12:49, 17 Сентября 2014 Версия для печати

Как происходил обмен пленными ДНР и украинской армии

Фото: Igor Golovniov/Global Look

Глава самопровозглашённой Луганской народной республики Игорь Плотницкий заявил, что передача пленных между украинскими силовиками и ЛНР проходит согласно плану: «Озвучивать я это всё не буду, потому что это закрытая информация, дабы избежать различных провокаций. Всё идёт согласно плану, пока ещё срывов, насколько я знаю, не было».

Член Совета по правам человека при президенте РФ, журналист и политолог Максим Шевченко, который участвовал в обмене пленными между украинскими ополченцами и армией, а по дороге на него попал под минометный обстрел, рассказал «Собеседнику», как всё было на самом деле. Мы стали первым изданием, которому Шевченко подробно описал всю непростую, но крайне важную процедуру:

— Это проходило на нейтральной полосе в направлении шоссе Константиновка. Сначала мы — группа журналистов и наблюдателей ОБСЕ — выехали на окраину Донецка, где было заготовлено два автобуса, уже наполненные пленными киевской армии, которые ждали своей участи. Когда колонна собралась, представители ОБСЕ созвонились с такими же представителями ОБСЕ на киевской стороне, после чего мы выдвинулись по Константиновскому шоссе на километров 30–40. Мы проезжали такие разорённые, разрушенные места: взорваны мосты, поля, изрытые воронками снарядов, кругом мины, остатки «Градов». Потом проехали последний блокпост армии ДНР, дальше, примерно километра два, шла нейтральная полоса, за ней располагался блокпост сил АТО, то есть украинской армии. Мы остались посередине на шоссе. ОБСЕ созвонились с украинцами, и оттуда спустя какое-то время показалась машина с военными.

Вышли военные, заняли позиции, офицеры и три солдата подошли к нам и сказали, что дальше вперёд пойдут представители ОБСЕ и четверо журналистов. Я тоже пошёл вперёд. Мы ещё прошли метров, наверно, 400, два военнослужащих ДНР и примерно три или четыре военнослужащих украинской армии. С той стороны подошёл представитель ОБСЕ тоже. И потом, после череды переговоров о регламенте, показалась с той стороны колонна пленных дэнээровцев, которых в разное время захватили в плен военнослужащие украинской армии или сотрудники СБУ. Они шли организованно по этому шоссе, причём сказали, что на траву сходить нельзя, так как вокруг расположены мины противопехотные, растяжки в траве были. Поэтому было правило — идти только по асфальту. Уже смеркалось, ближе к ночи, что, конечно, очень раздражало дэнээровцев, потому что они говорят, что киевская сторона всегда старается обменивать пленных в темноте — по их мнению, для того, чтобы не были видны синяки, ушибы, другие травмы, которые в украинском плену были нанесены дээнэровцам. Киевские военнослужащие в плену у ДНР выглядели вполне, честно говоря, сыто и хорошо. Они находились в автобусе.

Бойцы ДНР в ожидании обмена
Фото: Личная страница Максима Шевченко в "Твиттере"

Значит, выстроились представители ДНР. Потом к ним подошла девушка, Дарья Морозова, которая в ДНР отвечает за обмен пленных. По списку выкрикнула всех 70 человек. Было 69 человек, один был тяжело ранен и находился в машине. По фамилиям каждый говорил «Я, я, я». Потом мы предложили разбиться по десяткам. Этим командовали солдаты и офицеры украинской армии. И по десяткам стали они двигаться. Я стоял рядом с военнослужащими украинской армии, рядом с пленными ДНР, с одной стороны отпускали по десять человек пленных украинской армии и с другой стороны по десять человек пленных ДНР. Такими «пакетами» они шли в темноте. Фонариками им подсвечивали дорогу, и только крики раздавались: «На траву не ступать — мины! На траву не ступать — мины!».

Но при этом при всём я наблюдал нормальное, человеческое общение, даже были философские диалоги с военнослужащими украинской армии. Они говорили: «Зачем вы пришли сюда?» Я ответил, что нахожусь на Украине как журналист и как правозащитник. «А зачем сюда пришёл Путин?» — следующий вопрос. Вообще-то против вас с оружием в руках все донбассцы, говорю.

Я в Twitter разместил такую фотографию, где разговаривают боец армии ДНР и боец, офицер, я думаю, украинской армии. Вполне дружелюбно, перешучивались, даже в конце руки друг другу пожали. И я слышал, как они, расходясь, сказали друг другу: «Ну, давай, бывай, береги себя». Представляете себе? Я даже спросил: «Вы что, знакомы?». «Да нет, не знакомы. Просто жизнь свела на войне, а так вражды-то нет особенной, когда войны нет», — ответил мне. Один из Харькова, а второй из Донецка. Год назад они ездили друг к другу просто так, а сейчас воюют и убивают.

Все украинские военнослужащие говорят на русском языке. Команды по рации у них передаются — тоже [на русском], абсолютно всё. Я спросил там одного капитана: «Капитан, а зачем это всё происходит?» «Мы защищаем Конституцию, мы защищаем конституционный строй» — ответил он мне. А по Конституции обстреливать из тяжёлых миномётов гражданские районы Донецка? В этот день с утра под Донецком мы попали под огонь из тяжёлых миномётов украинской армии, которые с утра били со стороны аэропорта. На наших глазах погибли два человека, машина нашего сопровождающего была просто как решето, и был убит полицейский, который нас сопровождал. Вообще, в тот день погибло в результате обстрелов порядка 40 человек. И более чем 30 — гражданские лица, включая женщин и так далее. Капитан на это заявил: «Я не миномётчик, я не знаю». Такая логика военного. Ну и договаривались тогда бы с Донбассом. Но капитан сказал, что Донбасс — украинская земля. А почему украинская? В Донецке считают, что это донецкая земля. «Донецк — это Украина», — ответил он мне...

Я русский, но я же не говорю, что Чечня — русская земля. Я знаю, что Чечня — чеченская земля. Но мы договорились с чеченцами. И им тоже придётся договариваться. В общем, такие разговоры велись, философские, интересные. Но потом обмен пленными закончился, выдав пленных друг другу, стороны разговорного процесса разошлись. Счастливые, вернувшиеся на свою территорию люди. Ребята из украинских пленных были разные: из Одессы, из Киевской области, из Харьковской области. Люди возвращались, остались в живых. Это было радужное событие, которое было окрашено приятными нотками того, что всё-таки эти люди живы и дальше будут продолжать жить. На всё, конечно, воля Божия...

Пленные солдаты АТО ждут обмена
Фото: Личная страница Максима Шевченко в "Твиттере"

— А не было ли опасения каких-либо провокаций во время обмена пленными?

— Были, конечно. Но есть военные с обеих сторон, которые всё прекрасно понимали и провокаций не допускали. Но все насторожились, полного доверия не было. В целом это была не вражеская встреча, хотя военнослужащие были с украинской стороны более настороженными. Дээнэровцы шутили и стояли более расслаблено, но у них и дисциплины, честно говоря, меньше армейской, такая свободная обстановка. А там армия. В любой армии мира такие законы — про конституционный строй, про величие империи.

— Но провокаций не было?

— Провокаций не было, я не видел никаких провокаций. Пленные были обменяны, всё было хорошо. Ребята из ОБСЕ просто молодцы. Там такая девушка из Молдавии руководит всем — Даниэла Давид-Чимпоеш. Говорит очень тихим голосом, еле-еле, но все её слышат, все её уважают, все с ней считаются.

Кстати, в тот же вечер группа из ОБСЕ попала под тяжёлый обстрел украинской армии, погибли сопровождающие: военные попали минами по машинам сопровождения, группа ОБСЕ, хоть и перепугана была очень сильно, но осталась в живых.

Миссия ОБСЕ со стороны ДНР
Фото: Личная страница Максима Шевченко в "Твиттере"

Но меня поразило другое. Я смотрел Euronews, и там ни звука не было о том, что наблюдатели ОБСЕ чудом остались в живых, и о том, что в Донецке погибло 40 человек вследствие миномётных обстрелов жилых кварталов. Зато Euronews дало репортаж о том, как батальон «Азов» в Киеве проводит митинги и идёт на фронт. Euronews дало репортаж о том, как НАТО с украинцами проводит совместное учение, как украинские девушки танцуют перед американскими военными, а те на них весело смотрят и аплодируют. И третье — как Порошенко подписывает с какими-то важными перцами из Евросоюза документы.

Но ни звука не про десятки мирных людей, погибших под Донецком, ни звука про обстрелы жилых кварталов Донецка. Ни звука о том, что миссия ОБСЕ попала под огонь тяжёлой украинской артиллерии, которая била по их двум машинам. А я ведь был свидетелем всего этого!

Так, когда уже немножко ориентируешься в ситуации, когда находишься тут, информационное поле, конечно, видится несколько по-иному. Особенно западное, скажу вам откровенно, поражает воображение. Мне всегда казалось, что Euronews объективная компания, но в данном случае они почему-то упорно не замечают тех страданий, которые тут испытывают люди. У Euronews был репортаж про каких-то трёх ливийцев, которые умерли на лодке. И вся Европа этими ливийцами сразу занялась. А тут убито 40 украинцев, граждан Украины, минами! Женщины... Страшные тут истории, даже не хочется вам рассказывать. Но об этом не пишут...

[Прим. ред.: российская версия Euronews, вещание которой 12 сентября потребовал прекратить депутат Госдумы Михаил Маркелов, 16 сентября сообщала, что представители ОБСЕ, выехавшие на место крушения малайзийского «Боинга», попали под обстрел. Представители ДНР объяснили инцидент тем, что наблюдатели не предупредили их о своей поездке и в итоге попали под перекрёстный обстрел.]

Максим Шевченко
Максим Шевченко
Фото: Russian Look

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»