнул музыкант.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания