Новости дня

23 января, вторник






























22 января, понедельник















Отар Кушанашвили: За что Шустер боролся, на то и напоролся


Савик Шустер // Global Look press

Колумнист Sobesednik.ru Отар Кушанашвили объяснил неудавшееся изгнание Савика Шустера из медийного пространства Украины.

28 апреля тучи, сгущавшиеся над головой украинского журналиста Савика Шустера, похоже, начали рассеиваться. Ведущему ток-шоу «Шустер LIVE» разрешили работать на Украине до выяснения обстоятельств по делу о неуплате налогов. Как писал Sobesednik.ru, 26 апреля Шустера обвинили в том, что он задолжал государству более 10 миллионов рублей. На следующий день журналист объявил голодовку, утверждая, что на него оказывается политическое давление.

Ситуацию вокруг Савика Шустера Sobesednik.ru обсудил с журналистом Отаром Кушанашвили. Ровно месяц назад ему запретили въезд в Украину, несмотря на то что одна из украинских радиостанций пригласила его стать ведущим ежедневной утренней радиопередачи.

В самом начале интервью наш колумнист предупредил, что его любимым художественным приёмом является гипербола, поэтому не стоит воспринимать его слова слишком уж буквально. Ещё Кушанашвили сказал, что его критика в адрес украинского телеведущего (и не только в его адрес) исполнена коллегиальной иронии.

— Как оцениваете эту ситуацию?

— Я оцениваю ситуацию простой, ёмкой, красивой (как всё в моём любимом русском языке, который сами русские люди не ценят, а ценю я один на всей территории РФ), хлёсткой идиомой: за что боролся, на то и, ***, напоролся.

Жертва Кремля, капиталист и мессия

— А поподробнее?

— Если говорить коротко в духе туповатых футболистов сборной России, то он нарвался. Он за неделю зарабатывает столько, сколько московские журналисты скопом зарабатывают за пять лет.

У него было привилегированное положение. После того, как он уехал отсюда с клеймом гонимого за обострённое чувство справедливости, как жертва московского режима, в глазах украинцев он стал человеком, который бросил вызов Кремлю. Так преподносилось, это было ему на руку, это можно было монетизировать, а он это делать умеет, в отличие от меня, блестяще. Я могу только поднимать своей клоунадой настроение людям — без сценариев, как Иван Ургант с приспешниками.

Шустер и [Евгений] Киселёв, они оба капиталисты в самом дистилированном, беспримесном значении этого слова. Им начхать, как живёт народ Украины, им наплевать на звонок из Sobesednik.ru Отару Кушанашвили, им наплевать вообще на всё. Им не наплевать только на одно — на огромное, огромное количество денег и подхалимаж вокруг.

— Так если у Шустера был такой образ борца с Кремлём, то почему на него сейчас наезжают?

— А теперь слушайте продолжение этой мысли. Тем людям, которые пришли к власти на Украине, наплевать на Шустера. К их списку прибавьте всё, что было в списке Шустера. Как настоящим капиталистам, им не наплевать только на своё положение в общество и на то, чтоб тебе заглядывали в рот, как мессии. Они такие же, как Шустер, только политики. У него, правда, фамилия соответствует его лицу, а у них не всегда.

При чём тут свобода слова?

— Значит, вы не воспринимаете это как давление на свободу слова.

— Какое давление на свободу слова! Если бы вы задались трудом пробежать глазами кипу украинской прессы... В двадцати изданиях — шестьдесят тысяч подозрений, что Порошенко нездоров. Двадцать пять тысяч подозрений, что любой депутат — крыса. Семьсот двадцать восемь личных выпадов, девятьсот двадцать девять тысяч вызовов на дуэль. Какая свобода слова? Горе тому государству, где свобода слова отождествляется с Савиком Шустером. Значит, у этого государства действительно проблемы со свободой слова.

Горе тому государству, которое начинает бороться с Савиком Шустером как с препятствием на пути к государству свободного, европейского образца. Какое Савик Шустер препятствие для того, чтобы государство стало свободным? Савик Шустер — это как футболисты «Спартака»: они вроде футболисты, но даже у «Мордовии» не могут выиграть. Какой Савик Шустер?! Остальные ещё хуже.

Единственное, на чём я хочу ваше внимание акцентировать: российские журналисты (не грузинские, заметьте — грузинский среди вас один я) тут же не преминули вытереть ноги об него, что он — отдельно взятая комсомолка. Не надо! Здесь нет момента ЧП федерального масштаба. Здесь вообще нет никакого момента. Просто он надоел. Смертельно надоел людям, столько лет принуждённым смотреть на человека, рассматривающего себя как мессию. Надоел смертельно, и не знают, как от него избавиться. Человек, уставший от жены, говорит: «Да пошла бы ты...» А она про себя думает: «Да сам ты пошёл».

Отар Кушанашвили / Global Look press

Вы не переживайте: он переживёт всех нас с вами. Он купит себе остров в Тихом океане. Он может позволить себе ужинать с Джеком Николсоном и трогать грудь у голливудских актрис. Вы не за него переживайте, а переживайте за то, в каком мы дерьме сейчас. А Савик Шустер такая же жертва борьбы за свободу слова, как Стас Костюшкин — певец. Приблизительно такой он мессианский ведущий.

Я должен сейчас вам говорить слова с позиции парня, которого СБУ не пускает туда? Я должен быть переполнен обидой, я должен себя сейчас выдавать за Вацлава Гавела, за Нельсона Манделу? Нет, я думаю, что произошло недоразумение, я туда буду ездить... Кем нужно быть, чтобы раздувать из себя фигуру вселенского масштаба?

Каждый эфир Шустера, который я смотрел, я сопровождал экспрессивным словосочетанием, где ключевое слово — «мать». Эти статуарные позы... Я открывал рот и думал: «Уже XXI век, вы просто журналисты, вы не авторы Уотергейта, вы не были зачинщиками революции 17-го года, вы не Че Гевары. Что у вас за *** [лица], как будто вы спасители?! Да вы же с трудом по суфлёру читаете. Это всё равно, что я приду на съёмки на Первый канал, а ведущий с восьмой попытки говорит "Добрый вечер, дамы и господа"! Запретили ему работать... Поверьте, он и это конвертирует, это ходячий учебник по тому, как надо устраиваться в жизни. У него денег сейчас наверняка больше, чем у Михаила Прохорова.

— Шустер голодовку объявлял. Верите, что он голодал?

— В то, что голодовку может объявить такой человек с трагической судьбой, как Надежда Савченко, верю. В то, что голодовку может объявить Савик Шустер, большой любитель равиоли и грузинских хинкали, — нет. Если бы меня звали Савик Шустер (это такого же уровня оскорбление, как если бы меня назвали Анфисой Чеховой) и мне бы указали культяпкой на дверь, я бы уже в аэропорту сказал: «Огромное спасибо за те 10 лет, что я делал вид, что я ведущий, а вы тоже делали вид, что я ведущий». Я бы сказал «спасибо» стране, которая приютила меня. Какая забастовка? Кто ты такой? Нельсон Мандела? На твоём фоне Отар Кушанашвили — Опра Уинфри в брюках.

Это просто невероятная история! История эпохи перевёртышей, порождённая нами, и я тоже чувствую свою вину за то, что заложил фундамент этой науки — как из ничего сделать что-то. Я бы на его место поблагодарил страну и поехал бы эти миллиарды долларов, свиснутые у украинского народа, тратить.

Переписали приговор

— Интересно, что ему всё-таки разрешили работать на Украине. Почему ситуация переломилась в его пользу?

— Человек не в безвоздушном пространстве живёт. Если кому-то нравится даже Тимати, если кто-то считает Рамзана Кадырова чиновником федерального масштаба, если Тина Канделаки — руководитель спортивного канала... Продолжать список? Для кого-то Савик Шустер — Владимир Познер из Узбекистана. Наверное, у него есть люди, которые его покрывают.

Я независимо ни от чего обожаю три страны, и никто не заставит переписать меня мой заветный список стран: Грузия, Украина и Россия. Но вы не путайте Украину с Россией. Украина очень отходчива. Там более сентиментальные люди, чем здесь. Здесь очень злопамятные. Дали работать — значит, денег ещё много. На его месте я бы начал новый эфир... Надо посмотреть, как он из этой ситуации выйдет: он, наверное, поставит что-то из Шекспира в качестве экспозиции, а потом будет говорить о Минских соглашениях.

Разрешили работать. Наверное, вмешались люди из самой верхотуры, которые хотят таким образом показать, что они выполняют указания своих европейских партнёров. Нельзя более-менее видного человека взять и глушануть. Если вы претендуете на то, чтобы считаться цивилизованными людьми, вы не можете вот так просто, придравшись к незаполненной анкете, выписывать человеку отставку. Потому что это не по нашим правилам. Я только в этом вижу причину того, что переписали приговор.

Но мне, честно говоря, чем больше шустеров, тем лучше. Чем больше людей, которые соревнуются со мной складно излагать мысли и писать, тем лучше. Чем больше шустеров, тем они отчётливее оттеняют моё великолепие.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания