15:00, 05 Июня 2012 Версия для печати

86-летняя Ольга Аросева флиртует с молодыми

Обаятельная пани Моника из «Кабачка «13 стульев» написала книгу «Прожившая дважды». В ней Ольга Аросева опубликовала дневники своего отца, дипломата, общественного деятеля Александра Яковлевича Аросева, расстрелянного в 1938 году.

«Мама ушла из семьи, когда мне было 5 лет»

– В моей жизни многие вещи случались с опозданием, – сказала Ольга Александровна, улыбнувшись. – Свое имя – Ольга – я получила через три дня после рождения. Сначала отец назвал меня Варварой. Но по настоянию мамы меня переименовали в Ольгу. Так я стала тезкой своей мамы, которая нас покинула, когда мне было пять лет. Мама вышла замуж за другого человека. Мы жили тогда в Праге, мой папа был дипломатом.

– Ольга Александровна, возможно, если бы вас назвали другим именем, то и судьба ваша сложилась бы по-другому.

– Я думала об этом. Но никогда мне не хотелось прожить жизнь по-другому, переписать свою судьбу. Мало того, папа записал в загсе, что я родилась 22 декабря. Совершенно другая бы женщина сидела перед вами – Варвара Александровна Аросева, рожденная 22 декабря. Но переиграла все мама. Она вышла со мной из роддома и устроила папе скандал. Она-то точно знала, что родила меня до наступления полуночи 21 декабря. Мама так и говорила, что часы еще не пробили, когда Оленька появилась на свет. В 25 лет у мамы было уже трое детей. Она сказала, что назовет дочку своим именем и больше рожать не будет, – сказала актриса и задумалась. – Я ведь не просто так назвала книгу «Прожившая дважды», – вздыхая, проговорила собеседница. – Читая папины дневники, я вновь погрузилась в то время, во мне ожили воспоминания детства, те времена, когда в нашей семье все еще были живы. Папа перед арестом сказал, чтобы не забыли о его дневниках. Спустя двадцать лет после его расстрела, когда уже не стало Сталина, я открыла их. Та боль, которая пришла в нашу семью, к сожалению, знакома миллионам семей в нашей стране.

Мне было нелегко читать папину рукопись. Во-первых, потому что у папы был ужаснейший почерк, а во-вторых, потому что буквы поблекли от времени. Прошлое нахлынуло на меня, порой казалось, что отец находится рядом, у меня катились слезы, строчки сливались. Ох, знали бы вы, как я много плакала. После этого сразу потеряла зрение. Но спасибо, что он меня вернул в детство, что еще раз я пережила какие-то моменты жизни. Отсюда и название книги.

– При подготовке этой книги вы много думали и вспоминали об отце...

– Он мне приснился. Папа пришел в красивом синем халате. «В этот день я тебя зачал, – сказал он мне и исчез. – Ты запомни это!» «Что за сон такой», – подумала я. Мы все знаем дату своего рождения, но никогда не задумываемся, когда нас зачали. Я посмотрела в календарь. Это было 21 марта. Ровно через девять месяцев день моего рождения! Удивительно!
Рядом с молодыми хочется флиртовать…

– Ольга Александровна, на сколько лет вы себя ощущаете?

– Мне 86 лет. А ощущаю я себя всегда по-разному. Когда рядом со мной молодые интересные люди, то мне хочется пофлиртовать, тогда я чувствую себя намного моложе, ну а когда я устаю, то чувствую себя на свои годы. Их я никогда не скрывала. Мне всегда делали комплименты, что я выгляжу моложе своих лет. Думаю, здесь дело не только в генетике, но и в моем характере. Я стараюсь не думать о плохом, отстраняюсь от этого, живу чем-то хорошим. Его гораздо больше в моей жизни.

– Помимо книги «Прожившая дважды», вы написали еще «Кулинарные путешествия» и «Без грима на бис»…

– Да, про кулинарию тоже писала с удовольствием. Люблю вкусно поесть! Но ухожу от темы. Вы, наверное, хотите спросить, почему я нигде не упоминаю о своих мужчинах. Вы этого нигде не увидите. Мне что, нечего вспомнить? Поверьте, есть о чем рассказать. Я говорю обо всех, но ни о ком конкретно. Интимные отношения – это такая тонкая сфера, они должны касаться только двух людей. Таня Егорова написала книгу об Андрее Миронове (речь идет о скандальной книге любовницы актера «Андрей Миронов и я». – Прим. ред.), я бы так не смогла.

– Вы служили в Театре сатиры и были невольным свидетелем их отношений…

– Таня описала свои отношения с Мироновым, какими они ей виделись. Многие считали, что Андрей их любил, но он никого не любил. Он любил только сцену! Ну спасибо, что хоть не написала, что у Миронова и с Аросевой был роман. Она только говорит, что Миронов боялся в жизни трех вещей: Бога, маму и Аросеву. Я все хочу спросить у Тани, меня за что он боялся? Но я не обижаюсь на нее, наоборот, это мне льстит. Хм, меня боялся сам Андрей Миронов…

Воспоминания Ольги Аросевой о коллегах Анатолии Папанове и Андрее Миронове Из книги «Без грима на бис»:

«Миронов был женат дважды, у него росла дочка, но настоящей семейной жизни он, видимо, не имел. Не знаю, кого еще женщины так любили, как его, кто был так достоин любви и так по любви тосковал. Однажды спрашиваю: «Андрей, что ты с женщинами делаешь? Почему они все после тебя чокнутые?» Он улыбнулся: «А вы, Ольга Александровна, попробуйте – вот и узнаете...»

***

«Такой легкий и гармоничный на сцене, Андрюша был очень болен. Каждое движение причиняло ему муку, но об этом знали только самые близкие люди… В то лето в Риге он жил в работе, концертах и личных метаниях, как, впрочем, жил всегда: мама – в Кемери, супруга, Лариса Голубкина, – в Юрмале, бывшая жена, Катя Градова, с дочкой – еще где-то (по мелочам я не считаю)… Он говорил, что едет к одной, а ехал к другой и так врал всю жизнь – по природе правдивый, искренний…»

***

«Я знала Толю даже не со студенческих времен, когда он учился в ГИТИСе, а я – в МГТУ по соседству, а с самого детства. На Усачевке жила моя родная тетка Надя, одна из семи папиных сестер, а у нее был сын Юрка, чуть постарше меня, и он приводил с улицы долговязого некрасивого подростка. «Олечка, – шептала мне тетка, – боже тебя упаси с этим парнем знакомиться! Он из усачевской шпаны – не знаю, что твой брат в этом хулигане находит». Хулиганом да «усачевской шпаной» был будущий знаменитый актер Анатолий Дмитриевич Папанов. Иногда в Толе и правда просыпался прежний уличный хулиган – он становился страшным хамом, орал что ни попадя, в выражениях не стесняясь… Потом мучился, стыдился себя: «Лёля, ты не смотри, что я такой хам, – у меня в душе незабудки цветут». Незабудки действительно цвели

– Толя был замечательно верным, никогда не предавал друзей. Моей обидчице, даром что та была дамой, как-то влепил пощечину, трогательно любил свою чудесную жену – нашу актрису Надю Каратаеву…»

***

«Одно время Папанов сильно пил, а потом резко, в один день, бросил. Когда пил, Надя боялась оставлять его дома одного. Звонит как-то утром по телефону (мы с ней детский спектакль должны были играть) и просит совета: «Толя требует водки, а мне… пора уходить», но в театр Надя не опоздала. Спрашиваю, как она с Толей устроилась. Отвечает: «Обула его в валенки, вывела на балкон и собачьей цепочкой приковала к решетке». Я со смеху и роль играть не могла…»

***

«С Раневской мы виделись постоянно в Москве, когда я уже служила в Театре сатиры, а она – по соседству, в Театре имени Моссовета. Помнится, встретились однажды, я иду курю, и она идет курит. «Все куришь?» – спрашивает. «Да, – отвечаю, – а вы, Фаина Георгиевна, много курите?» Она: «Ну как тебе сказать… Когда чищу зубы с этой стороны, папиросу сюда перекладываю, когда с этой – сюда. Много это или мало?»

«Желтая газета» благодарит издательство АСТ за помощь в подготовке материала

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:06, 07 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков в стихах – о получении Иваном Охлобыстиным гражданства ДНР
»
00:01, 07 Декабря 2016
Варианты возможной конституционной реформы Sobesednik.ru обсудил со специалистами
»
22:06, 06 Декабря 2016
Что повышает безопасность на проезжей части, а что – совсем наоборот, выяснил Sobesednik.ru
»