Новости дня

18 февраля, воскресенье







17 февраля, суббота












16 февраля, пятница


























Игорь Кваша: Я долго искал своего отца…

0

Популярный актер и бессменный ведущий программы «Жди меня» Игорь Кваша помог тысячам людей найти друг друга. Но самому ему так и не удалось до конца разобраться, как и где во время войны погиб его отец… Об этих поисках, а также о своей жизни Игорь Владимирович рассказал в интервью "Только звезды".

- Игорь Владимирович, в этом году вы переболели воспалением легких, приходилось много лежать в больнице. Как сейчас себя чувствуете?

– Со мной все в порядке, работаю. По-прежнему большую часть времени отдаю программе «Жди меня», которую считаю очень важным делом. Группа поиска, которая работает в нашей программе, творит настоящие чудеса! Со времени образования мы помогли найтись тысячам людей. Ведь помимо тех историй, которые выходят в эфир, есть еще сотни историй «за кадром», в день обрабатываются запросы десятков людей. Помогают добровольные помощники, детективные агентства, милиция… И ничего запланированного в нашей программе нет: слезы, эмоции – все всамделишное!

– Вы ведь знаете о людской беде не понаслышке. Сами прошли нелегкий путь, детство пришлось на войну…

– Да, я помню войну, хотя, когда она началась, мне было семь лет… Я родился на Арбате в Москве, мой отец, доктор химических наук, был заведующим кафедрой Московского химико-технологического института имени Д. И. Менделеева. С самого начала он просился на фронт, но работников его института освободили от воинской службы. Тем не менее с третьего раза его просьбу удовлетворили и зачислили добровольцем. В 1941 году отец ушел на фронт. А мы с мамой уехали в эвакуацию. Детский сад, куда я ходил, решено было перенести в Кемеровскую область, маме удалось устроиться в нем работать. Поэтому, слава Богу, мы не потерялись в войну, как многие дети…

– То есть первые бомбежки в Москве вы не захватили?

– Нет, захватили. Все отсиживались в бомбоубежище, а я потихоньку выполз наверх. И увидел огни прожекторов, самолеты в небе, взрывы… Бомба угодила в соседний с нами дом, и мы боялись, что огонь перекинется и на наше жилище…

– А что случилось с вашим отцом?

– До сих пор не могу сказать точно, что с ним произошло, как и когда именно он погиб. Мы всю войну и много лет после надеялись, что он вернется. Я помню, как после окончания войны ждал отца, как сильно надеялся на его возвращение… Но он не вернулся и, по документам, погиб в 1943 году под Сталинградом. Но у нас есть письма отца, датированные позже, чем это событие… В общем, узнать правду теперь трудно. Никакой могилы от отца не осталось. На здании химико-технологического института висит табличка, где указаны имена погибших в Великую Отечественную войну. Среди них – имя моего отца. К этому месту я иногда прихожу…

– Времена вашей юности пришлись на голодное время...

– Конечно! После войны стало еще хуже! Во время войны я жил в интернате, нас кормили, одевали… А когда приехали в Москву, попали просто в нищету. Наша оставленная квартира была значительно разграблена. Мама постоянно ездила в деревню, чтобы обменивать одежду и предметы обихода на еду. Меня спасало то, что я был молод, поэтому все переносить было достаточно легко. Например, когда я пошел поступать в Школу-студию МХАТ, у меня не было своего костюма. Пришлось надевать соседский… Но я не сильно выделялся из общей массы поступающих. Некоторые вообще приходили в шинелях.

– Это правда, что вы много лет собираете информацию о Сталине?

– Он меня всегда интересовал, еще с ранней молодости. Я до сих пор стараюсь проникнуть в психологию этого чудовища, потому что человеком его назвать нельзя. Хотя в те годы я, как и все, не понимал, что происходит в стране. Когда в 1953 году вождь умер, я, как и все, плакал… А на похоронах Сталина меня чуть не задавили! Выйдя с траурного митинга в Школе-студии МХАТ, мы с товарищами по крышам пробрались в Колонный зал, где лежал вождь. Оставалось метров четыреста до входа, когда мы спустились на землю и тут же пожалели об этом. Давка была невообразимая, раздавленные люди страшно кричали… Этого не забудешь.

– Когда же вы поняли всю правду о вожде?

– Сразу же после его смерти пошло постепенное осознание. Из чтения самиздата, засекреченного доклада Хрущева… К тому же я постарался пообщаться со всеми, кто сталкивался с вождем лично. Если узнавал контакты такого человека, встречался с ним и старался узнать все, что он помнит. Я знал и Светлану Аллилуеву, но с ней об отце не разговаривал. В итоге я понял, что Сталин – человек от дьявола, а не от Бога. А в таком человеке положительные черты искать не стоит…

– Почему же вам не претило играть Сталина в кино?

– Я сыграл его в том фильме, сценарий которого меня устроил («Под знаком Скорпиона». – Прим. автора). До этого мне уже предлагали играть Сталина несколько раз. Но мне не нравились сценарии. В них была симпатия к вождю или оправдание его поступков. Второй раз я сыграл Сталина в фильме Глеба Панфилова по роману Солженицына «В круге первом». Но это особый случай. Мне нравятся фильмы Панфилова, я его высоко ценю как режиссера. Потому и согласился.

– Вы стали очевидцем стольких исторических событий. Рассказываете о них внукам, детям?

– Сыну рассказывал… Он по образованию медик, как и моя жена. Но прокормить двоих детей на мизерную зарплату современного российского врача невозможно, поэтому сын занялся бизнесом. Я, конечно, был готов ему помочь, но сын считает, что должен все делать сам. А внукам я о прошлом практически не рассказываю. Мне кажется, что у них другие интересы…

– Вы с ними находите общий язык? Как они вас называют?

– Вполне. Я могу спросить у внучки ее впечатления о сыгранной роли, зная, что она ответит честно и непосредственно. Дедушкой они меня не называют. Зовут по имени. И меня это устраивает!

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания