00:00, 01 Декабря 2009 Версия для печати

Ульяновские «фейерверки»

На прошлой неделе в Ульяновске опять рвались снаряды. 8 военнослужащих погибли. Корр «Собеседника» срочно выехала на место происшествия.

В день моего приезда в центре города торжественно, с заплывами моржей и полетами пилотов-асов открывали новый мост. Мероприятие несколько омрачал тот факт, что мост уже побывал в эксплуатации. Это случилось как раз 13 ноября, когда снаряды в Заволжском районе Ульяновска рвались в первый раз. Те, кому довелось обновить мост из-за ЧП, этот момент вряд ли скоро забудут.

– Я сидел в кафе на Верхней Террасе, как вдруг что-то громыхнуло, мой столик заходил ходуном, – вспоминает Павел Тарасов, местный предприниматель. – Было около половины четвертого. Я выскочил из кафе, сел в машину и погнал за Волгу в центр. На мосту, естественно, встрял. Взрывы раздавались один за другим. Машину ощутимо потряхивало. Я несколько раз прощался с жизнью.

Старый мост из-за «артобстрела» перекрыли. Так что власти вынуждены были досрочно запустить новую магистраль. В городе теперь мрачно шутят, что новую переправу открыли без первых лиц, но тоже с фейерверком.

Жители военного городка, расположенного близ железнодорожной станции Верхняя Терраса, который оказался в центре ЧП, шутке про мост не улыбаются. 

 – Мы ко взрывам привыкли, – рассказывает офицер-подводник в отставке Виктор Северинов. – У нас здесь идет разделка боезапасов ВМФ. Крупные снаряды, артвооружение. Так что после первого взрыва я подумал, что опять что-то в цеху рвануло. Но хлопки продолжались, в домах погас свет, пропала сотовая связь, а при этом ничего не объявили. Уже не осталось сомнений, что произошло нечто страшное.

Виктор Юрьевич вышел на улицу, когда на смену хлопкам пришли сильные взрывы. Раздался звон вылетающих стекол.

– Ударная волна была такой, что наш дом качнуло, – вспоминает Северинов. – Он двинулся прямо на меня, я даже подумал, что мне показалось. Но уже потом увидел, что вдоль всего дома по стене пошла трещина, у меня в квартире появилась еще одна – на потолке, у всех соседей оказались всевозможные разрушения.

Эвакуировались как умели.

В городке вспоминают, что уже через 15 минут прибыла милиция. Милиционеры действительно помогли людям выбраться из горящего арсенала, но, по рассказам ульяновцев, нормальной организованной эвакуации не было. Не объявили даже тревогу, хотя предназначенная для этого сирена в другие дни регулярно воет в 5 утра для проверки работоспособности. Люди сами, бросив все, разбегались – кто к родным, в безопасные районы города, кто по гостиницам. Оперативнее и организованнее всех действовал цыганский табор, несколько лет назад захвативший пустырь на Верхней Террасе в нескольких минутах ходьбы от военного городка. Те моментально собрали свои пожитки и строем двинулись прочь.

– А мы за бугром поначалу спрятались, – Сергей Николаевич с улицы Академика Павлова, 68 указывает в сторону железнодорожной насыпи. – Тут как рвануло, как стекла и кирпичи посыпались, мы решили, что война началась. Потом уж я к сестре перебрался.
– Взрывная волна пошла прямо на нас, – вспоминает Ирина Землянова с улицы Гоголя, 26. – Все бросились из домов, а я, наоборот, побежала к себе. Сейчас не пойму, зачем я это сделала. Вдруг бы наш дом рухнул.

Мичман Панков уже спасал арсенал.

13 ноября погибли при тушении пожара 2 человека. Весь военный городок переживает, как собственную трагедию, гибель мичмана Владислава Панкова. Здесь его называли просто Владиком.

– Я, когда начались взрывы, побежала к части, – рассказывает Галина Барабаш, соседка Владислава. – Туда никого не пускали. Мне сказали только, что погибли моряк и мичман. Как только я услышала «мичман», сразу поняла – это Владик. Он у нас в пожарной части служил и в тот день был на дежурстве. Но даже если бы не был, я знаю, он все равно туда пошел бы. Такой он был человек.

Еще в городке поговаривают, что Панков оказался в зоне бедствия первым, и на то была своя причина: ему уже приходилось тушить подобные пожары.

У Владислава остались жена Татьяна и двое детей – пятиклассница Аня и восьмиклассник Никита. Мальчика мы встретили возле дома. Галина Васильевна отметила, что после гибели отца Никита сильно похудел. Его мама очень тяжело переживает трагедию. Все это время чувствовала себя плохо и почти не выходила из дома, а на днях и вовсе слегла с высокой температурой.

«Потемкинская деревня»

Самое интересное, что на следующий день после «фейерверка» пострадавший район наводнили бригады кровельщиков и стекольщиков. Город обретал мирный облик прямо на глазах. Сейчас о случившемся напоминают лишь некоторые заклеенные крест-накрест окна и разрушенные балконы. Их решено восстанавливать потом. Правда, когда – пока неизвестно. Ульяновцев такая оперативность вогнала в некоторую эйфорию.

А в военном городке смотрят на это более скептично. Там подозревают, что свежей краской на стенах десятилетиями не ремонтируемых домов они обязаны прошедшему в Ульяновске заседанию Госсовета и присутствовавшему на нем президенту Медведеву. Невзирая на снегопад, в городке спешно красили столбики вдоль дороги, вставляли выбитые оконные рамы, вкручивали лампочки. Теперь они светят даже днем.

– У нас тут их никогда в жизни не было, – поделилась супруга Виктора Северинова Галина Васильевна. – Вон и водосточные трубы новенькие приладили – их тоже не было.
Маляры, говорят, изматерились, крася неоштукатуренные стены домов «по живому кирпичу» – лишь бы замазать выбоины от снарядов. Снаряды, кстати, во дворах находят до сих пор. Последний был обнаружен и увезен накануне моего приезда. И жители городка, и рабочие не сомневаются, что к весне весь этот лоск облезет.
– Ну а что мы можем сделать, нам приказали все замазать как можно быстрее, вот и выполняем, – вздохнул один из маляров.1000 тонн ждут своего часа

Официально причина ЧП, даже первого, до сих пор не названа. Были только версии. Про нарушение технологии разборки снарядов и про работницу арсенала, одетую «не по форме». Вместо хлопчатобумажной одежды на ней была синтетика, которая, мол, и дала искру, ставшую причиной пожара. В военном городке и то, и другое считают чушью. А обвинения в адрес работницы, Екатерины Кангиной, которая с тяжелыми ожогами лежит в Центральной горбольнице, и вовсе дичью.

– Вот сейчас Медведев кучу генералов поснимал, – говорит Виктор Северинов. – А те, кто служат в арсенале, между собой шепчутся – не тех снял. Министра обороны надо было в отставку отправлять. Но я лично считаю, что причина в преступной халатности командования арсенала и управления по вооружению ВМФ. Я здесь с 1991 года. Уже тогда существовало постановление Совмина о вывозе всех боеприпасов со складов, находящихся на территории муниципальных образований. И тогда практически все было вывезено.

Бывший начальник учетно-операционного отдела арсенала Юрий Елфимов уточнил мне, что такой приказ появился после ЧП на складах в Североморске в середине 80-х: 

– А потом здесь начали искать то ли работу, то ли кормушку. И если раньше у нас хранились хорошие, качественные боеприпасы, то потом стали свозить кое-как упакованный утиль, от которого можно ожидать всего чего угодно. И навезли этого барахла вдвое больше, чем было.

– Я и предположить не мог до ЧП, что арсенал настолько перегружен и что там такие нарушения правил безопасности, – признается Северинов. – И говорить, что во всем этом виновата женщина… Цеха были захламлены – 120 тонн боеприпасов рвануло! Да даже если на женщине не было положенного х/б халата, то только потому, что их работникам не выдавали. К тому же в цехах не топили, потому что командование арсенала экономило, и люди утеплялись сами, возможно, надевали что-то синтетическое. Как их в этом внутрь пропускали – не знаю. Но это прямая вина командования. А причину возгорания уже никто даже не ищет – цеха нет.

Что до второго взрыва, то здесь, по словам военных, роковую роль сыграла скорее неопытность контрактников, чем халатность.
– Солдаты уже закрывали борт машины, когда рвануло, – говорит Северинов. – Видимо, что-то сделали не так – ребята были неопытные, служили всего 3–4 месяца. А тут же спешка еще страшная была – боеприпасы провозили на утилизацию прямо под нашими окнами, хотя есть и другой выезд из городка, безопасный.
По словам наших собеседников, в ульяновский арсенал снаряды везли со всей России. Сейчас там остается еще как минимум 1000 тонн боеприпасов вышеописанного качества. И рвануть они могут в любой момент. Так что Заволжский район Ульяновска живет на пороховой бочке. Только знают об этом далеко не все.

Раньше так не увольняли

После недавнего ЧП в Ульяновске в отставку были отправлены 3 генерала и 4 полковника. По мнению военных аналитиков, прямого отношения к трагедии эти люди не имели. Увольняли, судя по всему, по формуле «невиновных наказать, непричастных наградить». Причины столь странной реакции руководства Минобороны анализирует президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов.

– Уволили тех, от кого и без этого хотели избавиться?
– Во всяком случае, выглядит именно так. Или решили быстренько отреагировать на окрик президента, но толком не разобрались, кто за что отвечает – сегодня в Минобороны найти человека, который бы что-то понимал, можно только с человеко­искателем. А всеми кадрами рулит некто Панков, который ни одного дня в ВС не служил. Например, были отправлены в отставку начальники инженерных войск – Минобороны и округа. Каким образом они связаны со складами? У них свой круг обязанностей. Та же история с замом командующего военным округом по вооружению. Ему такие склады вообще не подчиняются. Зато из ВМФ (им приписаны эти склады) не был уволен никто.
– Разве в советское время склады не взрывались?
– Взрывались. От удара молнии, от окурка… Но никогда никого не увольняли до выводов комиссии.


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»
21:03, 09 Декабря 2016
Известный знаток кулинарии Борис Бурда рассказал Sobesedik.ru о том, как выбирать, хранить и есть апельсины
»
20:05, 09 Декабря 2016
Популярный певец Николай Басков признался Sobesednik.ru, что с Анастасией Волочковой их связывает не только дружба
»