Новости













































Тайная жизнь жены Сергея Шакурова

09:05, 08 февраля 2012

Актерская элита обсуждает очередной скандал в звездном семействе. Ольга Симонова-Шакурова, дочь знаменитого актера Сергея Шакурова, сообщила, что ее бывший муж Айдын Симонов пытался похитить их общих детей – Мишу и Настю, прислав вооруженных людей в масках к ним домой. Но завершить свое черное дело они не смогли – их спугнула уборщица. Теперь Ольга пытается через суд лишить экс-супруга родительских прав. Она утверждает, что он систематически избивал ее и употребляет наркотики. Айдын Симонов в эксклюзивном интервью рассказал  свою версию событий.

Новость о том, что дочь прекрасного актера Сергея Шакурова терпит побои от своего мужа Айдына Симонова прозвучала как гром среди ясного неба. Женщина со слезами рассказала, что бывший супруг – наркоман и аферист – всеми правдами и неправдами пытается отнять у нее детей – Мишу и Настю. Так ли это, мы решили спросить у самого Айдына.

– Ольга со своей мамой Татьяной Кочемасовой, бывшей женой Сергея Шакурова, делают сейчас из меня этакого монстра, который хочет украсть детей. Это полная чушь! – утверждает Симонов. – Неправда и то, что якобы я нанял людей, чтобы они украли детей. Начальник уголовного розыска, ознакомившись со всеми обвинениями в мой адрес, отказал в возбуждении дела против меня. Ольга и Татьяна утверждают, что я не плачу алименты и видеть не хочу своих детей. А это наглая ложь!

Айдын и Ольга познакомились в частной столичной школе, потом вместе поступили в один и тот же вуз – Институт коммерции и права. Поженились на третьем курсе, когда обоим было по 19 лет. На их шикарной свадьбе, которую закатили родственники Айдына, гулял весь курс.

– Меня многие отговаривали жениться, – рассказывает Симонов. – Говорили: подожди, ты же еще так молод! Но я заявил родне: «Нравится вам это или нет, но Олю я никогда не брошу». И слово свое сдержал. Ее мама, кстати, тоже отговаривала Олю выходить за меня: мол, зачем он тебе сдался, могла бы еще и получше найти. Даже после нашей свадьбы Татьяна никогда не скрывала, что не одобряет выбор дочери. Но Оленька не поддалась на ее уговоры и согласилась стать моей женой. Тогда, по крайней мере, она еще могла противостоять ей…

И после свадьбы Айдын, по его словам, стремился превратить каждый день обожаемой супруги в праздник: дарил ей ее любимые розы, приглашал в рестораны.

– Каждое утро Оля получала от меня сто и одну розу – это ее любимые цветы, – говорит Айдын. – Когда появились дети, сначала Мишенька, потом Настенька, я практически полностью освободил жену от домашних дел. Для малышей нанял двух нянек, к ее услугам была машина с личным водителем. Если ей нужны были продукты, она звонила на рынок, который находился рядом с домом, и просила знакомую продавщицу принести, скажем, килограмм яблок. Женщина брала за свою пустяковую услугу баснословные деньги. Но я не привык экономить на семье. Оля никогда в жизни не работала и ни в чем не нуждалась.

– Почему вы обвиняете в вашем разводе тещу Татьяну Кочемасову?

– Мы с Олей жили очень счастливо, пока в нашу жизнь не начала впутываться Татьяна. Она заставила нас возненавидеть друг друга! Это началось пару лет назад, когда однажды мы с Олей и детьми заночевали у Татьяны дома. Я проснулся, чтобы, извините, пойти в туалет, проходил мимо комнаты тещи и увидел, как Татьяна зажгла свечки, расставила их по всей комнате, потом взяла иконы, какие-то другие картины, расположила их в определенном порядке и установила в центре несколько фотографий. Я пригляделся, и у меня пошел мороз по коже: это были снимки Сергея Каюмовича, его молодой жены и их маленького сына! Потом, как я понял, Татьяна начала колдовать, делать в воздухе странные движения руками. Я испугался до ужаса! На цыпочках вернулся в комнату, где спала Оля и дети, разбудил их и сказал, что больше мы здесь не останемся. И теперь я боюсь, как бы она не навредила моим детям…

– Вы пытались узнать у самой Татьяны, что она тогда делала?

– Она сказала, что, мол, давно занимается этим, и попросила об этом никому не говорить. Это якобы хорошее дело, а хорошими делами не хвастаются. Оля знала про эти странности и однажды даже хотела обратиться к маме за помощью. Был период, когда у нас с Олей возникли проблемы. Жена как-то спросила меня: «Давай мама нам поможет: зажжет свечи, сделает какую-то особую водичку, мы ее попьем неделю – и всё у нас будет идеально». Я посмеялся и ответил: «Оля, это ненормально. Это просто секта какая-то!» Но жене уже это не объяснить. Татьяна ее сильно зомбировала. Да и не только Олю.

С нами в институте училась девочка, которая быстро попала под влияние моей тещи. Та постоянно с ней беседовала, у них свои секреты были. После окончания института мы потеряли связь с этой девчонкой. И только недавно я узнал от наших общих знакомых, что от пагубного влияния Татьяны бедняжке удалось избавиться только с помощью высококлассных психологов!

– Вы сказали, что Татьяна зомбировала Ольгу. Как она это делала?

– Она постоянно ее гнобит, контролирует во всем, что называется, капает ей на мозги. Оля все время чувствует себя виноватой. И вот почему: когда Оленьке было четыре года, Татьяна спросила у нее, хочет ли та братика или сестренку. Та ответила, что нет. Тогда Татьяна пошла и сделала аборт! И сейчас она постоянно напоминает Оле, что из-за нее она не родила второго ребенка! Татьяна и меня пыталась зомбировать. Каждый раз, когда мы разговаривали, она  пристально смотрела мне в глаза – и я чувствовал, что в голове туман, что плохо соображаю, и соглашался с ней во всем. Но стоило мне усилием воли прервать зрительный контакт, как ее чары прекращали на меня действовать. Так было и когда она вымогала у меня деньги.

Когда мы с Олей только разъехались, я приехал к ним на дачу, чтобы увидеть детей. Я позвал Олю, но вышла Татьяна. Я только было начал рассказывать, как скучаю но сыну и дочке, как она вдруг сказала: «Айдын, чего тебе стоит дать триста тысяч долларов нам? Ведь эти деньги пойдут твоим детям» и посмотрела на меня своим особым взглядом. Я ответил: «Зачем Оле деньги? Ведь я плачу алименты и всегда буду их платить». Но теща продолжала гнуть свою линию: «Ну что тебе стоит дать триста тысяч долларов матери-одиночке?» Когда Татьяна начала наседать, я, признаться, вспылил, высказал ей всё, что думаю, и послал куда подальше. Я никогда не сталкивался с рэкетирами, но в тот момент я почувствовал, что разговариваю с настоящим бандитом! После этого она пошла в синагогу и пожаловалась на меня раввину. На следующий день он вызвал меня и сделал выговор, а потом предупредил, что мне вообще не надо было связываться с этой женщиной.

– Когда вы в последний раз видели детей – Мишу и Настю?

– Два месяца назад, – с грустью говорит Айдын. – Моя мама вообще видела внуков один раз в жизни, а отцу я только фотографии сына и доченьки показывал. Я все время хочу приехать их проведать, но Татьяна изо всех сил мешает нашему общению. Как-то я позвонил спросить, когда дети завтра пойдут гулять, чтобы я смог приехать. Она ответила, что в полдень. На следующий день я приехал на полчаса раньше, позвонил, сказал, что стою у подъезда, вдруг у Оли трубку выхватила Татьяна: «Ой, а мы уже погуляли. Мы решили сегодня в десять утра выйти». Меня раздражает, что Татьяна и Оля пиарятся за счет моих детей. Мои дети не актеры и никогда ими не будут. А теще, видимо, актерское прошлое покоя не дает. Хотя она снялась в трех фильмах, где главные роли сыграл Сергей Каюмович. Отлично, кстати говоря, сыграл. Но хорошо отзываться о Шакурове в присутствии Татьяны нельзя, иначе вы мгновенно станете ее злейшим врагом.

– Татьяна в интервью страшные вещи рассказала о Шакурове. Может быть, поэтому она и не хочет о нем ничего слышать?

– Я тоже много раз слышал от нее, что якобы, когда они разводились, он ее обокрал, потом посадил в машину, разогнался до скорости сто двадцать километров в час и выбросил из машины. Потом еще вроде бы отказался от Оли и даже отчество свое запретил ей давать. Все это я знал только со слов Татьяны. На самом деле это всё ложь! Я общался с людьми, которые знакомы с Сергеем Каюмовичем. Они говорили, что он нормальный, хороший мужик, который скучает по своей дочери. Оля, кстати, говорит о нем плохо только под нажимом Татьяны! Понимаете, она сияла, когда он был рядом. Всегда вспоминала годы, проведенные вместе. Которых, правда, теперь уж не вернуть…

– Когда вы женились на Ольге, знали, что берете в жены дочь великого артиста?

– Я знал, что Шакуров – ее биологический отец. Хотя сам с Сергеем Каюмовичем ни разу не общался. Для меня важнее было, что отчим Оли Михаил Гольдверг – еврей, как и я. Это сыграло не последнюю роль. Мы с ним были очень дружны, работали вместе. Он был хорошим, культурным человеком. Сейчас Татьяна снова замужем. Ее новому супругу 78 лет. Наверное, вышла за старика, чтобы не мучиться долго с ним. Думаю, она его тоже зомбировала. Я давно его знаю, раньше он был нормальным мужиком.
 

– Вы будете продолжать бороться за своих детей?

– Конечно, буду с Олей судиться. А что делать? Первый суд они проиграли, как и Конституционный. И это притом что у них были два адвоката и 12 свидетелей! Я же пришел на суд один. Подумал: зачем мне адвокат, если правда на моей стороне – я плачу алименты, трудоус-троен и не опасен для своих детей. Оля всем рассказывает, что я якобы хочу выкрасть Мишу и Настю и увезти к родственникам в Израиль. Поверьте, мне никакого труда не стоит сейчас поехать к ним домой, привезти детей к себе, закрыть двери и никого не впускать. Я ведь не лишен родительских прав и могу забирать к себе сына и дочку. Но зачем мне воровать детей у матери?! Оля хорошая мама, не наркоманка, не убийца, не алкоголичка. Думаю, если бы Татьяна не влезла тогда в нашу жизнь, мы бы преодолели все трудности и сейчас жили бы вместе.

Наталья Алексеева

 

Теги:



Колумнисты

Читайте также