11:38, 07 Апреля 2017 Версия для печати

Антон Зарицкий: Организованная скорбь как тревожный симптом

Траурные митинги солидарности с Санкт-Петербургом будут сравнивать с митингами «Он нам не Димон» — это было ясно с самого начала
Траурные митинги солидарности с Санкт-Петербургом будут сравнивать с митингами «Он нам не Димон» — это было ясно с самого начала
Фото: Global Look Press

Редактор Sobesednik.ru — о том, что демонстрируют организованные митинги солидарности с Петербургом после теракта.

Траурные митинги солидарности с Санкт-Петербургом будут сравнивать с митингами «Он нам не Димон» — это было ясно с самого начала. Хотя, казалось бы, где политический протест — и где проявление скорби и единства перед лицом террора?

Но даже чиновники, которые на условиях анонимности рассказывали СМИ о полученных указаниях устроить такие мероприятия, открытым текстом говорили: особенно важно провести масштабные митинги в тех городах, где много народу вышло на протесты против Дмитрия Медведева. Так сказать, наш ответ Навальному: кто с ним (и против нас, требует, чтобы мы уходили прямо сейчас) — и кто с нами (и за нас, поддерживает нас по крайней мере в эти нелегкие дни).

Кстати, много или мало было народу? Из комментария в комментарий на нашем сайте и в других СМИ кочевали слова про «на всю 16-миллионную Москву 7–8 тысяч митингующих» и «0,5% населения Москвы». Семь-восемь тысяч на митинге Алексея Навального — это официальные данные московской полиции. Допустим, мы доверяем ее же официальным данным о численности митинга на Манежной вечером в четверг (а эти данные многие подвергают сомнению). 50 тысяч человек — это 0,3125% «на всю 16-миллионную Москву». Это много? По меркам все тех же комментаторов, которые оправдывают молчание государственных СМИ о протестах их малочисленностью и маргинальностью?

Допустим, мы вынесем за скобки поступавшие сообщения о наборе платной массовки и привлечении бюджетников к участию в траурном мероприятии по разнарядке. На митинги Навального многие тоже выходили небесплатно — ну, если верить Дмитрию Пескову. А он уверяет, что у компетентных органов «существует информация» и они, органы, могут предоставить доказательства.

И все равно: много ли это? Годится ли это в качестве демонстрации всенародного сплочения? Или это демонстрирует нечто другое?

В первые дни после теракта люди приносили цветы: в Петербурге — ко взорванной станции метро «Технологический институт», в Москве — к стеле города-героя Ленинграда в Александровском саду. Среди этих людей уже опознали записных провластных активистов с одинаковыми букетами цветов. Но ведь только «среди» — многие пришли почтить память погибших в теракте по собственной воле. Представим на минуту, что «организованно скорбящих» не было бы вовсе. Меньше бы стало тех, кто действительно проникся сочувствием к пострадавшим и гневом по адресу террористов?

Последние, пожалуй, года два нас по всякому трагическому поводу приучали правильно скорбеть. Пристально следили: кто выкрасил аватарку в соцсетях в цвета французского триколора в память о жертвах теракта в Париже — а кто не выкрасил ее в цвета российского триколора в память о погибших (в теракте ли? было ли это в конце концов признано официально?) на борту российского самолета. Тщательно отслеживалось, кто и что написал про доктора Лизу (а если ничего не написал — тоже плохо) и российского посла в ООН Виталия Чуркина.

Если в один ужасный момент решить, что проявление таких важных чувств, как солидарность и сочувствие, нельзя пускать на самотек, — рано или поздно люди перестают ими проникаться. Если людям долго и регулярно намекать, что их непосредственность неуместна, что это ненужная самодеятельность и что все должно делаться и подаваться в единственно правильном ключе, чтобы не дай бог не превратиться в крамолу, — то очень велик риск, что вместо сплоченности в обществе будет распространяться безразличие. Именно его взращивает в людях стремление контролировать и даже организовывать проявление самых естественных человеческих, человечных чувств. Именно тогда приходится опасаться, что митинг солидарности не соберет должную численность, и принимать страховочные меры.

И если это действительно уже происходит, то думается, что это очень большая проблема и очень тревожный симптом.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров


Новое на сайте

17:25, 26 Июня 2017
Инсайдеры раскрыли характеристики двух новых смартфонов из серии Pixel, произведенных компанией Google
»
17:08, 26 Июня 2017
34 м на 9 человек: многодетная семья из Ставрополья не может добиться помощи чиновников и живет на съемных квартирах
»
16:09, 26 Июня 2017
Легендарный советский вратарь Анзор Кавазашвили обратился к Станиславу Черчесову: «Дайте Акинфееву отдохнуть!»
»