Новости дня

11 декабря, вторник

















10 декабря, понедельник


















09 декабря, воскресенье










Эксперт о ссоре пилотов разбившегося Boeing: Люди и СМИ – ***!


МАК еще не завершила расшифровку "черных ящиков" // Ria Novosti/Global Look Press
МАК еще не завершила расшифровку "черных ящиков" // Ria Novosti/Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с авиаэкспертом новости о возможной ошибке пилотов упавшего в ростовском аэропорту Boeing 737-800.

28 марта «Коммерсантъ» опубликовал статью со ссылкой на близкий к расследованию источник, где говорится об основной версии крушения Boeing 737-800 в ростовском аэропорту. По информации издания, эксперты, изучающие обстоятельства случившегося, склонны говорить об ошибке пилотов. Такой вывод делается на основании информации бортовых речевых и параметрических самописцев. Специалисты полагают, что пилот после неудачного захода на посадку, вероятно, чересчур сильно задрал нос самолета, из-за чего тот потерял скорость и начал сваливание.

Кроме того, источник сообщает куски расшифровки переговоров пилотов, из которой якобы слышно, что один из пилотов кричит другому: «Куда летишь? Стоять!»

Однако Межгосударственный авиационный комитет (МАК) не прокомментировал информацию издания. «Сотрудники МАК данную информацию не давали ни "Коммерсанту", ни кому-либо еще, и подтвердить или опровергнуть ее достоверность мы сейчас не можем», — заявил представитель МАК Артур Мурадян. По его словам, расшифровка бортовых самописцев не завершена, и пока нет даже предварительных результатов.

Напомним, 19 марта самолет Boeing 737-800 авиакомпании Flydubai, летевший из Дубая в Россию, упал на аэродроме Ростова-на-Дону. Все 62 человека, находившиеся на борту, погибли.

Исполнительный директор Общества независимых расследований авиационных происшествий Валерий Постников обсудил с Sobesednik.ru эту информационную «утечку».

Почему появляются подобные новости? Зачем публикуется информация по еще незавершенному расследованию?

— Для того чтобы привлечь внимание людей к своему изданию, к своему источнику информации. Что мы такие крутые, что у нас уже есть какая-то информация — больше ничего. Политики здесь никакой нет. Просто стремление прокукарекать первым.

Ну конфиденциальные это вещи, понимаете? Пока работает комиссия, все эти вещи конфиденциальны. Тем более переговоры. Ну разве так можно? Кто-то соблюдает элементарную этику, кто-то — нет. Надо дождаться [окончания расследования] спокойно. Пока, во всяком случае, ясно одно — это можно без всяких «вбросов» говорить: скорее всего, люди, которые занимаются расшифровкой, не обнаружили никаких признаков отказов материальной части самолета. Если бы они это обнаружили, то, как порядочные люди, сказали бы об этом. По очень простой причине — на этих самолетах летают десятки и сотни тысяч людей. Нужно было бы принимать какие-то экстренные меры по этому поводу. А раз никто ничего не говорит, значит, на расшифровке не увидели признаков отказов ни двигателя, ни систем, ничего.

Вы считаете, что никакой подоплеки у этой статьи нет?

— Это действительно вброс. Он ни на что не влияет, только говорит, что ах мы какие информированные — все еще ждут, а мы уже перемываем кости, кто что кричал, кто говорил «давай», кто говорил «тяни».

Не все так просто. Это запись, ее надо внимательно анализировать, однозначно установить, кому какая реплика принадлежала. Тем более что в кабинном микрофоне идет общий фон шума, а когда люди говорят взволнованно, то у них меняется тембр голосовой. Их [пилотов] там двое, и надо понять, кому какая реплика принадлежит, привязать эту реплику ко времени, к положению самолета в этот момент, какие действия за этим последовали. Это работа, которая требует времени. И чем меньше вбросов, тем лучше.

Надо дождаться. Элементарно, Ватсон. Я поражаюсь — вы, извините, банку с мочой когда относите на анализ, не стоите, не дергаете каждую минуту медсестру: «Ну что там, билирубин нашла?» Когда она все сделает — напишет на бумажке и отдаст врачу, чтобы он поставил правильный диагноз. Нужно просто дождаться, пока люди профессионально сделают свою работу.

Как вы оцениваете место в общественном обсуждении, которое занимает эта катастрофа?

— Как явно переоцененное. Проведите эксперимент — не так давно проходило высокое совещание, на нем выступал наш президент, и он совершенно открыто, не постеснявшись, назвал страшные цифры: у нас автомобильный транспорт уносит каждый год более 30 тысяч людей, а за 11 лет — 350 тысяч погибших. А еще травмированные, инвалиды. Вы вдумайтесь в эту цифру. Казалось бы, какое событие должно привлечь внимание общественности, прессы и всех остальных больше?

Если бы люди не были *** [разговорное бранное выражение], которые работают в средствах массовой информации, они бы сильно атаковали наше ГАИ и все, что с ним связано: почему так происходит, что можно сделать? Вот острый момент. А если соотнести эфирное, интернет- и прочее время, уделяемое этой проблеме, со временем, которое уделено перемыванию всех обстоятельств и причин еще не расследованной катастрофы в Ростове, то получится 100 к 1. Только ленивый не отметился. Дайте поработать людям.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания