00:30, 09 Февраля 2012 Версия для печати

Алексей Пиманов: Я давно не играю в политические игры

Алексей Пиманов известен по «Человеку и закону», хотя круг его деятельности гораздо шире. Он, например, автор идеи многосерийного фильма «Жуков», идущего на «Первом канале» и получающего разные отзывы – такие же противоречивые, как и мнения о маршале-герое. Спорные моменты истории минувшей и настоящей мы обсудили с кинопродюсером, телеведущим, сенатором и… футболистом.

Отпускать вожжи надо постепенно

– На презентации сериала перед журналистами вы сказали, что Жуков был человеком, которого любили все. Неосведомленность удивляет.

– Я имел в виду, что его любили все в нашей съемочной группе. Не верю в кино, снятое людьми, не любящими ни тех героев, ни то время, о которых они рассказывают. Поэтому мы по-своему любили всех, кто у нас был. Почему мы считали и считаем, что были готовы к фильму о Жукове? Мы к нему долго шли. Изучили массу материала, прежде чем понять, какой у него был характер на самом деле, как он все-таки выигрывал сражения и смог удержать Ленинград, переломить ситуацию в Москве, почему позже был в опале…

Жуков – такая глыба, такого масштаба человек, что его не могут любить все. Не думаю, что либеральным политикам он нравится. Хотя чего уж нам со своей историей-то считаться? На мой взгляд, образ Жукова – одна из опорных точек самосознания. Не зря народ так его поднял, сделав Ильей Муромцем XX века. Было много замечательных маршалов, генералов, но именно с ним люди связывали победы. Потом, после войны, власти его, извините за современный сленг, опустили. Но как бы Жукова ни били, а в 60-е, например, в прессе вообще старались не упоминать, люди о нем все равно говорили и продолжали уважать. Мы обожаем его, он – наш герой. И не вижу причин это скрывать.

– А может, не нужно так открыто показывать пристрастия? А то Жуков у вас герой, Сталина вы не любите, а Хрущев вообще заурядный человечишка…

– Видите ли, у меня есть свой диапазон знаний, свое образование. И так сложилось, что я уже 20 лет занимаюсь документальными фильмами, связанными с историей. Одно дело – мое знание нюансов нашей истории в 1992 году, когда все только начиналось, и другое – мои знания в 2005-м, когда прошло уже много лет, когда я поработал с архивами, встречался со многими свидетелями событий… Тогда выстраивается полифоническая картина. На большом количестве материала делаешь уже свои выводы. У тебя нет этих клише: Сталин с трубкой, Хрущев лысый и толстый… По Хрущеву – да. Я считаю, это была беда страны. Хотя при нем и выпустили репрессированных. Но это на самом деле не заслуга одного Хрущева – такова была общая тенденция. И Берия бы сделал то же самое, если бы взял власть. Известно, что он первый заговорил о реабилитации. То, почему Хрущев сделал все именно так – другой вопрос. Я считаю, отпускать вожжи надо было постепенно.

В 1999-м России не было

– Вы можете с такой же смелостью рассуждать о политиках нынешних?

– Конечно! А что надо сказать? Почему я поддерживаю Путина?

–… и «Единую Россию».

– Нет, не «Единую Россию». Я считаю, что в партии много людей достойных, которые хотят что-то сделать, но надо понимать, что рейтинг ЕР всегда был рейтингом Путина. И если выходить на прошедшие выборы, я четко понимал, что такой результат и будет. И нет в нем ничего страшного.

Еще раз говорю: Путин во главе списка – одно, Медведев – совершенно другое.

То, что касается последних событий (как я понимаю, вы меня к Болотной площади ведете), все очень просто и идет от недостатка образования и информации. Выходить на улицу и митинговать, если делать все в цивилизованных рамках, – замечательно. Власть услышит? Еще лучше! Есть только одна проблема, самая главная. Я очень хорошо понимаю, что собой представляла Россия 1999 года. Офисный планктон, который вырос при Путине, сегодня приходит устраиваться на работу и сразу просит 5 тысяч долларов, даже не понимает, что существует другая реальность. Что можно годами зарплату не получать. Причем целыми городами.

Плюс к этому одуревшие в конце 90-х от власти губернаторы, многие из которых на местах со своими семьями и криминальными структурами забрали под себя всё. То есть они переизбирались бы бесконечно, и Россия очень быстро бы расползлась. Нельзя забывать о том, что, когда в Дагестан пошли Басаев и остальные, мы ничего не могли сделать даже на первом этапе. Если бы не воля ВВП, достойного сопротивления бы не было. Он не зря недавно привел фразу Хаттаба того времени: «Россия никогда не была слаба так, как сейчас». Нас добить было очень просто. Нас в 1999 году и добили. Не было тогда России, давайте говорить откровенно. Что это была за страна, у которой президент писает на шасси самолета? Забыли это позорище? Это у Путина такая благородная установка: в сторону предшественников не кивать. А я могу сказать. Мне было стыдно.

Переименуем Кремль в Кремльшевель?

– Путин тоже не святой.

– А я и не утверждал такого. В его политике куча недостатков, но я сейчас говорю о другом – о некоем векторе движения. В 1999 году в России было около 11 млрд долларов золотого запаса. Сейчас у нас примерно 700 млрд, еще 300, как я понимаю, вкачано в экономику. То есть всего заработан и, что важно, оставлен в стране триллион. Отошли, в хорошем смысле слова отстроили страну. Ошибаясь, падая, команды-то настоящей в начале не было…

Да и откуда ей сразу было взяться? Молодой, честной, сильной и красивой?! Была великая фраза Александра I. В 1819 году к нему пришли трое будущих декабристов и сказали: вы такой царь прогрессивный, великий, а мы хотим, чтобы не было крепостного права, мы написали конституцию. Царь почитал и вытащил из ящика стола такую же конституцию, написанную Сперанским еще до войны 1812 года. Те прочитали Сперанского и спросили: «Ну и что тогда?» Царь ответил, что реформы «взять некем».

Очень легко взорвать страну, а потом десятилетиями будешь собирать. Выходите на улицу, общайтесь, ругайтесь, но дайте человеку довести до ума то, что он начал. Мало сказать, что Путин кому-то не нравится. Надо задать следующий вопрос: а кто вместо него? Ну кто? Немцов? Нарулил уже в 90-е…

– А Прохоров, к примеру, чем плох?

– Этот президент куршевельский? И Кремль переименуем в Кремльшевель? Или другая история Михаила Прохорова – приватизация «Норильского никеля»…

– Убеждаете, что нет другого выбора 4 марта, кроме вашего?

– Я никого не агитирую. Вам кажется так, другому – иначе. Мы каждый в своей группке живем. Я в своей, вы в своей, Рыжков в своей, Зюганов в своей. И каждой группе что-то кажется. Вопрос только один: есть у вас законная сила пойти и проголосовать против или за? Есть! Выиграет Путин выборы под веб-камерами? Насколько я знаю, установка именно на это – на реальный результат.

– Теперь понимаю, почему некоторые вас называют прокремлевским журналистом.

– Я искренне говорю то, что говорю. Слава Богу, в какой-то момент перешел грань, после которой могу не играть в какие-то игры. В 90-е переживал: «Вот, меня на таком-то радио полили. Надо же пойти ответить…» А сейчас думаю: «Зачем?» Ты внутри себя с собой согласен? Согласен. Ты обижаешь кого-то, воруешь, врешь? Нет. А чего тогда? Как и Жуков, не будешь для всех хорош.

У меня есть свое понимание. Кому-то не нравлюсь? Кто-то считает меня исполнителем заказов Кремля? Да плевать на врагов! Поверьте, никакой выгоды я от своей позиции не имею.

Пойти в политику уговорил Шойгу

– Пост сенатора, который вы занимаете уже год, – это не выгода?

– Вы разве не знаете, что никакой зарплаты в Совете Федерации я не получаю? Вернее, получаю, но сразу же перевожу ее в Туву. Строю детские площадки, помогаю больным… Принципиально считаю: как журналист, не должен от государства получать ни-че-го.

Я пошел в Совет Федерации как представитель журналистского сообщества и моей программы «Человек и закон». Мы и так сотням людей в передаче помогаем: пишем письма, обращаемся, контролируем. Хорошо, что у программы такой авторитет и нам отвечают. Но когда ты делаешь сюжет о невинно осужденном и еще параллельно как сенатор пишешь запрос в официальные органы, возможностей повлиять на ситуацию больше. Только это и подвигло меня согласиться. Плюс к этому Тува – замечательный регион…

– Но у вас с ней ничего не связано.

– Тем не менее проблемы Тувы я, как мне кажется, знаю хорошо, постоянно нахожусь на связи с местной властью. Задача сенатора здесь – пробивать все программы, которые затеваются в регионе. Чтобы тебя в министерстве приняли и т.д. Для этого нужен авторитет. Мне кажется, он у меня есть. Не собираюсь отчитываться, но за год мы достаточно много сделали: запустили строительство железной дороги, к примеру, еще несколько ключевых для региона программ, да просто помогли многим людям… При этом я не считаю, что занял эту должность надолго.

– Кстати, как вы ее заняли?

– Я очень тесно общаюсь с Шойгу, а Тува – его родина. Он мне много об этом регионе рассказывал. И когда там сложилась сложная ситуация, нужен был сенатор, который бы помог решить внутренние вопросы, Шойгу обратился ко мне.

– Нарусова не справлялась?

– Не хочу в это лезть. У нее своя история…

– Вы, как Путин? Про предшественников ничего плохого?

– Так и есть… Поймите, мне самому интересно. Хоть я на связи с регионом, все равно остаюсь московским товарищем. Здесь одна история, а когда приезжаешь в Туву, понимаешь, что попадаешь в другой мир. Это очень важно – стоять ногами на земле.

– Как-то не верится в ваше бескорыстие. Может, свечной заводик собираетесь в Туве построить?

– Я никогда не полезу через политику ни в какой бизнес. У меня есть любимые занятия – телевидение и кино. Мне хватает.

Доказать – самое сложное

– А кино для вас – бизнес или отдых от ТВ?

– Скорее давняя любовь. Меня все знают по «Человеку и закону», и еженедельное появление в эфире действительно перешибает всё. Но с первых своих шагов на телевидении я занимался режиссурой. Делал клипы, программы, документальное кино, шоу. Тем не менее эту сторону моей жизни знают намного меньше. Я шел к кино 10 лет и пришел, когда стало возможно снимать не халтуру, а большие проекты типа «Жукова». Кино – даже не отдушина, а такая же часть моей жизни, как и «Человек и закон». С «Человеком и законом» я уже заложник ситуации (смеется). Наверное, буду еще много лет эту программу вести. Если почувствую, что всем надоел, конечно, уйду. Мне есть куда уйти. Буду снимать, продюсировать кино. Например, следующий проект, который запускаем после «Жукова», – про знаменитую дрессировщицу Маргариту Назарову.

– Развернулись вы, я смотрю.

– У нас большая кинокомпания. Но деньгами не занимаюсь. Поскольку я член Совета Федерации, то тут только творческий руководитель. Если честно, мечта сумасшедшего – заниматься именно этим.

– А как же еще одно ваше увлечение – футбол?

– До сих пор играю три раза в неделю, для меня это как религия.

– Значит, кальянный скандал (2 года назад Пиманов сделал сюжет о нарушении футболистами сборной спортивного режима. – Авт.) задел вас лично?

– Не просто задел, а взбесил. Мне как в душу наплевали. Что, нельзя было «порежимить» 6 дней? Что случится-то? Подготовьтесь, порвите соперника и гуляйте дальше, сколько хотите. Накануне матча сидеть в ресторане… Я бывший профессиональный спортсмен и знаю, что это такое.

– Слышала, вы намерены продолжить тему и доказать договорную основу некоторых матчей.

– Это болезненная тема, очень сложная. Как раз там нельзя сказать, не доказав. А доказать договорной матч очень сложно. И если правоохранительные органы не могут это сделать, то небольшой коллектив программы «Человек и закон» опять должен подменить и их, и РФС. У нас есть на крючке две игры. Но пока мы не будем их светить – просто рано.

Доказать – в моей профессии самое сложное. Я обладаю огромной информацией. Иногда приходят из издательств: «Напишите, что вы знаете про 90-е годы, про 20 лет в журналистике». Если я напишу все, что знаю, мы судиться будем с первой страницы до последней: опять-таки придется доказывать. Взрыв будет невероятный. Причем я уверен, что все описанное мною – правда.

Звонок другу

Вячеслав Фетисов: Проигрывать он не любит

– Много лет знаю Алексея, мы с ним дружим семьями. Люблю его, как брата. У нас общие ценности в жизни. Может, потому, что воспитывались одинаково. Алексей с детства играет в футбол и хоккей – виды спорта, которые формируют характер, приучают действовать в общих интересах (сначала команды, потом страны). На этой основе потом и формируется гражданская позиция, отношение к друзьям. Он настоящий друг. Я знаю, что в любую минуту Алексей готов быть рядом. Так же и он может рассчитывать на меня.

Мы часто встречаемся. Играем в футбол, хоккей, обсуждаем ситуацию в стране. Мы сейчас оба сенаторы, так что сидим «за одной партой». Жизнь привязывает нас друг к другу, и я все больше ценю общение с ним. Алексей – человек мудрый, порядочный и профессиональный. А на спортивной площадке – бескомпромиссный. Если играешь с ним в одной команде, знаешь: с тобой надежный партнер. А вот если против – надо держать ухо востро. Проигрывать он не любит.

От редакции. Алексей Пиманов просил не поздравлять его с днем рождения. Но нам показалось, что эту просьбу мы можем позволить себе не услышать.

С днем рождения, коллега!

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

20:05, 09 Декабря 2016
Популярный певец Николай Басков признался Sobesednik.ru, что с Анастасией Волочковой их связывает не только дружба
»
17:30, 09 Декабря 2016
Глава наблюдательного совета РУСАДА Елена Исинбаева рассказала Sobesednik.ru о переговорах с ВАДА
»
17:25, 09 Декабря 2016
Правда ли жилье для молодых семей по госпрограмме дороже рыночного, разбирался Sobesednik.ru
»