Новости дня

20 октября, пятница









19 октября, четверг


































Твин Пикс нижегородского разлива


Четвертый год Владимир и Тольяна Краснощек из нижегородского села Дивеево ищут свою без вести пропавшую дочь Викторию. Сюжет не нов. В России ежегодно пропадают около 80.000 человек. Но тревожат не только цифры, тревожат нравы российской глубинки. В этой истории они как на ладони.

«Девка загуляла»

27-летняя Виктория Краснощек перестала отвечать на телефонные звонки 28 декабря 2007 года. Девушка снимала квартиру в городе Арзамасе, расположенном в 60 километрах от села Дивеево. Через день обеспокоенные родители поехали к дочке. Дверь никто не открыл. Соседи сказали, что не знают, где Вика. А потом хозяйка жилья принесла ключи.

– Мы с порога: «Вика, что случилось?», а в доме никого. – Тольяна Алексеевна, мама Вики, высокая статная женщина, едва сдерживает слезы. – На столе бокал с недопитым чаем и надкусанный кусочек торта (в коридоре на тумбочке). Зимняя шапка, перчатки и зарядное устройство для мобильного телефона. Ощущение, будто Вика, накинув на плечи пальто, выбежала за дверь лишь на минуту и сейчас вернется назад.
В Арзамасском ОВД заявление о пропаже дочери принимать отказались.

– Дежурный милиционер сказал: загуляла ваша девка, нагуляется – вернется, – на этих словах Тольяна Алексеевна начинает рыдать, и мне кажется, что суровые святые, взирающие на нас с икон на стенах, сейчас расплачутся вслед за ней.

«Чужие и местные»

Икон в доме Краснощек много. Жена и муж – оба верующие. Он – бывший тренер сборной СССР по плаванию. Она – товаровед. В нижегородское село Дивеево переехали из Одессы в 2002-м, когда младшая дочь Ольга решила уйти в Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, где покоятся мощи Серафима Саровского.
Место это известное, намоленное. Но отпускать 16-летнюю дочь одну за 2000 верст все равно было страшно. Вот и переехали всей семьей. В Дивеево им нравилось.

Незримую границу, разделяющую село на два враждебных лагеря, Тольяна Краснощек ощутила, когда устроилась работать заместителем директора в гостиницу «Московская», принадлежащую олигарху Дерипаске.

Это только со стороны жизнь в Дивеево кажется благостной. Огромный монастырь с золотыми куполами, в который едут люди со всей России, заслоняет неприглядную изнанку окрестной жизни: вымирающие деревни, повальное пьянство и нищету. И во всем, по мнению «аборигенов», виноваты верующие переселенцы.
Цены на жилье из-за них в Дивеево взлетели на неимоверную высоту – старенький домик стоит 5–6 миллионов рублей, и непонятных личностей среди пришлых много. Например, есть полусектантская община из сотни человек, не признающая российские паспорта и ИНН. И все приезжие, понятно, пытаются устроиться на работу.

– Вот и я тоже, по мнению местных, не по праву заняла хорошую должность и свою дочь Вику устроила по блату администратором. Лучше бы я ее не устраивала, – вздыхает Тольяна Алексеевна.

Вика ждала ребенка

В этом «лучше бы», произнесенном почти шепотом, слышится крик материнской души. За три дня до своего исчезновения девушка заявила родителям, что за новогодним столом сообщит очень важную новость. Тольяна Алексеевна считает, что речь шла о беременности. Вика ждала ребенка от охранника отеля Сергея Куракина, но скрывала. Ее избранник был женат. Он, кстати, попался им на глаза на автозаправке в Арзамасе, когда родители спешили на квартиру к Вике.

– У него была расцарапана щека. Но тогда мы ничего не знали. Мы вообще не знали, что делать и куда обращаться! – говорит Владимир, отец Вики.

Владимир Краснощек некоторое время работал личным массажистом Дерипаски и от отчаяния, что милиция никак не среагировала, бросился обзванивать знакомых из числа своих клиентов. Один из них, фээсбешник, в тот же вечер сообщил, что просмотрел биллинги звонков и последний телефонный разговор у дочки был с тем самым Куракиным. Звонок состоялся 28 декабря в 19 вечера. Девушка (или ее телефон) находилась между двумя населенными пунктами – Ардатов и Дивеево. Родители бросились к Куракину, но тот сказал, что это ошибка.

31 декабря милиционеры все-таки приняли заявление о пропаже Вики. Розыск поручили вести следователю Елене Липиной, которая с ходу ошарашила обезумевших от горя отца и мать, заявив, что в праздники искать никого не будет.

– «Нет машины, нет бензина и работать некому, детализацию звонков взять невозможно». Мы сказали, что будем жаловаться. Она в ответ: «Жалуйтесь хоть президенту».

Все новогодние каникулы мать и отец фактически в одиночку вели расследование. Расклеивали объявления, опрашивали таксистов, подруг Виктории, от которых узнали и о беременности дочери. Встретились и с Куракиным, который в конце концов признался, что Вика была беременна от него. Но что могли сделать родители, притом что милиция ни экспертиз, ни допросов не проводила.

– Сейчас-то я знаю, что начальник дивеевской милиции и Куракин – выходцы из одного села, чуть ли не родственники, а первый следователь Елена Липина – из соседней деревни, – вздыхает Владимир. – Может, Сергей и ни при чем. Но все равно получается здесь такой свато-кумовской клубок, что никакие связи не помогут распутать.

Найти хоть живую, хоть мертвую

Уголовное дело по факту исчезновения Вики было возбуждено только в апреле 2008 года. Но время, по мнению родителей, было упущено. Липина, которая через полгода загремела в зону за продажу родной племянницы в бордель (!!!), то ли сознательно, то ли из-за своей лени сделала так, что правды уже было не оты-скать.

– Мы нанимали частного детектива, но ему не дали здесь работать, – жалуется Краснощек. – Он съездил в Арзамас в милицию. После чего извинился, сообщил, что вряд ли сможет чем-то помочь, потому что нормальной работы не получится.

Эта история получила огромный резонанс на форуме сотрудников милиции, куда мама Вики также обратилась за помощью. Более 30.000 просмотров, два десятка страниц советов и комментариев, в которых звучит схожее мнение: нижегородские милиционеры ничего не сделали для поисков Вики, работа велась халатно.
Официальное мнение другое.

Тольяна Алексеевна протягивает толстенные папки с файлами, в которых разложены все жалобы и обращения в областную прокуратуру, Генеральную, президенту. И на все стандартный ответ: «По факту исчезновения Виктории Краснощек следственными органами проведена огромная работа».
Листаю документы, натыкаюсь на короткие записи, сделанные рукой мамы Вики. Что-то вроде личного дневника или хронологии событий.

«6 марта. Звонила Сергею Куракину. Просила о встрече. Хотела узнать, о чем он в последний раз говорил с дочкой. Не приехал. Поехала сама. Вышел с женой. Она стала кричать, что хотела бы посмотреть моей дочке в глаза. Я сказала, а знали бы, как я сама хочу посмотреть ей в глаза! Он же говорил ей, что с вами развелся! Так или нет, Сергей? Развернулись и ушли под ручку, смеясь».

– Я никого не хочу бездоказательно обвинять в пропаже дочери. Я виню только милицию, которая ничего не делала, – вздыхает Тольяна Алексеевна. Этой зимой от безысходности она обратилась к экстрасенсам в центр Виноградова. Экстрасенсы сказали, что дочь мертва. И даже указали место вероятного захоронения.
Как только сойдет снег, родители поедут на это место. Они хотят найти Вику хоть живую, хоть мертвую. К сожалению, в этом им пока никто помочь не может.


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания