00:00, 08 Февраля 2011 Версия для печати

Анастасия Волочкова: Мне уже ничего не страшно

Балерина Анастасия Волочкова на прошлой неделе опять вызвала скандал – вышла из партии «Единая Россия», в которой состояла с 2003 года. О своем уходе она сначала написала в интернет-блоге, а через день в эфире радио «Свобода» покрыла партию власти крепким словом. Мы попросили ее объяснить нашим читателям, что стало поводом для столь бурной реакции.

Раньше идеи ЕРбыли светлыми

– Так почему вы все-таки решили выйти из партии?

– Апофеозом стало интервью порталу «Единая Россия», чей журналист довел меня до белого каления и слёз. Но над самим решением я задумывалась последние недели две. События накапливались как снежный ком. Изначально я искренне относилась ко всему тому, что делала в партии. Я вступила в нее в 2003 году, когда движение только начиналось. Можно сказать, что я там старожил. Тогда идеи этой партии действительно были светлыми – много было связано с детьми, детским творчеством, с материнством… Казалось, что мне по дороге с этими людьми. Но партия вспоминала обо мне, только когда нужно было где-то на баннере сфотографироваться, подарить кому-то книжки, встретиться с молодежью от «Единой России».

– Вам потребовалось целых 8 лет, чтобы это понять?

– Разочарование было и раньше. Но мне долгое время казалось, что я, как активный человек, буду полезна партии.

– И когда вы догадались, что вам не по пути?

– В течение последних шести месяцев. Вступая в партию, я уже была личностью и вела активную деятельность. У меня был свой «проект Анастасии Волочковой», мы вместе с мамой организовывали концерты, зрителями которых становились только дети. Мне казалось, что таким образом я смогла бы поднять престиж творческих профессий. Но я и сейчас могу все это делать, а участие в политике откликается мне только негативными событиями в жизни.

Ходорковского искренне жаль

– Какими?

– Например, представители «Единой России» уговорили меня подписать письмо против Ходорковского, не говоря, что это письмо против него.

– А вы что, не читали, что подписывали?!

– Они позиционировали письмо так, будто оно против людей, которые украли у народа деньги и должны понести ответственность. Я его читала, но там не было фамилии Ходорковский. Как она там потом появилась, не знаю! Сразу же на меня ополчилось полстраны: мол, как я могла выступить против Ходорковского! Но я выступала не за и не против, я даже была не в курсе его конфликта с властями. У меня были свои проблемы – я ушла от человека, которого очень любила, но который не смог свое самолюбие никуда деть и устроил мне жесточайшее противодействие. Началось увольнение из театра, судебные процессы, угроза моей жизни, появились уголовные дела на близких людей… Мне ли было заниматься тем, что происходило в жизни у Ходорковского! Но с общечеловеческой позиции мне его, конечно, искренне жаль. Кроме Ходорковского, еще неприятным было участие в выборах в Сочи.

– Чем же?

– Чем оно мне аукнулось! Теперь я не могу приехать в Краснодар и станцевать для зрителя, который меня любит и ждет. Потому что на меня очень сильно обиделся губернатор Краснодарского края Александр Ткачев за то, что тогда выставила свою кандидатуру на пост мэра Сочи. Сейчас я там персона нон грата. Именно тогда впервые в жизни я обратилась к моим однопартийцам с просьбой помочь урегулировать конфликт и призвать господина Ткачева к благора­зумию. Многие в партии были в ужасе от этой несправедливости. Сказали, что вмешаются. Комитет по культуре Госдумы реально звонил в министерство культуры Краснодарского края. Но это не возымело никакого действия. А в середине мая отменили мой благотворительный концерт в Сочи. Хотя он никак не был связан с выборами, потому что дата была зарезервирована заранее. Оказалось, что на этот день была назначена инаугурация Пахомова, выигравшего те самые выборы. Мои афиши, которые, к слову, были повешены на мои же деньги, содрали. Если бы я тогда честно ответила журналистам на вопрос, какова причина отмены концерта, это был бы резонанс на весь мир.

– Почему же не сказали?

– Подумала, что нужно быть тактичной, это же вроде как мои однопартийцы – Ткачев и Пахомов. Не хотела поднимать шум, поэтому тогда не сдала их. А потом решила рассказать обо всем в блоге и объяснить жителям Краснодара, почему я к ним не приезжаю.

Обнаженное тело – не по-партийному

– В блоге вы еще выкладываете довольно откровенные свои фотографии…

– Эти фотографии не имели отношения к партии, я же не на сайте «Единой России» их разместила! Это был вызов папарацци. В первый день мальдивского отдыха моя мама вытащила из кустов русского мужика с фотоаппаратом. Представляете, сколько бы их было к концу отдыха? Но я не ожидала, что будет такой бум – в телепрограмме, в которой я участвовала, одна партийная женщина начала мне такое высказывать…

– Кто?

– Это была представитель не «Единой России» – Елена Драпеко. Но представители нашей партии ее поддержали. Драпеко говорила: «Как вы можете?! Как, член партии, обнажаете свое тело!» Я ответила, что, когда я приходила в Госдуму в комитет по культуре со своим проектом по созданию сети школ творческого воспитания Анастасии Волочковой в регионах Российской Федерации, он никому из партийных лидеров был не нужен. А вот когда я обнажила свою грудь, так сразу все вспомнили, что я – член «Единой России». Тогда я подумала: «Можно я выйду и не буду омрачать вашу партию своим присутствием?»

– Не хотите перейти в другую партию?

– Не хочу. Это не истерика и не обида, что мне кто-то что-то недодал, ведь я ничего у партии не просила. Буду продолжать свою деятельность без причастности к тому или иному политическому движению. Хочу остаться самой собой, вне политики.

Не знаю, как пишется заявление

– Тогда зачем вы по радио сказали, что опасны для власти?

– Я неопасна. Я просто неудобный человек для политики, потому что я – человек правды, и мне хочется оставаться свободной и независимой. Не хочу, чтобы моя частная жизнь зависела от партии или бросала, как им кажется, какую-то тень на них. Кстати, меня кто-то недавно спросил, не боюсь ли я преследований со стороны партии.

– И что вы ответили?

– Мне уже ничего не страшно. И я хочу верить, что мне не за что мстить. За что? За то, что я честно, верой и правдой служила им? Что я просто решила остаться в стороне, чтобы ни у кого не быть костью в горле? Партии не будут сами себе ставить палки в колеса, устраивая какие-то противодействия мне – зачем им это? Чтобы напугать потенциальных избирателей? Мол, мы банда и в случае выхода люди становятся врагами системы? Хотя, возможно, свое слово я в политике еще скажу…

– Но ведь официальное заявление на выход из партии вы еще не написали.

– Пока нет. Для меня всегда важнее была не форма, а содержание. Я даже не знаю, как это заявление правильно пишется. Но вместе с тем я не против правительства, не против самой власти или партии. Но я не хочу принимать вердикты, которые превращают людей в массу и толпу.

– Кто превращает? Знаете имена?

– Это я в общем говорю. Ведь в различных организациях и структурах люди часто любят делать так, чтобы вокруг было как можно больше серых и одинаковых людей. Даже в истории развития страны видно, что все сильные личности в итоге оказываются на Западе. Потому что в своей стране не находят себе применения. Поэтому у нас так мало побед – не только в балете. Во всем.



Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»