03:00, 01 Января 1970 Версия для печати

Крестьянский рай в Новых Лужках

Столичный глава не только сам хорошо обжился в прекрасных калужских местах, но и создал здесь маленький «филиал Москвы» – агрохолдинг «МосМедыньАгропром», который на 99,9% принадлежит правительству Москвы и производит для мегаполиса экологически чистые мясо, мед и молочные продукты.

Первые сооружения московского агрохолдинга – фермы-дворцы с круглыми стеклянными крышами – смотрелись на фоне обломков советского колхоза как инопланетные объекты. Потом народ попривык, местные жители перестали бежать в Москву. Незачем. Москва пришла к ним сама. С таунхаусами, детским садом с бассейном и даже с уменьшенной копией храма Христа Спасителя. Все московские блага и без столичных недостатков – толкотни, суеты и плохой экологии. Неудивительно, что в «калужскую Москву» потянулись работники из других регионов. Слухи про «крестьянский рай» распространяются быстрее, чем растет агрохолдинг. Из претендентов на работу очередь – в холдинге и так больше 1000 человек, а Медынь, как и Москва, не резиновая.

6 соток и 7 деревень


А началось все с обычной советской дачи, которая принадлежала обычному дачнику, научному сотруднику из Москвы Юрию Михайловичу Лужкову. Это сейчас «дача Лужкова» – местная достопримечательность, на которую безошибочно укажет каждый крестьянин.

– Эта дача появилась у Юрия Михайловича еще до того, как он стал мэром. Всегда любил сюда приезжать – сам за рулем, в кепочке. С народом общался, коньячком и до сих пор любит всех угощать, а сам при этом – ни-ни. Тут все знают, что на такие посиделки он зовет кого-нибудь из аккордеонистов, очень уж частушки любит, – рассказал мне водитель по дороге в самый глухой угол Медынского района. Но это он только с точки зрения географии глухой, а с точки зрения прогресса – самый передовой, отсюда, считай, и распространилась благодать на медынскую землю. «Дача Лужкова» – обычный аккуратный домик на краю деревни, из особенного – только разноцветные ульи по всему участку и атрибут избранности – вертолетная площадка напротив.

Как рассказывают местные жители, поначалу Лужков вел себя, как обычный москвич-дачник: разводил пчел, ходил на охоту, гонял чаи с медом на веранде. Местная легенда гласит, что однажды пошел Юрий Лужков с председателем колхоза Валерием Пучковым на охоту и на досуге они придумали взаимовыгодный проект: Москва берет хозяйство под свою опеку, вкладывает в него деньги, а получает продукты для городских нужд – в основном для школьного питания и больниц. Ударили по рукам, и, удобренное московскими деньгами, хозяйство пошло в рост как на дрожжах. В Медынском районе буренки задоились, кукуруза поперла к небу и даже из навоза сделали «конфетку» – его здесь перерабатывают в удобрения и биогаз. В этом году агрохолдингу исполняется 10 лет, у хозяйства в собственности 12.000 га земли в 7 деревнях, 7 ферм и животноводческих комплексов, оснащенных по последнему слову техники.
Поднять район из руин Москве стоило 6 млрд рублей инвестиций.

– Раньше была обычная безнадега. А сейчас все расцвело, – рассказывают местные жители. – Благодаря Юрию Михайловичу.
Получается, был колхоз «Путь Ильича», а стало образцовое хозяйство, которое впору называть «Заветы Михалыча». И хоть название подобрали более современное и нейтральное – ОАО «МосМедыньАгропром», но заветам и идеям московского мэра калужские крестьяне следуют очень прилежно.

– А идей у него – нескончаемый поток. Иной раз он звонит директору уже ночью: а я вот еще что придумал, может, попробовать? – рассказала главный ветврач района Людмила Редкозубова. Оказывается, мэр мегаполиса на досуге придумывает не небоскребы и мегамаркеты, а коровники, переработку навоза и способы выращивания кукурузы.

Островок везения


Москва стала главным инвестором, а Юрий Лужков – главным помещиком, который обзавелся личной пасекой, несколькими медоносными гектарами земли и вырыл пару прудов, куда привозит своих гостей порыбачить. Но если попасть на «общественную территорию» не составляет особых проблем, то личные лужковские владения закрыты от посторонних глаз определением «частная собственность». Но «Собеседник» смог побывать и там, куда не всех пускают.

Необычное начинается уже в центре Медыни, где напротив памятника Ленину установили памятник… нет, не Лужкову, а его главному увлечению – пчеле. Все знают, что московский мэр – пасечник, а о крылатых собирательницах меда может говорить часами. Для тех, кто не в теме, на памятнике есть пояснение: «Пчеле – символу трудолюбия, стремления к порядку, бережливости, взаимопонимания, смелости, бессмертия и возрождения посвящается». Ну, это как раньше ставили памятник героям. А чем пчела не герой? Вот медынцы и делают свою жизнь с нее – работают как пчелки.

Главные объекты «МосМедыньАгропрома» – фермы. Буренки лениво реагируют на вспышки моего фотоаппарата. Вниманием они уже избалованы. Только сегодня у них, кроме меня, еще две делегации гостей – из Москвы и из Сербии. Эти элитные коровки на своем веку уже перевидали министров больше, чем московский журналист. Бывший министр сельского хозяйства Гордеев их инспектировал, нынешняя глава Минсельхоза Елена Скрынник даже хлопала по шее, а мэр Лужков так вообще, говорят, и обнимет, и даже поцелует.

– Вы видите, у нас на фермах – стеклянные крыши. Это Юрий Михайлович придумал. Чтобы экономить электроэнергию и коровкам – настоящее солнце, – рассказывает ветврач Людмила Редкозубова.

Кормят коров экологически чистым сырьем, а лечат только гомеопатией, мэр – противник всякой химии. На шее у парнокопытных болтаются не обычные бечевки, а чипы с именем, весом и термометром, который фиксирует коровью температуру. У буренок регулярно берут кровь на анализ.

Молоко поступает на местный молокозавод «Школьное питание», который нашпигован техникой не хуже новейшего самолета-невидимки и также показывает высокие результаты (медали на выставках и похвала стариков: «Такой вкус молока я помню с детства»), но свои секреты не раскрывает, боясь воровства уникальных технологий.

Экскременты и эксперименты

Коровки не только показывают рекордные надои по области – 7 т молока в год с одной буренки против среднероссийских четырех, но и дают необходимый материал для исследований – навоз, с которым здесь с подачи мэра не устают экспериментировать. Заводики «Биогумус» и «Биогаз» находятся в паре километров от фермы и остались единственным местом, куда не пускают посторонних: а ну как чужие прознают, как делать деньги из г…? Говорят, у мэра даже есть несколько патентов в этой сложной области. Наука не пахнет. Удобрения, по отзывам, получаются неплохие, хотя сам мэр считает, что идеальную формулу он еще не придумал. Второе предприятие специализируется на получении энергии и газа при переработке навоза. Местные говорят, что на этом поприще успехи пока жидковаты, но мэр не сдается.

В Медынском районе ждут схода снега. Тогда начнется новый эксперимент по-лужковски. Мэр мечтает засеять поля кукурузой. А чтобы она вызревала в достаточно прохладном климате – на то под кепкой всегда роится масса идей. Сейчас кукурузные зерна высаживают в питательной оболочке из удобрений, и благодарная кукуруза, говорят, вырастает такой, что позавидовал бы даже знатный кукурузовод Никита Хрущев! Умники делают вид, что в это начинание не верят, а по ночам набивают мешки початками, чем срывают ход важного эксперимента. В этом году поля придется охранять.

В гостях у мэра

В Медыни есть работа, которую получить очень сложно – устроиться в личные угодья московского мэра. 30-летнему Саше Сухову повезло. У него с мэром Москвы общая страсть: пчелы. Мэр сам сделал предложение фанатику пчеловодства из Саратовской области Александру Сухову возглавить личную пасеку. Работа интересная, и оклад достойный – 30 тысяч рублей, подумал Сухов и легко согласился на переезд.

– Юрий Михайлович разводит среднерусскую пчелу, которая славится трудолюбием, но и злым нравом. Вначале она перекусала всех в округе. Юрий Михайлович поставил мне задачу – проводить селекцию с целью повышения миролюбивости пчелы.

Сухову удалось установить мир во всей пасеке – благо она не очень большая (200 пчелосемей), местные жители перестали жаловаться, а Лужков даже отвез первый урожай меда в один из детских домов. Себя и близкое окружение он обеспечивает самым полезным продуктом – сотовым медом и маточным молочком. Кроме того, Лужков – поклонник апитерапии (оздоровления с помощью укусов пчел), но, по рассказам Сухова, подвергает себя этой жесткой процедуре только в Москве.

У Саши есть личный мобильный мэра, но звонить ему он стесняется. Пару раз по экстренному случаю отправил эсэмэску:
«Перезвоните, когда будет возможность». Говорит, Лужков перезванивал сразу же. Переживает… Если в столице над полезным увлечением мэра кто и подтрунивает, то здесь относятся со всем уважением: на здании школы – эмблема пчелы, в программу внесли предмет «пчеловодство». В школьной столовой мед – обязательный компонент питания. Местный детский сад называется «Пчелка», а улицы тут – сплошь Цветочные и Медовые. Недавно Юрий Лужков прикупил к своему скромному дачному участку 2 га земли, которые засадил медоносными травами: теперь и пчелы сыты, и мэр доволен.

А из дикого ручейка на своем участке мэр соорудил три небольших пруда, территорию вокруг них благоустроил, а в воду запустил рыбу: карпа, форель и даже угря. Два пруда – себе, один – народу. В отличие от личного пчеловода Лужкова, личный рыбак мэра – бывший милиционер – несловоохотлив и на «лужковские пруды» меня не пустил.

– Сейчас туда пешком не доберешься – только на снегоходе. И делать там нечего – это частная собственность, я ее просто охраняю и прикармливаю рыбу, – сказал он мне по телефону…

По-братски

В одном из сел Медынского района проживает родной младший брат мэра – Сергей Михайлович Лужков. Бывший конструктор переехал сюда с женой, как только вышел на пенсию. Его небогатый с виду дом тоже знают все в округе. Звоню в дверь. На пороге появляется Сергей Михайлович – по семейной традиции в кепке. Лужковы к гостям привычные. Бывает, без преду-преждения огромные делегации появляются на пороге – если мэр соскучился по брату. А от него и свита не отстает.

– Как-то однажды я месил компост, слышу – машины подъезжают, заходит брат и руками зачерпывает из кучи. Ему помощники сзади кричат: «Юрий Михайлович, это же г…!» А как мэр их пристыдил слегка, смотрю – тоже давай руками зачерпывать да нахваливать.
Сергей Михайлович в каком-то смысле брату конкурент, потому что занимается своими собственными экспериментами на селе – год за годом отрабатывает собственную технологию создания удобрений. В прошлом году он, например, обошел своего высокопоставленного брата – его кукуруза поднялась аж на 3 метра в высоту. Фотка сверхурожая теперь сохранена в его телефоне. Братья видятся не очень часто, но друг о друге не забывают: Сергей своими руками сколотил в подарок мэру беседку, а Юрий строит для семьи брата новый бревенчатый дом – небольшой, но теплый. Старый – совсем холодный и для крепких зим, какая была в этом году, оказался непригоден.

Воз и ныне там

Медынский секрет благополучия прост – воля и энергия человека власти и 6 млрд инвестиций (для этих целей был создан блог о инвестициях). Результат – на фоне российских развалин выросла настоящая благополучная Швейцария с сытыми буренками, довольными крестьянами и экологически чистыми продуктами. Во все сельское хозяйство у нас сейчас, по отчетам, вкладывается тоже немало – до 200 млрд рублей, но щели в большинстве коровников не становятся меньше, а дороги – благоустроеннее. Почему? Просто, наверное, нет личной заинтересованности, звонков, приездов. Потому что в большинстве случаев к ситуации на селе относятся как к проекту, а не как к личному делу. Потому что смотрят по-чиновничьи, а не по-родному и не по-соседски. Просто к денежному дождю осталось добавить чуть-чуть души. Как в Медыни Калужской области.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

20:01, 28 Мая 2017
Sobesednik.ru узнал, кому достанется двухкомнатная квартира Владимира Зельдина стоимостью больше 10 миллионов рублей
»
17:03, 28 Мая 2017
Sobesednik.ru рекомендует всем любителям внутреннего туризма посетить город Городец в Нижегородской области
»
16:14, 28 Мая 2017
На 90-м году жизни умер Збигнев Бжезинский – дипломат и политолог, оказавший значительное влияние на внешнюю политику США
»