Новости дня

22 апреля, воскресенье










21 апреля, суббота

























20 апреля, пятница










"Фактически мы бомжи". Инвалид оказалась на улице после развода

«Между нами, женщинами» №10-2016

Айнура Гайнутдинова // Sobesednik.ru
Айнура Гайнутдинова // Sobesednik.ru

О том, как в результате развода женщина осталась без жилья и средств к существованию, узнал Sobesednik.ru

Айнура Гайнутдинова из Казани – сильная и отважная женщина, но даже герои иногда устают и у них опускаются руки. Поэтому очень хочется поддержать таких людей, чтобы они снова поверили в себя, взлетели и начали улыбаться.

Здравствуйте! Я по собственной глупости и доверчивости оказалась в беде. Живу за гранью отчаяния, и помочь мне некому. Я являюсь инвалидом II группы с детства (по опорно-двигательному, теперь пройти могу только несколько шагов). У меня два сына – 21 год и 9 лет. Отец младшего сына – азербайджанец, прожили вместе 11 лет, сын – гражданин РФ. Я сама выросла в неблагополучной семье, так и не научилась отстаивать в жизни свои интересы.

«Спасибо» мужу

С подачи гражданского мужа Мехмана в 2008 году продала родительскую хрущевку, чтобы разъехаться с пьющими родителями и вложить средства в ипотеку, приобрести жилье для нашей семьи. Но планам не суждено было сбыться, ведь муж вынудил меня поехать с ним в Азербайджан, чтобы показать нашего сына своей матери. Для поездки и с целью дальнейшей работы в такси приобрели подержанную «Дэу Нексия» (автомобиль для меня необходимость, я уже тогда очень плохо ходила). Часть денег ушла на погашение многочисленных кредитов, которые Мехман уговорил меня оформить на себя. Перед поездкой я обошла агентства недвижимости, находила варианты ипотеки.

«Я сама выросла в неблагополучной семье, так и не научилась отстаивать в жизни свои интересы...» / Sobesednik.ru

От всех он под разными предлогами отказывался. На родине болела его мать, и он убедил меня заняться жильем по возвращении. Но на своей родине он вытянул из меня почти все оставшиеся деньги, обещая все вернуть. Я сопротивлялась, но поддержать меня там было некому.

Возвращение домой

Вернулись мы через месяц без жилья и без денег. С тех пор жили по съемным квартирам. Я до последнего надеялась, что Мехман исправит ситуацию, так как видела, что он действительно работал (он отличный отделочник, мастер-универсал, не лентяй, не алкоголик), но он всегда тратил больше, чем зарабатывал. Постоянно копились просрочки по бесконечным кредитам на мое имя (за 11 лет так и не сделал себе постоянную прописку, не говоря о гражданстве), назанимал денег у всего моего окружения.

Разъезд... или развод

Перед Универсиадой-2013 Мехмана депортировали (по недоразумению, через месяц разрешили вернуться), он решил остаться ТАМ. Все уже шло к разрыву, я устала от его безответственности, вечных долгов и бесперспективности. Сказал, что не вернется, спросил, приеду ли я с сыном жить в Азербайджан, я отказалась. Помимо множества других причин, там попросту тоже негде было жить.

От его матери (ныне покойной) остался маленький ветхий деревенский дом без удобств, на три семьи – с двумя братьями-тунеядцами, их женами, детьми. Свои же льготы, на которые была надежда, Мехман у себя на родине так и не реализовал (он – ветеран карабахской войны, имеет право на получение жилья, машины, пенсии по инвалидности, но он ничего этого не оформил).

И вот с тех пор, почти два года, от Мехмана ни звонка, ни копейки на ребенка. Я осталась тогда в съемной 3-комнатной с долгом по счету-фактуре 40.000, квартплатой 18.000 в месяц, просрочками по автокредиту и кучей других долгов. Я переехала в коммуналку, работала в такси, выплачивала долги, поднимала ребенка, терпела отца-алкоголика, который живет с нами (моя мама умерла в 2010 году). В минувшем октябре была вынуждена продать за бесценок машину, закрыть кредит, отдать долги.

«Я переехала в коммуналку, работала в такси, выплачивала долги, поднимала ребенка, терпела отца-алкоголика...» / Sobesednik.ru

Сейчас живем вчетвером на две пенсии по 10.000 рублей. Старший сын начал немного зарабатывать, помогать, слава Богу. То, что у меня в собственности не осталось ничего – «заслуга» Мехмана. Мы – БОМЖ в буквальном смысле аббревиатуры (я и дети прописаны у сестренки, но жить там негде). Живем сейчас в съемной комнате.

Позывной SOS

Идти мне с детьми совсем некуда. Пыталась встать на очередь на жилье. В администрации сказали – бесполезно. Для инвалидов льгот нет, на социальную ипотеку прав не имею, на коммерческую ипотеку нет никаких средств. Так что перспектив, надежд каких-либо не осталось.

Я была бы очень благодарна за помощь, но я не прошу рыбу – прошу удочку. У меня высшее образование, журфак КГУ, водительский стаж 15 лет. (Много разных навыков: работала продавцом, офис-менеджером, диктором на радио, журналистом, наборщиком-корректором, стригла-шила на дому, просто многие занятия уже не под силу – здоровье значительно ухудшилось. Последние годы работала в такси, для меня сейчас это более приемлемо.) Готова много работать, делать все, что я умею, чтобы исправить свое социальное положение, реабилитироваться перед сыновьями.

Прошу извинить меня за сумбурное изложение, мне нелегко далось решение обратиться за помощью. Просто я не вижу другого способа попытаться изменить ситуацию.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания