16:59, 03 Марта 2015 Версия для печати

Адвокат: Кому-то надо, чтобы Айрапетян выглядел преступником

Рубен Маркарьян
Маркарьян убежден: присяжные – самые непредвзятые судьи
Фото: архив Рубена Маркарьяна

О достоинствах и недостатках института присяжных заседателей «Собеседник» побеседовал с адвокатом Рубеном Маркарьяном.

Верховный суд по поручению президента России должен разработать до 30 марта с.г. предложения по расширению полномочий суда присяжных. Сегодня они рассматривают лишь десятую часть уголовных дел – только особо важные, где предполагается наказание больше 20 лет.

Присяжные – выразители общественной совести

– Противники института присяжных обычно так аргументируют свою позицию: слишком дорого содержать; на присяжных легко давить и их подкупать; заседатели априори настроены против обвинения и отрицают все его доводы, даже если вина обвиняемого очевидна...

– Обычные суды тоже обходятся недешево. А давить на судей даже удобнее, чем на присяжных, – им же хочется карьерного роста, отпуска летом, большой пенсии и т.д.

Что же касается настроя против обвинения... А что вы хотите, если, к примеру, по уголовным делам, к сожалению, суд выражает совесть или, точнее, ее понимание правоохранителями? При этом сами по себе судьи в большинстве хорошие люди. Но в системе они превратились в канцелярию по утверждению решений следователей. Возьмем, скажем, решения судов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вот дело известного предпринимателя Левона Айрапетяна, моего подзащитного. Он отсидел в СИЗО с июля по октябрь, несмотря на три заболевания, входящих в перечень несовместимых с пребыванием в СИЗО, утвержденный правительством. При этом обвинялся он в преступлении из разряда экономических, по которым – по закону – и брать под стражу нельзя.

Левон Айрапетян обвинялся в преступлении, по которому и под стражу брать нельзя.
Левон Айрапетян обвинялся в преступлении, по которому и под стражу брать нельзя.
Фото: кадр Youtube.com

Его в итоге выпустили под домашний арест. Если бы это сделал суд, я бы обрадовался. Но это сделал следователь. То есть следователь написал ходатайство об аресте – суд арестовал, через 3 месяца следователь попросил продлить срок содержания под стражей – суд опять согласился...

А буквально через пару недель тот же следователь передумал и пришел в тот же суд с ходатайством избрать для Айрапетяна домашний арест. Суд удовлетворил и его. И хоть бы для смеха судья поинтересовался: а чего это вы, уважаемый, буквально на днях убеждали суд, что здоровье у Айрапетяна вполне позволяет сидеть в клетке, а сегодня – уже нет?

– Ну, тут присяжные даже при самых широких полномочиях ничем не помогут – они рассматривают дела лишь по существу. А содержание под стражей или его продление суд в любом случае будет решать самостоятельно, в рамках предварительного следствия. Но самый главный аргумент против расширения перечня дел, которые можно поручить присяжным, – то, что эти люди юридически неграмотны.

– А им и не надо быть юристами. По закону вопросы юридической квалификации перед присяжными не ставятся. Их задача – ответить на основные вопросы: было ли преступление, совершил ли его подсудимый, виновен ли он именно в этом и заслуживает ли снисхождения, если виновен. Присяжный – тот же судья, который должен в своих выводах основываться на вечных и неизменных началах правосудия. На мой взгляд, присяжный – это выразитель общественной совести.

Не стоит считать простых людей неспособными разобраться в деле. Им доверено выбирать президента страны, депутатов. И если будущее страны можно доверить каждому из нас, то уж одно-то маленькое будущее одного человека страна может доверить двенадцати гражданам?

Я лично за то, чтобы снова расширить перечень статей, которые будут рассматривать присяжные. Ввести в их компетенцию ст. 160 УК РФ (растрата) и ст. 159 (мошенничество). Еще бы хорошо вернуть присяжным ст. 290 (взятка). 
Неужели люди не смогут отличить чиновника-взяточника от неугодного чиновника, которого «закатали» по чьему-то заказу?

Если есть серьезные факты, почему дело не в суде?

– А экономические преступления? В них порой и эксперты-то путаются... Скажем, тому же Айрапетяну предъявлены обвинения в растрате и легализации преступных доходов при продаже акций «Башнефти». Адвокат Генри Резник назвал эту конструкцию «морально-правовым уродцем». Кстати, Резник, активный сторонник введения суда присяжных, среди дел, которые могли бы рассматривать такие суды, экономические преступления ни разу не называл.

– Экономические дела бывают разные. В деле Айрапетяна не надо быть юристом, чтобы понять простую вещь – нельзя одновременно растратить и легализовать похищенное. Это вещи несовместимые. Следствие придумало конструкцию, при которой Айрапетян должен быть сразу двумя людьми. Конечно, в такое может поверить суд с одной на всех фамилией (Басманный, Хамовнический и т.д.), но 12 разных людей с разными фамилиями – едва ли. Просто кому-то очень надо, чтобы Айрапетян выглядел ужасным преступником.

– А кому? Ведь он обвиняется еще и в мошенничестве – якобы, обещая помочь снизить срок заключения экс-сенатору Игорю Изместьеву (отбывает пожизненное за особо тяжкие преступления), получил от его матери 700 тыс. $.

– Кому все это надо, мы, видимо, скоро узнаем. Меня тут другое смущает. Это обвинение появилось в сентябре. Следствие уверяет: вина Айрапетяна доказана. Значит, давно пора бы передать дело в суд. Ведь тут все просто. Пришла женщина, принесла деньги... Если есть запись разговора и обещание моим подзащитным помощи за эти деньги, проводится ее экспертиза, эпизод выделяется из основного дела и едет в суд. А в данном случае никто никуда не едет. Чего ждем?

Экс-сенатор Игорь Изместьев, который сейчас отбывает пожизненное, стал инициатором первого дела против Айрапетяна
Экс-сенатор Игорь Изместьев стал инициатором первого дела против Айрапетяна
Фото: кадр Youtube.com

Видимо, кроме заявления матери Изместьева (который стал, кстати, инициатором и первого дела против Айрапетяна), у следствия больше ничего и нет.

А представьте, если бы не было громкого дела по «Башнефти», а были бы просто некий осужденный пожизненно за убийства человек и его убитая горем мать. И вот приходит эта мать в полицию и в интересах сына подает заявление: мол, пришла к известному человеку Левону Айрапетяну, принесла ему деньги, он обещал помочь сына выпустить, деньги присвоил, а сын так и сидит.

Что было бы? Вы верите, что кто-то хоть пальцем бы пошевелил? И неужели мы бы обнаружили постановление (как в нашем деле), что отбывающий пожизненное заключение убийца признан… потерпевшим от мошенничества? Такое и в фантастическом романе не прочтешь.

Среди подзащитных Маркарьяна и мэр Рыбинска Юрий Ласточкин
Среди подзащитных Маркарьяна и мэр Рыбинска Юрий Ласточкин
Фото: кадр Youtube.com

Если такая история дойдет до обычного суда, я не решусь прогнозировать приговор. Но если бы она попала в суд присяжных, уверен, заседатели озаботились бы вопросом: может ли пожизненно осужденный оговорить «нужного» следствию человека в обмен на смягчение – даже не приговора! – условий содержания (звонок домой, свидание с детьми и т.д.)? Может ли его мать сочинить историю про передачу денег «нужному для следствия» человеку? В обмен, скажем, на свидание с сыном?

Системе не нужен независимый суд

– Среди ваших подзащитных есть и еще один с похожим букетом статей – мэр Рыбинска Юрий Ласточкин, его обвиняют в растрате и взятке через посредника. На ваш взгляд, тут тоже непредвзятое рассмотрение гарантировано лишь в суде присяжных?

– Вопрос не в том, что присяжных легче убедить в невиновности и надавить на жалость. Как раз в таких делах простого человека не запутать. Поставить себя на место чиновника или взяткодателя фантазии хватит у всех.

В «деле Ласточкина», думаю, присяжные тоже задались бы простым вопросом: зачем мэру было вымогать взятку у экс-сотрудника ФСБ (он что, идиот?) в 2 млн руб., когда у него за плечами 10 лет руководства заводом с оборотом в миллиарды долларов и в его годовой декларации указан доход в 0,5 млрд руб.? Присяжные, уверен, задали бы себе и такой вопрос: а что, если при допросе 75-летнего посредника, который признался, что брал деньги для мэра, следователь сказал тому что-то типа: «Признавайся – и вернешься домой не инвалидом...»

Левон Айрапетян обвинялся в преступлении, по которому и под стражу брать нельзя.
Левон Айрапетян обвинялся в преступлении, по которому и под стражу брать нельзя.
Фото: кадр Youtube.com

А ведь именно так допрашивали свидетелей по «делу Ласточкина», чему есть аудиодоказательства. Их сегодня не хотят слушать «басманные» судьи и «честные» прокуроры, но обычный человек, услышав такой вариант допроса свидетеля, все бы понял...

Именно поэтому, боюсь, инициатива президента о расширении компетенции суда присяжных не пройдет. «Им» не нужны лишняя работа в судах и «совестливые» присяжные, «им» не нужен независимый суд. Под «ними» я понимаю не судей, прокуроров и следователей, а представителей системы. Система, особенно высокоорганизованная, защищает сама себя.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»