Новости дня

19 ноября, воскресенье
































18 ноября, суббота













Что скрывает знаменитый подвиг Анатолия Букреева на Эвересте

«Собеседник» №36-2015

Анатолий Букреев в 1990 году // mountain.kz

Sobesednik.ru узнал тайны биографии Анатолия Букреева, подвиг которого стал основой для блокбастера «Эверест».

«Это был подвиг»

Коммерческие экспедиции на Эверест весной 1996 года обернулись тем, что вошло в историю как «трагедия на Джомолунгме». Тогда на штурм «крыши мира» одновременно ринулось сразу несколько групп, участники которых заплатили за это удовольствие до 65 тысяч $. Добраться до вершины под руководством опытных гидов смогли почти все. Вовремя спуститься вниз повезло немногим: поднялся ураганный ветер такой силы, будто, по словам выживших, «над вами вагон за вагоном проносится товарный поезд».

«Пока, – писал после тех событий «Уолл Стрит Джорнал», – никто из гидов, клиентов или шерпов не нашел в себе мужества покинуть лагерь, Букреев в одиночку несколько раз выходил наверх. Ночью на восьмикилометровой высоте он шел сквозь бушевавшую снежную бурю и спас троих альпинистов, уже стоявших на краю смерти... Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма. Человек, которого многие называют «тигром Гималаев», сразу после восхождения без кислорода на высшую точку планеты без всякой помощи несколько часов подряд спасал замерзающих... Это был настоящий подвиг».

О самом подвиге рассказано в фильме, где, помимо русского гида, много других персонажей. А «Собеседник» попытался выяснить, что за человек был сам Анатолий Букреев, покоривший почти все восьмитысячники планеты.

«Я бы с ним в разведку не пошел»

– То, что он спас людей, то, как он это сделал – это, конечно, выше всяких похвал, – поделился с «Собеседником» знавший Букреева альпинист Владимир Шатаев. – Но был во всем этом и отрицательный момент. Он работал как гид и получал за это 25 тысяч $. За эти деньги он должен был клиентам шнурки завязывать. А у него была своя цель: участвуя в коммерческих экспедициях, он получал возможность сам заниматься альпинизмом (в 90-е по-другому было сложно). Так было и в тот раз: он первый вышел на вершину, а потом сразу спустился. Позже он, конечно, оправдывался, что спустился, чтобы прийти, если надо, на помощь, принести чай или кислород. Но видя, что клиенты задерживаются и уже не успевают спуститься вовремя, он должен был еще раньше развернуть их вниз. Он этого не сделал, а героизм был уже потом.

С Букреевым Шатаев познакомился за год до трагедии там же, на Эвересте:

– Он был тогда с другой группой и зашел ко мне в палатку попросить разрешения воспользоваться перилами, которые мы повесили. Помню, даже деньги предлагал, что для нас было внове. Мы, конечно, разрешили, но вместо денег попросили у них веревку, которой у нас было мало: в горах она нужнее. Вторая наша встреча произошла спустя несколько дней: когда мы пришли на высоту 7500 и открыли свою палатку, то неожиданно увидели в ней Букреева. Это был шок. Он ведь хотя бы по рации мог разрешения спросить! Понимаете, на Эвересте ведь постоянно воруют, особенно при спуске: очки, еще какие-то вещи. Особой популярностью пользуются кислородные баллоны, поэтому на них обычно метки ставят. И входить в чужие палатки без спроса не принято. А у него то ли своей палатки не было, то ли ставить ее было неохота, вот он и решил в нашей по-тихому переночевать. Ему так было удобнее. Он вообще был вызывающий индивидуалист – я бы в разведку с таким не пошел.

«Лучший лыжник среди альпинистов»

– А я бы пошел, – не согласен со своим давним знакомым Ерванд Ильинский, главный тренер сборной Казахстана по альпинизму. – Просто Шатаев плохо Толю знал. Букреев был классный парень, ответственный. К нам в Казахстан он приехал из Челябинска в 79-м, когда ему было 21 год. Первое время занимался у скалолазов, но там подготовка нужна специфическая, с 5–7 лет, а Толя ведь до этого был лыжником, где, как и в альпинизме, важна выносливость. Так что тренер скалолазов порекомендовал его мне, сказал: сильный парень. И в армию уже я его призвал – в спортроту. После службы он так и остался в ЦСКА, тренировался в моих экспедициях и постоянно в них помогал товарищам по команде: если кому-то тяжело, обязательно его рюкзак разгрузит и сам понесет.

По словам Ильинского, Букреев, говоря о своей выносливости, называл себя «лучшим лыжником среди альпинистов и лучшим альпинистом среди лыжников»:

– Физик по образованию, он играл на гитаре, писал стихи. Но лыжи тоже не забывал. Одно время был даже тренером по лыжным гонкам у школьников. Хорошо получалось. А потом ушел в коммерческий альпинизм – другого способа ходить в горы тогда действительно не было.

– У Анатолия была непростая ситуация, – пояснил вице-президент Федерации альпинизма России Иван Душарин, который познакомился с Букреевым незадолго до его смерти, по пути в Пакистан. – Иногда ему даже приходилось работать простым носильщиком в чужих экспедициях, чтобы заработать на жизнь. Уже будучи известным, знаковым (дорогим) гидом, он чаще всего тратил деньги на свои спортивные, интересные с его точки зрения восхождения. Горы были его жизнью.

«Ему было морально тяжело»

В конце 97-го года горы стали его смертью – Анатолий Букреев попал под лавину.

– Сильные альпинисты часто гибнут при коммерческих восхождениях. На Эверест ведь очередь из богатых туристов, не имеющих подготовки. И вся ответственность ложится на профессиональных гидов. Это неправильно, – считает друг Букреева Владимир Богданов, который шьет для альпинистов одежду. – С Анатолием мы познакомились, когда он начал брать у нас снаряжение. Мы помогали ему улететь, встречали. Нередко он даже жил у нас – мог казаться замкнутым, но это не от высокомерия, а от внутренней ранимости. Когда мы общались с ним после трагедии на Эвересте, он, например, был подавлен. Анатолий считал, что сделал хорошее дело, спас людей, а в Америке вышла книга, в которой написали, что он всех бросил и перед ураганом быстро спустился вниз, хотя он просто выполнял распоряжение руководителя группы. Ему от этой критики было морально тяжело.

Роль Букреева исполнил актер Ингвар Эггерт Сигюрдссон / Кадр из фильма «Эверест»

Букреев стал даже соавтором книги «Восхождение», посвященной событиям 96-го года (она вышла в свет как раз при помощи Богданова). Сейчас готово второе издание. Наверняка разойдется: когда русский спасает американцев – это всегда приятно.

/За кадром

На фига Букрееву баян

Фильмом «Эверест» альпинисты в целом довольны.

– Видно, что над картиной работали хорошие консультанты – нет косяков, – пояснил директор Высшей горной школы Алексей Овчинников. – И снаряжение аутентичное, и рельеф. Я несколько раз был в Непале и сразу заметил, что снимали на месте. Даже комбинезон на Букрееве – как и в жизни, синий с желтым, в цвета флага Казахстана, гражданство которого у него было. И его традиционная шапочка-петушок. Так что к деталям отнеслись трепетно. Когда российским альпинистам несколько недель назад показали американскую черновую версию картины, там в финальных титрах у всех героев были реальные фотографии, кроме Букреева. Мы на это указали, и в окончательном варианте, уже на русском, фотография появилась… Остался, правда, такой момент, но не обидный, а скорее веселый: в одной из сцен Букреев играет на баяне, хотя на самом деле он на гитаре играл. Как рассказали нам представители кинокомпании, идея заменить гитару баяном пришла в голову исполнителю роли Букреева. Почему-то он решил, что это лучше передаст его русскую душу.

Роль Букреева в «Эвересте» сыграл Ингвар Эггерт Сигюрдссон, актер из Исландии, который признался: «Меня потряс сам персонаж. Чем больше я узнавал о нем, тем сильнее он меня захватывал. Многое в нем объясняет то, что он русский. Точнее, себя он считал советским человеком. Мне кажется, он просто был уверен, что его миссия именно в этом (так же, наверное, чувствовал себя Гагарин, отправляясь в космос): доказательство силы человеческого духа, ставшее смыслом жизни».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания