Новости дня

18 декабря, понедельник





























17 декабря, воскресенье
















Суровая зима московских бомжей

0

Третью неделю в России держатся сильные морозы. В больницы каждый день попадают люди с обморожениями – в сутки по 5–10 человек. Большинство – бомжи, которым от холода негде спрятаться. Столичные власти рапортуют, что всё под контролем и бездомным оказывается посильная помощь. «Собеседник» выяснил, что жизнь бомжей в морозы далеко не так прекрасна, как в чиновничьих отчетах.

Показательная каша

В сквере рядом с площадью Трех вокзалов в обычный будний день переполох. Суетятся спасатели МЧС, мерзнут журналисты. Расставлены столы, расстелены скатерти – почему-то бордовые и торжественные. В «полевой кухне» дымится гречка. В сторонке топчутся несколько плохо одетых мужчин. МЧС и РПЦ проводят совместную акцию – кормление бездомных.

– Ситуация с бомжами в Москве сейчас очень сложная, – качает головой начальник пресс-службы ГУ МЧС России по Москве Евгений Бобылев. – Только за январь от переохлаждения и голода погибли 64 человека.

Об этой акции бомжей никто заранее не предупреждал. Но сарафанное радио работает отлично. Буквально за 10 минут к «кухне» выстраивается целая очередь. Бездомные переспрашивают друг у друга: «Это нам? А почему? За кого-то голосовать надо?»

– На публику играете! – кричит бродяга, но из очереди не выходит. Потом сует тарелку гречки в объектив фотокамеры: – На, делай картинку! Для отчета наверху!

МЧС признается, что участвует в подобной акции первый раз. Сами бездомные сетуют, что чиновники давно о них забыли.

34-летний Анатолий живет на улице уже два года. Говорит, что из дома выгнал родной брат из-за дележки квартиры после смерти родителей. Ночует где придется. Из подъездов, если туда удается попасть, часто прогоняют. Излюбленное место бомжей в морозы – вокзалы. Самым лучшим вокзалом считается Киевский. Мол, полиция там самая добрая.

– Нам помогают только Красный Крест и церковь, – рассказывает Анатолий, доедая хлеб. – Власти – никогда. Точнее, есть вроде бы какие-то службы, которые должны нас забирать, но я их ни разу не видел.

Мест нет

Департамент соцзащиты населения города Москвы предлагает бомжам обратиться в 8 учреждений социальной помощи. Там 1477 мест. Хотя бомжей, по данным переписи, в Москве около 6 тысяч. И это только официально учтенные – реальные цифры в 2 раза больше.

Решаю пристроить бомжей в такой приют. И кандидаты на примете уже есть – двоих бездомных я постоянно вижу у станции метро «Сокол». В метро им можно греться только в вестибюле. Да и то лишь днем – ночью оттуда всех выгоняют.

– У теплых вентиляторов иногда даже очередь скапливается из этих алкашей, – объясняет мне кассирша в метро. – Внутрь-то их никто не пускает. И хорошо – вонь от них страшная.

«Моя» парочка живет на улице уже шесть лет. 48-летний Сергей и 37-летняя Наталья кочуют по всей Москве, нигде подолгу не задерживаясь. Сергей рассказывает, что раньше, в «той жизни», был строителем, а на улицу попал, потому что ушел от жены в никуда. У Натальи история еще более слезливая – она приехала в Москву вслед за мужем, а после его смерти не знала, куда податься. Документы у нее украли, с работы выгнали. Живут на собранную милостыню – у церкви недалеко от метро неплохо подают. Работать не стремятся.

Впрочем, почти все биографии бомжей на один лад – кого-то уволили с работы, у кого-то украли документы, кто-то поссорился с семьей… Во всех историях бомж выступает обиженной стороной. Все остальные – плохие и несправедливые.

– Нигде к бомжам не относятся по-людски, – рассказывает Наталья. – В магазин погреться зайти нельзя, с вокзалов гонят, из переходов – тоже.

И всё же звоню в «Социальный патруль».

– Свободных машин сейчас нет, – отвечают мне в диспетчерской. – Их всего-то 15 в городе.

Посоветовали бездомным добираться до ближайшего социального приюта самостоятельно.

Хотя у многих бомжей на проезд денег нет. Да даже если он и доберется до приюта – не факт, что сможет там переночевать. Во-первых, может не быть мест. Во-вторых, сначала нужно сдать все необходимые анализы в поликлинике при ночлежке. На следующий день с бродягой разговаривает начальство приюта и решает, что делать дальше. Оставить пожить могут только москвичей.

В общем, многие бомжи только обедают и отправляются бродить дальше.

Лишь бы ночь пережить

Впрочем, дом у некоторых бомжей всё же есть. Это построенные домишки или бывшие овощехранилища, похожие на катакомбы, в оврагах и парках. В таком поселении иногда обитают до 50 человек. Например, на территории усадьбы Братцево «Собеседник» в прошлом году обнаружил целый подземный город бездомных. Причем и жители близлежащих домов, и руководство усадьбы о поселении знали давно, но относились к нему лояльно.

Власти же подобные бомж-деревни не любят и активно с ними борются. Так, этой зимой все дома бомжей снесли в Кузьминском парке, пообещав построить специальный обогреваемый ангар для бездомных. Но не в центре города, как просила РПЦ (именно в ЦО больше всего бездомных), а где-нибудь за МКАДом. Правда, зима в самом разгаре, а ангара всё нет.

– Мы уже готовы рассмотреть любое место, не обязательно в центре, в любом другом округе, – отмечает руководитель службы помощи бездомным Синодального отдела по церковной благотворительности Илья Кусков. – Мы же не претендуем на Красную площадь.

По сути, церковь помогает бомжам практически в одиночку. Каждую ночь с ноября по апрель по Москве курсирует их автобус «Милосердие». Спасают от замерзания от 10 до 30 бездомных в день.

Ночь бездомные проводят в автобусе. Утром их кормят, моют. Иногда помогают с восстановлением документов, определяют в больницы. Но желающих провести ночь в тепле слишком много – мест опять-таки всем не хватает. По инструкции в автобус берут лишь тех, кто старше шестидесяти лет, больных или серьезно травмированных. Бывает, бездомные травму себе просто придумывают – лишь бы попасть в автобус. Но в бригаде работают два врача, они быстро отсеивают обманщиков. Как ни парадоксально, но самые настырные по желанию попасть в автобус обычно особенно и не стремятся улучшить жизнь. Им бы просто ночь переждать, а потом – снова на улицу.

Чего бы бомжи хотели от властей, какой помощи, они и сами не знают. Живут сегодняшним днем. Большинству хотелось бы просто сидеть в тепле, ничего не делать и хорошо питаться. И еще – не работать.

Фраза «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих» никому из них на ум как-то не приходит.

Не без добрых...

Все ли доживут до весны?

По данным МВД, в России насчитывается около 4 млн бездомных. Глава МЧС России Сергей Шойгу на прошлой неделе распорядился создать в каждом городе специальные пункты для помощи бомжам. Например, в Петербурге открылось 6 временных пунктов для обогрева бездомных. Кроме того, там постоянно работают 17 домов ночного пребывания. А в Воронеже бездомным для ночлега открыли бомбоубежище. Кроме того, в России действуют 7 церковных приютов и 3 мобильные службы помощи бездомным (из них две в Москве и одна в Екатеринбурге).

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания