Новости дня

18 декабря, понедельник









































17 декабря, воскресенье




Заслуженный пилот России: За катастрофой Boeing 737 стоят деньги


Самолёт компании Flydubai // Li Zhen / Global Look Press

Мог ли пилот Boeing 738 намеренно уничтожить самолёт в Ростове-на-Дону, Sobesednik.ru выяснил вместе с Петром Марченко.

28 марта «Коммерсантъ» со ссылкой на собственный источник сообщил, что падение Boeing 737-800 в Ростове-на-Дону, скорее всего, произошло из-за ошибки пилотов. При попытке поднять самолёт после неудачного захода на посадку пилотирующий лётчик мог слишком сильно задрать нос машины, из-за чего та потеряла скорость и вошла в пике. Во время падения, судя по расшифровке данных параметрического и речевого самописцев, один из пилотов прокричал другому: «Куда летишь? Стоять!»

Информация о конфликте между пилотами Boeing 738 напомнила о трагедии Airbus A320 в марте прошлого года. Тогда к крушению самолёта привели действия второго пилота Андреаса Лубитца, у которого были проблемы с психикой. Все 150 человек, находившиеся на борту, погибли, когда лайнер врезался в гору.

Sobesednik.ru спросил заслуженного пилота России Петра Марченко, мог ли один из лётчиков умышленно допустить катастрофу. Отметим, что наш собеседник пролетал 41 год, одиннадцать из которых — на Boeing.

— Умышленно — это неправильное слово. Случай Андреаса Лубитца — это психологическое отклонение. Врачи там допустили ошибку.

Конфликт между пилотами маловероятен. Скорее всего, была ошибка пилотов: отключили автопилот и нажали не на ту кнопку — «Go around» — при уходе на второй круг. За шесть секунд до падения там была речевая информация, которая не поддаётся расшифровке и которая говорит о том, что никто из них не хотел разбиться. Возможно, здесь была несогласованность между пилотами: один сделал то, другой сделал другое. Экипаж же был «сборная солянка»: командир корабля из Кипра, второй пилот из Испании. Дубайские лётчики обходятся в два-три раза дороже, чем гастарбайтеры — понабрали их.

Кроме того, они первый раз прилетели в Россию. В Дубай летать хорошо, я там бывал сотни раз. Но они попали в неблагоприятные погодные условия в России. Это их и подвело.

Эти лётчики воспитаны не так, как российские. Заходы на посадку и на второй круг из-за сложности самолёта они выполняют только в автоматическом режиме. Если они отключили автопилот и попытались уйти на второй круг в ручном режиме, значит, у них также могли быть технические проблемы.

Пётр Марченко / Кадр YouTube

— Почему они не ушли на запасной аэродром?

— Они ждали улучшения погоды. Они два часа кружили над аэродромом, потому что им во что бы то ни стало нужно было сесть в Ростове-на-Дону. Дело в том, что, если бы они ушли на запасной аэродром, у них бы не было возможности сразу вернуться назад в Дубай.

Топливо в Дубае очень дешёвое. Они хотели на этом топливе вернуться обратно. Для компании это очень выгодно. А если бы они ушли на запасной аэродром, им бы пришлось сидеть там несколько часов, а после прилёта в Ростов у них не было бы сил лететь в Дубай, поэтому они должны были бы уйти отдыхать на 8–12 часов в гостиницу. Пассажиры бы сидели в аэропорту Дубая и ждали вылета. Короче, финансовое давление повлияло на решения лётчиков.

Но важно, что покажут «чёрные ящики». Нельзя делать выводы до завершения официального расследования.

— Какой вывод можно сделать из этой катастрофы?

— Эти катастрофы продолжатся в России, пока мы не возродим отечественную авиацию. Мы сейчас перешли на лизинг экспортных самолётов Airbus и Boeing. При Ельцине нашу отечественную авиацию загубили. На «Ил» сейчас летают только наш президент и кубинцы.

Надо делать глобальные выводы. Сейчас создали министерство транспорта, где речники, железнодорожники, автомобилисты собраны вместе с авиацией. А раньше было министерство гражданской авиации. Вот это надо возрождать.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания