17:18, 27 Марта 2014 Версия для печати

Максим Шевченко: Не "Правый сектор", а Майдан воплотил в себе ненависть к криминалу Януковича

Максим Шевченко
Максим Шевченко: Евросоюз не будет ужесточать санкции, а вот США — тут могут быть разные варианты, могут и ужесточить
Фото: Russian Look

Смерть одного из видных активистов «Правого сектора» Саши Белого от рук сотрудников МВД Украины родила толки о начале устранения лидеров революции. Также украинские власти на 50% уменьшили поставки электроэнергии в Крым, а российское руководство расформировало отряды самообороны в Севастополе. Последние события и варианты развития ситуации вокруг Украины мы обсудили с членом Совета по правам человека при Президенте РФ, журналистом и политологом Максимом Шевченко.

- На Украине наметилось явное охлаждение отношении между властью и «Правым сектором». Можно ли говорить о начале некого периода реакции, когда власти устраняют лидеров революции, чтобы остановить ее дальнейшее развитие?

- Я не считаю, что «Правый сектор» был лидером революции. Я нахожусь в Киеве, и отсюда гораздо виднее то, что происходило. «Правый сектор» был силой, которая в конце революции, в ее критический момент, внезапно медийно вылезла на первые страницы. «Правый сектор» не имел никакого отношения ни к народному протесту ноября, ни к народному протесту декабря. Вернее, не то чтобы совсем никакого — там присутствовали маленькие группы, но это [далеко] не весь Майдан. «Правый сектор» появился в процессе, когда весь Майдан от масштабного, массового социального протеста перешел к схватке силовых группировок с полицией.

Я пришел к выводу, что «Правый сектор» — это достаточно раздутый и раскрученный бренд, который, возможно, для того и возник, чтобы завуалировать социальную составляющую Майдана, объединившего в себе все регионы Украины: восток, запад, центр, юг, даже Крым, который на тот момент был еще в составе Украины. А объединил он, Майдан, в неприязни к так называемой «семье», то есть криминальной группировке, которая от имени президента Януковича грабила всю Украину, причем восток грабила гораздо больше, чем запад. На запад просто боялись соваться.

«Правый сектор» по сути скомпрометировал социальный протест, основанный на требованиях справедливости и свободы, и превратил его в какое-то восстание бандеровских группировок. Чего ни в коей мере не было в порыве Майдана, в его изначальном и главном мотиве.

Сейчас просто пришло время кому-то, который «Правый сектор» создал, снять его «с доски», ликвидировать его. Боюсь, правда, что инструмент эмансипировался и начал играть самостоятельную роль. Но внутри Украины «Правый сектор» не ощущается масштабной структурой. Есть структуры, прямо скажем, помасштабнее, чем «Правый сектор», и способные сформировать в разных регионах Украины какие-то силовые группировки.

- Следует ли ожидать серьезных последствий, после наметившегося разрыва властей с радикалами?

- Не уверен, что у «Правого сектора» есть ресурс для конфронтации с властью. Одно дело биться с милицией на улицах, когда на тебя нацелены все камеры мира и ты выглядишь героем, поджигающим покрышки, другое дело — это конфликтовать с МВД.

Кроме того, руководство «Правого сектора» входит в руководство СБУ [Служба безопасности Украины]. То есть Дмитрий Ярош, как я понимаю, является одним из руководителей современного местного ФСБ Украины. У меня вопрос: конфликт с «Правым сектором» — это конфликт МВД и СБУ? Если да, тогда это серьезный системный конфликт. Но я что-то не очень верю, что зайдет так далеко.

Устранение Саши Белого, как неуправляемого радикала и человека эмоционально неуравновешенного, было в интересах слишком многих заинтересантов в Украине. Для «Правого сектора» — это возникновение своего Хорста Весселя [активист партии НСДАП, убитый в 1930 году, чей образ активно использовался в нацистской Германии для пропаганды], героя борьбы, павшего в борьбе с «плутократией». Для власти — это устранение провокативной персоны, которая использовалась всеми врагами современной украинской власти для ее дискредитации. Сашко Білий — это один из главных персонажей антитурчиновской пропагандистской кампании.

Единственно — это минус для России, поскольку в отсутствии Сашко Білого будет трудно искать доказательства остальных бесчинств бандеровцев в западной Украине. Сашко Білий был слишком очевидной фигурой. Хотя, честно говоря, примеров достаточно много, просто дали бы покопаться. Похищения людей неизвестными в масках, аресты пророссийских активистов по разным регионам Украины, — всё это есть. Но [российская сторона] не утруждает себя более детальным изучением ситуации.

- Украина снизила энергетическое обеспечение Крыма на 50%, причем вскоре планируется вернуть прежний уровень энергопоставок. Почему Украинские власти не перерезали поставки электричества полностью, ведь Крым теперь уже территория России?

- Я не знаю, почему они не перерезали электричество. Могу только догадываться. Возможно, что из гуманитарных соображений. Неужели они обрекут на тяжелое существование порядка двух миллионов человек?

Межгосударственные отношения должны регулироваться специальными соглашениями, чего, конечно, не будет в ближайшее время. Возможно, будут какие-то неформальные договоренности. Но официальных межгосударственных отношений между украинской и российской властями не предвидится в ближайшее время.

- То есть, вы не думаете, что сохранения частичного обеспечения полуострова было сделано для формирования площадки ради дальнейшего диалога между Украиной и Россией?

- Лучше обратиться в Минэнерго Украины с этим вопросом. Думаю, гуманитарные соображения играют здесь какую-то роль. Все-таки полностью отключить электроэнергию — это, допустим, обречь на смерть младенцев в роддомах. Вы представляете себе [ситуацию], когда в роддомах нет электроэнергии? Не работают барокамеры? Людоедом тоже никому прослыть не хочется.

Очевидно, напряжение упало до того уровня, чтобы не снабжались военные объекты, которых в Крыму немало. Дальше уже правительство Крыма должно перераспределять внутренние энергетические потоки. Но это моя догадка.

- В Севастополе расформированы отряды самообороны. Зачем это сделано?

- На территории Российской Федерации официально никаких отрядов самообороны нет. Все подразделения, которые облечены какой-то властью, являются либо казачьими подразделениями, как на Кубани в подчинении и на финансировании губернатора Ткачева, либо входят в систему МВД, как это происходит в Чеченской республике.

Если Крым — это Российская Федерация, то какие отряды самообороны? Есть полиция, армия, казачьи войска

- Как вы думаете, какого продолжения следует ожидать от Запада в истории с санкциями?

- Ангела Меркель сказала, что если Россия пойдет дальше, то санкции будут ужесточены. Дальше — это значит «если российские войска начнут входить на территорию юго-восточной Украины». Не думаю, что они будут туда входить. Я могу адресоваться к словам президента России, который сказал, что дальше мы не пойдем, нам от Украины ничего не надо, мы не хотим ее раздела.

Думаю, что санкции Евросоюза покажут некую политическую оппозицию. В морском деле это называется «демонстрация флага» — мы за демократию, за мир, мы осуждаем. Но никаких серьезных санкций Евросоюз применять не будет, потому что для него Украина в её нынешнем состоянии — проблема даже большая, чем для России. На самом деле Евросоюз перекладывает на плечи России меры по взаимодействию с Украиной и обеспечению всех энергетических потоков с востока на запад, от которых так зависит Европейский союз и в которых в достаточной мере нуждается Российская Федерация.

Санкции носят скорее необходимость сохранения лица со стороны Европейского союза. Некоторые страны по линии газового потока к санкциям не присоединились, например Болгария. Они морально осудили [позицию России], не признали Крым, но санкции не поддержали, потому что это не в их интересах.

Евросоюз не будет ужесточать санкции, а вот США — тут могут быть разные варианты, могут и ужесточить. Американцы стратегически заинтересованы в дестабилизации Украины. Это так называемая слабая точка Европы. Дестабилизация может на следующем этапе привести к югославскому сценарию и созданию на территории Украины под флагом KFOR американских военных баз. Конечно, если дестабилизация будет серьёзной и длительной, с большими человеческими потерями, этническими чистками и так далее. Всё это возможно при этнической мотивации стабилизации сторон, создании конфликтной ситуации.

Поэтому мне представляется, что радикальные националисты — это просто управляемый ресурс в украинской ситуации. По крайней мере, многие из них ориентируется на своих американских партнеров.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»