Новости дня

22 ноября, среда


































21 ноября, вторник











Опасно ли новое требование ФСБ к исследованиям ученых


Российских ученых заставят показывать свои исследования ФСБ перед публикацией // Russian Look

Sobesednik.ru узнал, что, оказывается, предлагаемого контроля спецслужб над публикациями учёные не знали даже при СССР.

«Российских ученых заставят показывать свои исследования ФСБ перед публикацией». Такими заголовками запестрели российские СМИ накануне даты прилета Марти Макфлая из трилогии «Назад в будущее» в наше время. Происходящее мы попросили прокомментировать академика РАН, доктора технических наук Юрия Алексеевича Рыжова.

— Информация о контроле над работой ученых попала в СМИ достаточно витиеватым путем: британский журнал Nature сослался на некую стенограмму заседания ученого совета МГУ. Это действительно так и насколько это страшно?

— Я тоже об этом слышал. Поскольку я работал все время на «допусках» (материалах, относящихся к гостайне. — Ред.), мы публиковали закрытые отчеты с грифами «секретно», «совсекретно» и выше, но когда мы писали работы для открытых журналов, то в основном просто отдавали статьи в редакцию. Редакция, наверное, тоже, проверяла их — нет ли там чего. Но это уже было не наше дело. Потом я работал в МАИ, публиковал в открытых журналах свои статьи, более того — в иностранных журналах. Просто отдавал, редакция печатала. Или, скажем, выступал на какой-то международной конференции, а потом в списке тезисов или кратких изложений тоже появлялась моя статья на английском языке.

Если я куда-то выезжал, меня никто не спрашивал, какой доклад и куда я везу. Хотя «допуски» продолжали на мне висеть. Но тут вопрос был в другом. Меня в первый раз выпустили за границу — на международную конференцию в Австрию — в 1967 году. Конференция была огромная, на 900 человек, и там было очень много людей из России, некоторые тоже с допусками — люди из НИИ и КБ. Значит, кто-то взял на себя ответственность выпустить всех нас, «загрифованных».

— Уже высказывались мнения, что это возврат к тоталитарному прошлому и конец для научного обмена между российскими и зарубежными учеными. Вы с этим согласитесь?

— Не соглашусь. Потому что это сейчас нельзя проконтролировать. Как я понял, этим теперь будет заниматься каждый отдельный вуз. Слышал комментарий представителя МГУ, и он говорил, что это полный бред, потому что все будут определять эти самые особисты, которые есть и всегда были во всяком институте — проректоры по режиму и так далее, из тех самых структур. Так вот, я не помню, чтобы проректор по режиму МАИ когда-нибудь спрашивал меня, что я пишу и какие статьи везу за границу. Это полная чушь еще и потому, что компетенции этих людей недостаточно, чтобы определить, есть там что-нибудь в работе или нет. Но зато это дает рычаг влияния.

Академик РАН, доктор технических наук Юрий Алексеевич Рыжов / Российский Пагуошский комитет

— В том-то и дело: некомпетентный человек будет копаться в научной работе и выносить вердикт...

— А вы знаете, это уже не самое страшное. Ведь вы же видели, как разгромили Академию наук? Там сделали ФАНО. Только моего друга Владимира Евгеньевича Фортова, у которого был нормальный план реформирования Академии, избрали, его тут же накрыли этим ФАНО. Сначала говорили, что оно распоряжается только финансами. А теперь уже они начинают решать, какие направления науки в институтах Академии финансировать! За разгромом Академии последовало объединение совершенно несовместимых институтов: химического с электронным или геодезии и картографии с автодорожным и так далее. Как известно, если скрещивать ежа с ужом, везде получается колючая проволока.

Так что то, о чем мы с вами говорим, — это небольшая новость. Она не может быть неожиданной в системе, в которой мы сейчас живем. В системе, построенной на разгроме образования и науки, — заключил академик Юрий Рыжов в интервью Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания