03:06, 28 Февраля 2015 Версия для печати

Полное интервью Немцова "Собеседнику": Если бы я боялся Путина, то...

Борис Немцов
Борис Немцов
Фото: Виктор Чернов / Russian Look

В интервью «Собеседнику» Немцов рассказал: мама боится, что его скоро убьют. Мы решили опубликовать это интервью целиком

Оппозиционный политик рассказывал о своей маме Дине Яковлевне и признался, что та боится, что его скоро убьет Владимир Путин (или его люди). Про маму я спросила Бориса Немцова, позвонив ему в начале февраля на мобильный, не просто так. Дело в том, что в этом году у нас в «Собеседнике» появилась новая рубрика — «Здравствуй, мама». Добрая, душевная рубрика, где разные знаменитости рассказывают про самого близкого человека — маму, про свои разговоры с ним. Обычно я задаю много вопросов, из ответов на которые выходит совсем крошечный текст на один абзац.

Услышав про формат рубрики, Борис Немцов тут же сказал мне, что мама просит его перестать ругать Путина. Далее мы приводим полностью этот разговор в том виде, каком он был записан, без какой-либо правки:

— Она вас спрашивает, когда вы перестанете Путина ругать?

— Когда я ей звоню регулярно, она говорит: «Сынок, когда ты прекратишь ругать Путина? Он тебя убьет» (смеется).

— А сама она как к нему относится — хорошо или плохо?

— Она к нему относится очень плохо, естественно, я же ее сын, в конце концов. Мама меня всегда приучала к тому, что надо отстаивать свою точку зрения, быть независимым и самостоятельным. На свою голову меня таким вот воспитала, а теперь возмущается, что я ругаю Путина, который пытается у нас — у нас с вами –отобрать свободу. Мама стала к нему очень плохо относиться и после Беслана, и после «Норд-Оста». И сейчас из-за войны на Украине она к нему очень плохо относится. Она к нему относится точно так же, как и я, просто боится, что меня убьют.

— Она серьезно этого боится или как бы в шутку?

— Нет, она серьезно боится. Она умный человек. Она очень этого боится. Она еще и пожилой человек, поэтому понятно, что у нее есть всякие возрастные опасения. В этом возрасте много чего боятся, но за себя она не боится, а за меня боится.

— Можете побольше рассказать про саму маму? Ее зовут Дина Яковлевна [Эйдман, родилась в 1928 году]. Она заслуженный врач-педиатр. Сейчас она, конечно же, уже не работает?

— Нет, конечно. Вы что, шутите, что ли.

— Ну, знаете, есть врачи, которые работают до самого конца...

— Да нет, моя мама уже не работает. Во время войны, будучи школьницей, она рыла окопы. У нее была тяжелая жизнь. Она воспитывала двоих детей. Она действительно очень способный, талантливый врач и до сих пор может диагнозы мне ставить по телефону — не обязательно к ней приезжать.

— И какие же она вам ставит диагнозы, интересно?

— Если я рассказываю ей симптомы болезни, она говорит: у тебя бронхит и нужно делать то-то и то-то. Или, говорит, у тебя ангина, простуда, или у тебя грипп.

— Она разбирается в современных лекарствах, например антибиотиках?

— Она ненавидит антибиотики — считает, что они убивают иммунную систему. Она скорее сторонник народной медицины.

— Какие народные средства она вам рекомендует? Чай с медом?

— Ну да, что-то такое. Всякие травяные настои, конечно, в зависимости от болезни. Короче говоря, таблетки она не любит. Она даже аспирин считает небезопасным, хотя не против него. Она против анальгина.

— Как она сама поживает?

— Она отлично поживает. У нее седых волос меньше, чем у меня. У нее нет склероза.

— В здравом уме, ясной памяти?

— Абсолютно.

— Вы живете отдельно?

— Да, она в Нижнем Новгороде, а я в Москве.

— Она живет там с кем-то?

— Нет, она одна живет.

— Прямо совсем одна?

— Да, но к ней ходят моя сестра и ее внук.

— Вы ее как часто навещаете?

— Когда бываю в Нижнем. Она в Москву зимой, в декабре [2014 года] приезжала. На дне рождения [9 октября] у меня была. Сейчас ей тяжело ездить, поэтому в основном я езжу раз в месяц.

— Созваниваетесь как часто?

— Еженедельно.

— Борис, на какие темы, не связанные с политикой, вы разговариваете с мамой?

— Про детей — ее внуков.

— Узнает, как у них дела?

— Ну естественно, ну естественно. Ничего такого сенсационного тут нет.

— О себе она что рассказывает? Может, она выращивает что-нибудь? Как проходит ее жизнь?

— Нет, ничего она не выращивает, она же живет в двухкомнатной квартире. Что там выращивать? Она же не на огороде живет.

— Может, вы какие-нибудь фильмы с ней обсуждаете?

— Она смотрит телевизор, фильмы, общается с соседями. Живет нормальной жизнью пенсионера.

— То есть «Левиафан», например, который сейчас обсуждает вся страна, мимо нее не прошел?

— Я думаю, ей бы понравился «Левиафан», но она Интернетом не пользуется в силу возраста. Я думаю, она непременно пойдет в кинотеатр, я просто уверен, что она пойдет.

— Хорошо. Если не про Путина, то еще о чем-то, связанном с политикой, разговариваете? Например, что она думает о ситуации на Украине?

— Категорически против. Считает, что это катастрофа и вообще полный кошмар.

— То есть у нее политика Путиным не ограничивается?

— Нет, но войну-то Путин развязал, поэтому это неразрывные вещи.

— К другим оппозиционерам вроде вас она как относится?

— Она очень хорошо относится к Ходорковскому, она его знает, видела еще тогда, до посадки. К Навальному она тоже нормально относится, но считает, что его надолго могут посадить и что, в общем, это кошмар. Ей жалко его жену Юлю.

— Почему? Ведь все хорошо закончилось? Срок дали условный.

— Во-первых, еще ничего не закончилось. Во-вторых, она считает это кошмаром, когда дети остаются без отца.

— Она не боится, что Навального убьют, а за вас опасается?

— Ха-ха-ха! Она же не может за всех бояться. Она ведь моя мама, а не Навального.

— О чем говорили с мамой в один из ваших крайних с мамой разговорах?

— Мы обсуждали мою младшую дочку Софью, которая поет у Аллы Пугачевой. Мама очень интересовалась, в кого у нее такой голос. На этот вопрос я ответить не смог (смеется).

— Думаете, не в вас?

— Нет.

— Может, в бабушку?

— У мамы голоса нет, но слух хороший.

— Ну и, наверное, напоследок спрошу вас: а вы сами не боитесь Путина? Или стали все-таки осторожнее?

— Я сам... несильно боюсь.

— Но чуть-чуть есть страх, да?

— Ну слушайте, я прикалываюсь. Если бы я боялся, то вряд ли возглавлял бы оппозиционную партию, вряд ли бы занимался тем, чем занимаюсь. Мама, кстати, очень любит Диму Быкова и знает, что он работает в «Собеседнике». Передает ему самые лучшие пожелания.

* * *

Борис Немцов был убит в самом центре Москвы, у стен Кремля, в ночь на 28 февраля.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»